Доступность ссылки

«Всех объединяло отвращение к социалистическому строю»: как польской «Солидарности» удалось свергнуть коммунизм


Лех Валенса в каске активиста украинского Евромайдана во время церемонии в Гданьске, 29 сентября 2014 года. Евромайдан получил премию Леха Валенсы в 2014 году за «преданность, выявленную тысячами украинцев, несмотря на риски, а также проевропейские и демократические устремления»

Варшава ‒ 30 лет назад в странах Центрально-Восточной Европы происходили революционные изменения, которые историки называют «осенью народов». Одну из ведущих ролей в развале коммунистического лагеря сыграл польский профсоюз «Солидарность». В начале своей деятельности эта организация объединяла 10 миллионов поляков, то есть каждого четвертого жителя страны. Хотя в декабре 1981 года ее деятельность коммунистическая власть признала незаконной, а в 1989-м «Солидарность» победно вошла в парламент и начала демонтаж коммунистического строя. В чем секрет феномена «Солидарности»? Как ей удалось выстоять в течение восьми лет запретов и преследований? Радіо Свобода спросило об этом деятелей профсоюза, на которых коммунистическая власть в восьмидесятых годах устроила настоящую охоту.

В 1989-м, во время первых полудемократических выборов, деятель «Солидарности», рабочий-механик по специальности, Збигнев Буяк стал депутатом польского Сейма. В парламент он был избран и на второй срок. Бывший активист профсоюза шутит, что свое «высшее образование», ставшее пропуском в парламент, получил в подполье. Он был одним из тех преследуемых коммунистическими властями лидеров профсоюза, которым удалось длительное время находиться на нелегальном положении. Спецслужбы охотились на него почти пять лет.

Лех Валенса во времена, когда был лидером профсоюза «Солидарность»
Лех Валенса во времена, когда был лидером профсоюза «Солидарность»

Буяк, как и многие его собратья из «Солидарности», законспирировался после того, как в декабре 1981 года генерал Войцех Ярузельский объявил в Польше военное положение и запретил деятельность массового профсоюза. Тогда более 10 тысяч антикоммунистических деятелей оказались в так называемых лагерях интернированных.

Збигнев Буяк
Збигнев Буяк

Буяк объясняет, почему длительная конспирация имела смысл. «В коммунистических странах было распространено мнение, что коммунистические спецслужбы знают все. Но оказалось, что они не могут поймать, например, меня, что им не под силу разоблачить Радио Солидарность или ликвидировать редакцию еженедельника «Мазовше». Поэтому для нас стало очевидным, что они не являются всемогущими и знают далеко не все. Это было источником нашей силы», ‒ рассказывает деятель.

Попутно Буяк отмечает, что пять лет назад опыт побега от коммунистических спецслужб понадобился ему... в Украине. Это были последние месяцы президентства Виктора Януковича. В январе 2014 года Буяк принимал участие во Всеукраинском форуме Евромайданов, проходившем в Харькове. Тогда какие-то тайные службы устроили за ним слежку. Опытному подпольщику удалось уйти от «смотрящих». По возвращении в Польшу Буяк узнал, что украинская власть, возглавляемая Януковичем, его наказала. Бывшему деятелю «Солидарности» запретили въезд в Украину. Этот запрет отменили после победы Революции Достоинства.

Почему члены профсоюза не разбежались в годы гонений?

Возвращаясь воспоминаниями в начало 1980-х, Збигнев Буяк отмечает, что тогда членами «Солидарности» были 10 миллионов поляков, а в период наибольших репрессий осталось от 400 до 700 тысяч.

Впрочем он убежден, что несмотря на крайне неблагоприятные тогдашние обстоятельства, это значительное количество. Такую преданность организации деятель объясняет тем, что «Солидарность» была низовой инициативой, дававшей людям ощущение причастности к процессу глубоких изменений в государстве.

Лех Валенса выступает перед членами еще не запрещенной «Солидарности» и членами компартии (ПОРП) на Гданьском судостроительном заводе после подписания августовского соглашения в 1980 году
Лех Валенса выступает перед членами еще не запрещенной «Солидарности» и членами компартии (ПОРП) на Гданьском судостроительном заводе после подписания августовского соглашения в 1980 году

Буяк делится размышлениями: «Это была организация с широко разветвленной структурой, охватившая представителей самых разных профессий. Каждая профессиональная группа работала над программой реформирования своей отрасли. Не было такой сферы общественной или экономической жизни, вокруг которой в «Солидарности» не шли бы дебаты. Поэтому члены организации чувствовали себя субъектами, а не объектами истории».

Члены организации чувствовали себя субъектами, а не объектами истории
Збигнев Буяк

Бывший профсоюзный лидер рассуждает о поведении членов «Солидарности» в годы преследований. По его словам, все находили в себе внутренние силы, чтобы выступить против давления спецслужб. Он вспоминает, что люди оказывались без работы, их дети не могли поступить в высшие учебные заведения, поэтому у некоторых опускались руки.

Деятель отмечает: «Даже образованные интеллигентные люди, в отличие от нас, простых рабочих, видевшие мир, нередко считали, что военное положение ‒ это конец «Солидарности». Именно тогда возникли идеи переформатировать организацию в так называемый желтый профсоюз, который сотрудничал бы с властью. Такие мысли поддержали некоторые оппозиционеры, а также католические епископы».

Впрочем, отмечает Збигнев Буяк, эти идеи совершенно не разделяли руководитель «Солидарности» Лех Валенса и его окружение. Бывший профсоюзный деятель говорит, что Валенса остается для него великим человеком.

«Он имел какой-то внутренний политический инстинкт, умел быть лидером, а вместе с тем отмечался решительностью и способностью не поддаваться давлению», ‒ говорит он.

Валенса имел какой-то внутренний политический инстинкт, умел быть лидером, а вместе с тем отмечался решительностью и способностью не поддаваться давлению
Збигнев Буяк

По словам Буяка, Валенса ‒ это человек сильного характера, и не без недостатков. Он не скрывает того, что не в восторге от некоторых поступков своего профсоюзного руководителя.

«Да, я зол на него за то, что иногда он поступал неправильно. Но считаю, что сложный жизненный путь, который он прошел в молодости, закалял его и готовил к роли лидера. Сама жизнь готовила его к большой роли», ‒ считает Буяк.

«Солидарность» ‒ это значительно больше, чем профсоюз ‒ Вуец

Рассуждения Збигнева Буяка разделяет Генрик Вуец, деятель «Солидарности», один из первых интернированных после провозглашения военного положения.

За оппозиционную деятельность его увольняли с работы и дважды лишили свободы, однако не сломали. Вуец, физик по образованию, высоко оценивает роль электрика Валенсы в создании и сохранении «Солидарности».

Генрик Вуец
Генрик Вуец

Как отмечает Вуец, Валенса своей несокрушимостью спас «Солидарность» от проигрыша, а польское общество от разочарования.

«Наш лидер нас тогда не подвел. Он был обычным рабочим, без высшего образования, и у него была большая политическая интуиция», ‒ утверждает деятель антикоммунистического движения.

Вуец отмечает, что «Солидарность» была не только профсоюзом, но и широким общественным движением. По его словам, идею этой организации хорошо передает евангельский призыв, который во время одного из визитов в Польшу цитировал Иоанн Павел II.

«Папа обратился к полякам со значимыми словами: «Носите бремя друг друга». Это и есть суть «Солидарности». В восьмидесятые годы сильные брали на себя ответственность за слабых, заступались за обиженных. Скажем, шахтеры солидаризировались с медсестрами, а ощущение подставленного дружеского плеча невероятно вдохновляет на дальнейшую борьбу», ‒ рассуждает свидетель и участник событий бурной польской истории.

Иоан Павел Второй в Гданьске приветствует лидера «Солидарности» Леха Валенсу во время своей первой поездки в Польшу в качестве понтифика. 11 июня 1987 года
Иоан Павел Второй в Гданьске приветствует лидера «Солидарности» Леха Валенсу во время своей первой поездки в Польшу в качестве понтифика. 11 июня 1987 года

По словам Вуеца, солидаризация с более слабыми ‒ это отличительный признак организации, демонтировавшей в Польше коммунизм. В частности, «Солидарность» с первых лет своего существования отмечала, что она будет защищать национальные меньшинства, в частности украинцев.

«Не забывайте, что уже в 1990 году депутаты польского Сената, где почти все мандаты получили члены «Солидарности», осудили преступную операцию «Висла», ‒ напоминает деятель антикоммунистической оппозиции.

«Парад популизмов» сейчас

О причине успеха «Солидарности» рассуждает Владислав Фрасинюк, один из лидеров этой организации, которого в Польше называют легендарным.

Выпускник автомобильного техникума, водитель по профессии, он прославился тем, что за несколько дней до объявления военного положения спас от конфискации казну «Солидарности» в Нижней Силезии. Это была большая сумма ‒ 80 миллионов злотых. В годы преследования оппозиционеры использовали эти деньги на подпольную деятельность, издание нелегальной прессы и помощь семьям репрессированных.

Владислав Фрасинюк
Владислав Фрасинюк

Несколько лет назад в Польше об этой истории сняли приключенческий фильм с красноречивым названием «80 миллионов».

Фрасинюк утверждает: «Успехом «Солидарности» была не ее массовость, а реальное участие в создании гражданского общества. У всех нас было невероятное ощущение сообщества, все мы знали, что хотим вместе сделать что-то позитивное».

Успехом «Солидарности» было реальное участие в создании гражданского общества
Владислав Фрасинюк

Фрасинюк волнуется, что даже через 30 лет после «осени народов» многие граждане в посткоммунистических странах все еще инфантильно ждут кого-то, кто возьмет на себя ответственность за их судьбу. Именно поэтому, считает деятель «Солидарности», в Центрально-Восточной Европе происходит «парад популизмов».

По его мнению, сегодня активистам сложнее строить гражданское общество, чем во времена «Солидарности».

Он размышляет: «Тогда была Берлинская стена и некуда было бежать. Поэтому мы были обречены бороться за изменения в своей стране. Сейчас, если кому-то не нравится ситуация в государстве, он может сказать: «Выезжаю за границу». Сложнее также потому, что есть фейсбук, а следовательно есть имитация активизма и виртуальное геройство».

Каждый третий коммунист в Польше был в «Солидарности»

Рассуждения бывших лидеров профсоюза дополняет историк Антоний Дудек, который исследует историю антикоммунистического движения в Польше.

Всех объединяло одно ‒ отвращение к тогдашнему социалистическому строю
Антоний Дудек

Он обращает внимание на то, что с формальной точки зрения «Солидарность» была и до сих пор существует как профсоюз.

«Однако в 1980-1989 годах она была массовым движением, объединявшим самых разных людей, представителей различных политических взглядов и различных мировоззрений, верующих и неверующих, всех объединяло одно ‒ отвращение к тогдашнему социалистическому строю», ‒ объясняет исследователь.

Лех Валенса с еженедельником Tygodnik Solidarnosc в Варшаве. 7 октября 1989 года
Лех Валенса с еженедельником Tygodnik Solidarnosc в Варшаве. 7 октября 1989 года

По его словам, часть членов профсоюза требовала глубокой реформы социализма, а другая часть полностью отвергала это устройство. Историк говорит, что в восьмидесятых годах, то есть в период глубокого экономического кризиса, польское общество убедилось, что Польскую Народную Республику невозможно реформировать.

«Поскольку реформы оказались невозможными, то «Солидарность» стала однозначно антикоммунистическим движением, которое вызвало падение авторитарного устройства в Польше», ‒ говорит историк.

Дудек обращает внимание на то, что в 1980-1981 годах в рядах профсоюза «Солидарность» был миллион членов с партбилетами Польской рабочей объединенной партии (ПОРП), то есть польского аналога КПСС.

«А надо сказать, что в целом в этой партии было три миллиона членов. Многие коммунисты, которые пошли в «Солидарность», покинули свою партию, поэтому ПОРП уже никогда не имела столько членов, как до эпохи профсоюза. Выборы 1989 показали, что общество на стороне «Солидарности», а не ПОРП», ‒ объясняет исследователь.

«Хороший трибун, но неудачный президент»

Антоний Дудек считает, что Лех Валенса сыграл однозначно положительную роль в событиях восьмидесятых годов. По его словам, руководитель «Солидарности» был идеальным народным трибуном.

«В те времена ему удавалось маневрировать между стремлениями к чрезмерной радикализации этого движения и намерениями сделать его зависимым от власти. За свою деятельность в этот период Валенса будет записан в польскую историю золотыми буквами», ‒ делится выводами ученый.

Антоний Дудек
Антоний Дудек

Историк отмечает, что в Польше продолжаются дискуссии вокруг оценки раннего периода деятельности Валенсы. «Эти споры касаются первой половины 1970-х годов, когда он сотрудничал с коммунистическими службами под псевдонимом «Болек». За это некоторые политики и исследователи в Польше отрицают его заслуги, и я не устаю повторять, что люди имеют различные этапы в жизни, которые надо оценивать по-разному», ‒ убежден Дудек.

Лех Валенса перед символической Берлинской стеной, сложенной из больших домино, в Берлине на 20-ю годовщину падения Берлинской стены. 9 ноября 2009 года
Лех Валенса перед символической Берлинской стеной, сложенной из больших домино, в Берлине на 20-ю годовщину падения Берлинской стены. 9 ноября 2009 года

Историк также говорит, что в Польше неоднозначно оценивают президентство Валенсы. В 1990 году руководитель «Солидарности» стал президентом, и через пять лет он проиграл выборы, уступив должность Александру Квасьневскому.

«Я отношусь к тем историкам, которые критически оценивают президентство Валенсы. Он оправдал себя в роли народного трибуна, и не справился с ролью президента, потому что он не создан для этой роли. Это простой рабочий, он не понимал конституционного механизма функционирования государства и отношений между ветвями власти. Надо по-разному оценивать Валенсу как хорошего лидера «Солидарности» и Валенсу, который в молодости подвергся давлению спецслужб, а еще иначе Валенсу-президента. Беда в том, что люди в Польше и в мире хотят черно-белых оценок, разделения на «хороших» и «злых», но история более сложная», ‒ подытоживает Антоний Дудек.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG