Доступность ссылки

Почему задержанные украинские моряки являются военнопленными и что это означает?


Захваченный ФСБ украинский моряк

Украинские моряки, задержанные в Керченском проливе, являются военнопленными. Все чаще эта фраза появляется в медиа. А 27 ноября Прокуратура Автономной Республики Крым открыла уголовное производство из-за нарушения прав военнопленных. В этой статье разбираемся, что такое военный плен, какие права имеют военнопленные и каковы перспективы их освобождения с точки зрения международного права.

Военнопленные и военный плен – это понятия международного гуманитарного права, которые регулируются Женевской конвенцией об обращении с военнопленными от 12 августа 1949 года. Международное гуманитарное право или право вооруженных конфликтов применяется в Крыму с того момента, когда российские военные вторглись на территорию полуострова в феврале 2014-го.

Согласно Женевской конвенции об обращении с военнопленными, личный состав вооруженных сил, попавшие во власть неприятеля, является военнопленным. Все задержанные украинские моряки являются служащими ВСУ, которые находились при исполнении своих обязанностей и имели соответствующие идентификационные знаки. Эти факты не оспаривает ни Россия, ни Украина. Соответственно, нет никаких сомнений в том, что украинские моряки являются комбатантами, а после задержания приобрели статус военнопленных.

Военный плен – многовековое понятие, и даже в современном виде оно все еще отсылает к рыцарским понятиям о чести. Смысл военного плена или интернирования не в том, чтобы наказать комбатантов противника, а в том, чтобы ограничить боеспособность их страны. Интернирование осуществляется для того, чтобы лишить противника определенного количества боеспособных комбатантов, ограничив их свободу. Это ключевое основание военного плена в современном международном праве, оно формирует все остальные гарантии защиты.

Такая философия интернирования запрещает какую-либо ненависть или месть в отношении задержанных противников. Убийство, умышленное ранение, пытки или другое негуманное обращение с военнопленными считается военным преступлением.

Философия интернирования запрещает какую-либо ненависть или месть в отношении задержанных противников

Сторона, захватившая военных в плен, может удерживать их до конца вооруженного конфликта или до соответствующего обмена между воюющими державами. Тяжело больные и раненые военнопленные должны быть переданы своей стране либо третьей стране, ведь тяжело раненые и больные длительное время не смогут участвовать в военных действиях. Женевские конвенции даже разрешают освобождение военнопленных под честное слово воздержаться от участия в военных действия в дальнейшем, если это допускают законы страны, за которой они числятся. В этом случае после освобождения родная страна не может принуждать бывших военнопленных участвовать в военных действиях. Ясно, что последнее положение архаично и больше напоминает о войнах прошлых веков.

Цели ограничения свободы не требуют заточения в отдельных камерах. Поэтому военнопленные могут быть ограничены в передвижениях за пределы лагеря, но не должны быть заключены в камерах. Важно, что военнопленные остаются военными своей страны. Им разрешено ношение знаков отличия. Военнопленные офицеры не должны отдавать честь служащим лагеря, а только своим вышестоящим офицерам.

В том, что касается условий содержания, питания и гигиены, Женевская конвенция полностью приравнивает военнопленных к военным страны, задержавшую военнопленных. Условия их содержания должны быть не хуже, чем условия содержания своих солдатов.

Условия содержания военнопленных должны быть не хуже, чем условия содержания своих солдатов

Например, после вооруженного конфликта между Эритреей и Эфиопией отдельно рассматривали вопрос отношения к военнопленным. Были зафиксированы серьезные проблемы с медицинской помощью и условиями содержания при эвакуации Эритреей военнопленных. Но они не были признаны нарушениями, поскольку эритрейские военные во время эвакуаций находились в таких же условиях. Нарушением в этой части признали только отсутствие снабжения обувью военнопленных. Поскольку собственные военные Эритреи были полностью обеспечены обувью, военнопленные должны были быть также ею обеспечены.

Военнопленных нельзя судить за участие в военных действиях, если только они не совершали военных преступлений и не нарушали нормы международного гуманитарного права. В ограниченных случаях их могут судить также за обычные преступления, совершенные до вооруженного конфликта. Сразу после задержания страна, в чьей власти находятся военнопленные, должна проинформировать страну, чьими военными являются задержанными через Международный Комитет Красного Креста. В дальнейшем страна, удерживающая военнопленных, обязана допускать представителей Международного Комитета Красного Креста для посещения военнопленных и информировать его касательно их состояния и изменений в режиме содержания, уголовном или дисциплинарном преследовании. Запрещены допросы военнопленных. При задержании военный должен сообщить базовую информацию о себе и более ничего.

Можно подумать, что нормы международного гуманитарного права – излишние бутафорские и громоздкие. Мол, не будет же Россия строить лагеря для двадцати украинских военнопленных.

В 1989 году США вторглись в Панаму для свержения диктатуры Мануеля Норьеги. Норьега был задержан в начале 1990-го, суд США признал его виновным в вымогательстве денег и торговле наркотиками. После судебного процесса США признали Норьегу военнопленным, и следующие 15 лет он отбывал наказание в условиях, соответствующих Женевским Конвенциям. Для одного военнопленного создали такие условия, чтобы выполнить международные обязательства. Какими бы сложными не показались описанные выше нормы, они обязательны для каждой страны, подписавшей Конвенцию. Российская Федерация является одной из таких стран.

Основными инструментами реагирования на нарушение этих норм являются индивидуальная уголовная ответственность виновных в военных преступлениях и ответственность государства за совершении данных действий.

Никакие физические или моральные пытки не могут применять к военнопленным для получения от них каких-либо сведений – это военное преступление

Возвращаюсь к ситуации в Крыму. Сразу после задержания украинских моряков Россия должна была проинформировать Украину и Международный Комитет Красного Креста о задержании и о том, будут ли применять интернирование к украинским военным. Во время допроса каждый военнопленный обязан сообщить только свои фамилию, имя и звание, дату рождения и личный номер или, за неимением такового, другую равноценную информацию. Ни по каким другим вопросам представители России не имеют права допрашивать украинских военных. Никакие физические или моральные пытки и никакие другие меры принуждения не могут применять к военнопленным для получения от них каких-либо сведений – это является военным преступлением. Россия не имеет права содержать украинских военнопленных в СИЗО или ИВС, им должны предоставить условия, схожие с условиями проживания российский военнослужащих.

Привлечение к уголовной ответственности также регламентируется Женевской Конвенцией. Сомнительно, что Россия может привлекать украинских военных к ответственности за переход, поскольку они выполняли свои боевые задачи, находясь в условиях вооруженного конфликта с Россией. Но даже если в отношении военнопленных и ведется уголовное преследование, следствие и судебный процесс могут осуществлять только суды, которые судят за подобные правонарушения военнослужащих России. Досудебный арест не может превышать срок в три месяца. Об уголовном преследовании, начале судебного процесса и приговоре должен быть извещен Международный Комитет Красного Креста. Нарушение этих норм и других процессуальных гарантий также будет являются военным преступлением со стороны России. Раненые военные должны быть переданы Украине или нейтральной стране.

Все описанное выше является правовыми нормами и применяется к ситуации независимо от признания какой-либо страны или организации. Непризнание России состояния вооруженного конфликта или статуса военнопленных не имеет значения для статуса или прав задержанных моряков. Их права не зависят от политической воли России.

Кроме общего регулирования, Женевские конвенции предоставляют несколько механизмов, которые можно использовать для поддержки украинских моряков. Они включают возможность репатриации и обмена военнопленных, участие Международного Комитета Красного Креста в процессах над украинскими моряками, индивидуальную уголовную ответственность за наиболее серьезные нарушения гуманитарного права. Важно использовать и эти механизмы для защиты украинских военных, попавших в плен после инцидента в Керченском проливе.

Евгения Андреюк, правозащитница, эксперт по международному праву

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG