Доступность ссылки

«Это связано с политикой Кремля»: почему преследуют журналистку из Пскова


Светлана Прокопьева

Псковские следователи возбудили уголовное дело против журналистки Светланы Прокопьевой. 6 февраля у нее прошли обыски. Ее подозревают в преступлении, описываемом частью 2 статьи 205 Уголовного кодекса России ("Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, совершенные с использованием СМИ"). Поводом к возбуждению дела стала авторская передача Прокопьевой "Минутка просветления" в эфире радиостанции "Эхо Москвы в Пскове". События вызвали широкий резонанс: в защиту Прокопьевой высказываются политики, журналисты, правозащитники.

"Минутка просветления"

6 ноября 2018 года в эфире радиостанции "Эхо Москвы в Пскове" журналист высказала мнение о причинах теракта у здания ФСБ в Архангельске, случившегося неделей ранее. Тогда 17-летний местный житель Михаил Жлобицкий попытался пронести в помещение ФСБ взрывное устройство, которое сработало и убило его. Были ранены три сотрудника ФСБ.

Светлана Прокопьева предположила, что поступок молодого человека мог быть спровоцирован репрессивными действиями политического режима. Роскомнадзор увидел в тексте оправдание терроризма и подкрепил свое мнение экспертизой сотрудничающего с ним "Главного радиочастотного центра". Уголовное дело в отношении журналиста ведет Следственный комитет. "Эхо Москвы в Пскове" оштрафовано "за злоупотребление свободой слова".

В тексте активно используется тактика оправдания террористической деятельности

"Минутку просветления" для слушателей радиостанции "Эхо Москвы в Пскове" Светлана Прокопьева ведет с 2016 года. В ней она, по собственному признанию, "высказывает свое мнение и проливает свет на то, что осталось в тени, но заслуживает внимания".​ Текст программы 6 ноября был согласован с руководством псковского "Эха", и в 13:00 автор зачитала его в эфире радиостанции. Она критиковала "жестокую правоохранительную систему, для которой главное – наказать преступника, а не защитить права" и сравнила Михаила Жлобицкого с народовольцами XIX века. Смысл параллели – в том, что в условиях репрессивного режима молодые люди, не видя иного выхода, выбирают отчаянные и сомнительные методы протеста.

Архангельск, 31 октября 2018. Полицейское оцепление у здания ФСБ, где произошел взрыв
Архангельск, 31 октября 2018. Полицейское оцепление у здания ФСБ, где произошел взрыв

В региональном Роскомнадзоре отреагировали мгновенно: вынесли предупреждение "Эху Москвы в Пскове" и порталу "ПЛН", который опубликовал расшифровку радиопередачи. А параллельно инициировали экспертизу в сотрудничающем с надзорными ведомствами ФГУП "Главный радиочастотный центр". Текст Светланы Прокопьевой поручили анализировать двум сотрудникам – Александру Сорговицкому, успевшему проработать там 5 лет, и Анастасии Гершликович с трудовым стажем в один год.

Нарушение закона молодые эксперты увидели в следующем отрывке: "Юный гражданин, который видел от власти только запреты и наказания, не мог и придумать другого способа коммуникации. Жестокость порождает жестокость. Безжалостное государство произвело на свет гражданина, который сделал смерть своим аргументом". В своем заключении Сорговицкий и Гершликович отметили: "В тексте активно используется тактика оправдания террористической деятельности в отношении представителей органов государственной власти" и "аргументируется позиция, что в сложившейся в обществе политической ситуации нет другого способа для привлечения внимания к существующим проблемам, кроме как совершать теракты".

"Одного теракта достаточно, чтобы стало страшно"

Светлана Прокопьева заключению экспертов удивилась и публично объяснила, что в передаче высказывала свое мнение о возможных причинах теракта, не пытаясь его оправдать:

– Целое поколение выросло в этих репрессивных условиях. Им уже всем по 18 лет. Одного такого теракта достаточно, чтобы стало страшно. А вдруг он будет не один? Это ужасно. Теракты – это всегда очень плохо. Плохо, что на них идут молодые, которым жить и жить. То ощущение беспомощности и безвыходности, которое могло сложиться у этого поколения, может превращаться не только в теракты. Оно превращается в пассивность, в желание уехать из страны, – говорит Светлана Прокопьева.

Она подчеркивает, что закон, в нарушении которого ее сейчас обвиняют, изначально задумывался как "безопасные и предсказуемые правила игры для общества, чтобы человек чувствовал себя уверенно и спокойно".

– В том своем тексте я говорила не столько про теракт, сколько про политическую систему в России. И про то, как организована нынче работа правоохранительных органов – на мой взгляд, исключительно репрессивно. Вся цель правоохранительной машины заключается в том, чтобы найти и наказать, а не обеспечить мир, порядок, добрососедство, на что, вообще-то, правоохранительные органы и должны быть ориентированы, – считает журналист.

Рассмотрение административных дел против портала ПЛН и радиостанции "Эхо Москвы в Пскове" началось 31 января в мировом суде Пскова. Эксперты Главного радиочастотного центра специально прибыли из Москвы и подтвердили свою позицию. В проведении независимой экспертизы суд защите отказал. Процесс в отношении "Эха Москвы в Пскове" должен был продолжиться 6-го, а в отношении ПЛН – 7 февраля.

В том своем тексте я говорила не столько про теракт, сколько про политическую систему в России

Но утром 6 февраля, когда вернувшаяся с московской презентации книги "Россия и Украина. Дни затмения" Светлана Прокопьева разбирала вещи, к ней в квартиру с обыском вломились сотрудники СОБРа в масках, бронежилетах и с оружием, оперативники из Центра "Э" и другие правоохранители. Они объявили журналисту, что в отношении нее возбуждено уголовное дело за публичное оправдание терроризма, и начали обыск. Адвоката в квартиру пустили не сразу. У приехавших на место журналистов переписывали паспортные данные и запрещали вести съемку. Регионального эксперта движения "Голос" Алексея Малова за попытку сделать фото и вовсе заблокировали в собственном автомобиле, отвезли в отделение и оформили штраф за нарушение порядка регистрации. Обыск длился более пяти часов. Изъяли всю технику, телефон, электронные носители и документы, включая загранпаспорт. "Это очень неприятное ощущение, когда в твоих вещах роется сотрудник Центра "Э" Дмитрий Байков. Я так и не смогла добиться объяснения, что он делает в моей квартире", – вспоминает Светлана Прокопьева.

Один из полицейских покидает дом Светланы Прокопьевой после обыска
Один из полицейских покидает дом Светланы Прокопьевой после обыска

Одновременно сотрудники силовых структур пришли на радиостанцию "Эхо Москвы в Пскове". Целью визита они назвали "осмотр места происшествия". Правоохранители изучили рабочую студию "Эха Москвы в Пскове", откуда Светлана Прокопьева выходила в эфир со своей программой, и изъяли ее файлы с компьютеров звукорежиссера. В это же время мировой суд вынес штраф "Эху Москвы в Пскове" "за злоупотребление свободой массовой информации".

Вечером 6 февраля Светлану Прокопьеву под конвоем СОБРа доставили в отделение Следственного комитета России по Псковской области на допрос. Тот силовики долго затягивали, а перед началом потребовали у журналиста и адвоката дать подписку о неразглашении. Обвинение в ходе допроса предъявлено не было, со Светланы взяли обязательство о явке и перенесли главную часть допроса на 7 февраля.

– Я уже говорила, что законы созданы для безопасности людей, но о какой безопасности может идти речь, когда не можешь написать текст, проверенный еще и юристами, и не быть уверенным, что тебя за это не посадят. За слова! О какой безопасности в обществе может идти речь? Они всю страну превращают в тюрьму, ограничивая нашу свободу слова, – говорит Светлана Прокопьева.

Они всю страну превращают в тюрьму, ограничивая нашу свободу слова

Почему силовики выбрали именно ее текст для очередной показательной акции, она не знает, но не сомневается в том, что это сигнал всем журналистам.

– Все это не про меня, а про свободу слова в России. Если у них сейчас все получится, если я получу уголовную статью, это будет означать, что нужно писать как бы для дураков – языком суконным, плоским, справочным, чтобы вообще никаких разногласий у экспертов не было. Это будет скучно, неинтересно, никого не зацепит, но зато безопасно. Вот такой язык журналистики они хотят видеть, – говорит Прокопьева.

7 февраля прокурор Псковской области Сергей Белов во время встречи с главными редакторами сообщил, что лично изучал текст Светланы:

– Когда я читал эту статью, у меня она тоже вызвала недоумение. В данном случае есть заключение экспертов, что в статье содержатся оправдание и призывы к оправданию терроризма. Мы изучали материалы и приняли решение, что есть основания для возбуждения уголовного дела. Утверждать обвинительное заключение все равно придется нам. Но я бы не хотел, чтобы по одному этому факту говорили, что у нас правоохранительные органы наступают на прессу. Я этого не вижу, – заявил прокурор Белов.

Вот что сказал в интервью Радио Свобода в связи с этим главный редактор газеты "Псковская губерния" Денис Камалягин:

– Наказание по этой бредовой статье достаточно серьёзное, поэтому наша задача – придавать делу максимальный общественный резонанс, показывать реакцию граждан, общественных организаций, власти.

Со Светланой мы знакомы более восьми лет, и это, безусловно, один из лучших журналистов не только Пскова, но и Северо-Запада. Прокопьева – из тех журналистов, кто считает нужным выражать свою позицию, и традиционно это активная гражданская позиция: не только в политике, но и в урбанистике, в сохранении культурного наследия.

Прокурору спасибо за традиционно откровенный комментарий: можно предлагать оспорить что угодно: очевидно, что это такой троллинг со стороны Белова. Если бы он считал нужным и возможным оспорить возбуждение уголовного дела, то мог бы сделать это сам, – говорит Денис Камалягин.

"Грубое нарушение свободы прессы"

В поддержку псковской журналистки Светланы Прокопьевой выступил ряд российских и международных правозащитных и общественных организаций. Так, международная неправительственная организация Reporters Without Borders ("Репортёры без границ") назвала обыск и допрос журналистки "необоснованным шоу с проявлением силы". Об этом заявил представитель организации Йохан Бир:

Мы считаем, что преследование Светланы Прокопьевой является грубым нарушением свободы прессы

– Мы считаем, что преследование Светланы Прокопьевой в Пскове является грубым нарушением свободы прессы. Это преследование не имеет никакого смысла. Мы призываем российские и местные власти отказаться от давления на журналистку, потому что в ее деятельности нет состава преступления. Она подозревается в поддержке терроризма – из-за комментария, где она только выражает свое мнение о произошедшем в Архангельске теракте. Она просто рассуждает о возможных причинах того, что произошло. Преследование Прокопьевой шокирует и напоминает о том, что происходит в Турции, например, когда закон о терроризме используется, чтобы заставить замолчать критиков власти. Если говорить в целом о ситуации в России, которая занимает 148-е место в рейтинге свободы прессы, то в целом эта проблема в России, конечно, связана с политикой Кремля. В последние годы репрессивный тренд только укрепляется, – говорит Йохан Бир.

​"Политическим террором" назвал дело Прокопьевой депутат Лев Шлосберг. "Заказчиком, организатором и исполнителем уголовного дела против Светланы Прокопьевой является российское государство. Целью этого заказа является покушение на свободу слова и свободу массовой информации в России, то есть основы конституционного строя. Российское государство стало террористом и ведет террор против граждан", – считает он.

Ситуацию с псковской журналисткой обещает взять под контроль президентский Совет по правам человека. В связи с делом Прокопьевой этот орган направит запросы в прокуратуру и Следственный комитет, сообщает "Интерфакс".

Российский независимый профсоюз журналистов возмущён действиями правоохранительных органов в отношении Светланы Прокопьевой. "Подозрения в оправдании терроризма абсурдны. Требуем прекратить преследование журналистки", – написали представители профсоюза в своём Telegram-канале. Организация собирает подписи в поддержку журналиста, рассказал один из основателей профсоюза Павел Никулин:

Это спокойный, сдержанный интеллектуальный текст, который заставляет думать

– Я текст Светланы Прокопьевой увидел и прочел только после того, как возбудили уголовное дело и прошел обыск, то есть у этой истории был обратный эффект. В этом тексте я не увидел ничего такого, что можно было бы назвать безответственным и аморальным оправданием терроризма. Это очень спокойный, сдержанный текст, очень интеллектуальный, на мой взгляд, который заставляет думать. У меня сразу появилось желание обсудить его с кем-то.

–​ Как вы расцениваете применение статьи "Оправдание терроризма" в отношении Светланы Прокопьевой?

Это послание всем журналистам: не пытайся найти причины

– Я думаю, что после взрыва в Архангельске силовики очень обрадовались, потому что они теперь могут в рамках этого дела сажать левых активистов и анархистов. Они очень боятся, что будет какое-то повторение таких историй, как в Архангельске. Они считают, что если журналисты не будут отговаривать молодых от подобных акций, то значит, журналистов тоже надо наказывать. Я думаю, речь здесь идет даже не о нашем профессиональном праве о чем-то говорить. Но здесь вопрос не о профессии, а о том, можем ли мы говорить о каких-то вещах не так, как хочет этого наше государство? Я считаю, что да, можем. Даже если бы я не был согласен с текстом, я все равно выступил в поддержку Светланы. Это не тот разговор, который можно вести с автоматами, щитами, спецназом. Это такое послание журналистам: если ты будешь писать об истории в Архангельске или о чем-то подобном, не пытайся найти какие-то причины, просто напиши, что это плохо. Если ты будешь об этом думать, рассуждать, то к тебе придет спецназ. Теперь понятно, как это работает, – говорит основатель профсоюза журналистов Павел Никулин.

Павел Никулин
Павел Никулин

Российский медиааналитик Игорь Яковенко полагает, что дело против Светланы Прокопьевой – это последовательная политика российской власти по подавлению свободы прессы:

Светлана сказала абсолютную правду, и за это ее собираются судить

– Любое движение, любое относительно независимое и свободное слово должно пресекаться, подавляться и затаптываться. Человек ничего не оправдывал, никакой терроризм, просто объяснил, что российская власть сама порождает террористов. Как пример – "приморские партизаны", которых вырастила российская власть, различного рода другие экстремисты. Светлана сказала абсолютную правду, и вот ее за это собираются судить. Это полный бред. На самом деле, призывы к терроризму постоянно звучат по главным федеральным государственным телеканалам страны. Буквально вчера в программе Владимира Соловьева господин Шахназаров очень развернуто, с одобрения ведущего и всей студии призывал к тому, чтобы создать на территории Российской Федерации 200-тысячную армию из числа украинцев и вторгнуться на территорию Украины. Господин Шахназаров это озвучивал несколько минут. Это абсолютно дистиллированный, в чистом виде призыв к развязыванию агрессивной войны, это 354-я статья УК РФ. И ничего, для российского телевидения это нормально. А человека, который пытался сказать: власть, опомнись, что ты делаешь, ты же сама подталкиваешь людей к экстремизму, собираются за это судить, – говорит медиааналитик Игорь Яковенко.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG