Доступность ссылки

Права человека в 2019 году: успехи и поражения Украины


Среди наиболее радостных событий правозащитники называют освобождение части «узников Кремля» (на фото – Олег Сенцов с дочерью)

Киев ‒ Уходящий год выдался богатым на события, имеющие отношение к правам человека и гражданским свободам: президентские и парламентские выборы, переговоры, резонансные уголовные дела, ожидаемые и неожиданные законопроекты. Радіо Свобода попросило четырех правозащитников вспомнить и составить их личный рейтинг «зрад» и «перемог», а также важных тенденций, которые появились или развились в этом году, но будут иметь влияние на украинское общество в будущем.

Татьяна Печончик, правозащитный центр «Зміна»

Татьяна Печончик
Татьяна Печончик

#Перемога. Очень важным событием для Украины стало освобождение «узников Кремля», когда 7 сентября домой вернулись 35 человек: среди них ‒ политзаключенные и военнопленные. И это многим людям дало надежду, что надо продолжать бороться, несмотря на то, что уже опускаются руки.

Еще 77 человек находятся за решеткой в России и в оккупированном Крыму по политически мотивированным делам
Татьяна Печончик

Но в то же время сейчас еще 77 человек находятся за решеткой в России и в оккупированном Крыму по политически мотивированным делам. То есть это невинные люди, они не должны сидеть. И освобождение 35 человек ‒ это, конечно, освобождение небольшой доли «узников Кремля», это не говоря о нескольких сотнях людей, военных и гражданских заложников, находящихся на Донбассе, среди них и журналист Станислав Асеев.

Если говорить о победах, то очень важной мне кажется также отмена электронного декларирования для антикоррупционных активистов 6 июня. Соответствующее решение принял Конституционный суд Украины, и это ‒ очень важная победа в сфере свободы объединений и ассоциаций, ведь сейчас по законодательству устранена норма, которая существенно, неоправданно и непропорционально ограничивала деятельность антикоррупционных активистов.

Нападения на журналистов и общественных активистов до конца не расследованы
Татьяна Печончик

#Зрада. Можно много говорить о различных сферах прав человека, но я бы хотела обратить внимание лишь на одну ‒ нападения на журналистов и общественных активистов до конца не расследованы. И даже убийство Екатерины Гандзюк ‒ дело, к которому было приковано внимание всей страны и всего мира, ‒ осталось до конца не раскрытым, до сих пор не наказаны заказчики этого страшного преступления. А пока не наказаны они, пока не наказаны нападающие на других активистов и активисток, журналистов и журналисток во многих регионах, ни один активист и журналист не может чувствовать себя в безопасности в Украине.

И здесь как раз основной причиной является отсутствие действенных реформ в системе правоохранительных органов, и также определенное цементирование, консервация существующих запущенных проблем, которая, к сожалению, продолжилась с переназначением министра внутренних дел Арсена Авакова в новое правительство уже при президентстве Владимира Зеленского.

Оксана Покальчук, Amnesty International в Украине

Оксана Покальчук
Оксана Покальчук
Все больше людей узнают, что такое домашнее насилие и как можно ему противостоять
Оксана Покальчук

#Перемога. Вступил в силу закон о противодействии домашнему насилию. И несмотря на то, что научиться качественно оказывать помощь и, собственно, противодействовать насилию ‒ это еще долгий путь для всего гражданского общества, государственных органов, силовиков, но полиция уже начала работу в этом направлении, социальные службы начинают активнее работать в этом направлении, и основное ‒ все больше людей узнают, что такое домашнее насилие и как можно ему противостоять. Я считаю это одним из крупнейших достижений в правозащитном мире в этом году, и я думаю, что это будет в дальнейшем одним из крупнейших воздействий на конкретные жизни людей.

#Зрада. Я бы, наверное, в глобальном смысле назвала две вещи: во-первых, это нератификация Украиной Римского статута (распространяющего на Украину юрисдикцию Международного уголовного суда ‒ ред.), а во-вторых, нератификация Стамбульской конвенции (против домашнего насилия ‒ ред.).

Мне непонятно, почему после стольких лет продолжения вооруженного конфликта вопрос о ратификации Римского статута у нас еще может стоять
Оксана Покальчук

Собственно, зачем нужны международные документы? Для того, чтобы, в частности, если говорить о Стамбульской конвенции, у государства была международная ответственность за нарушение или невыполнение тех или иных законов, имплементирующих нормы конвенции. Сейчас я вижу закон, из которого вырезали слово «гендер», и таким образом этот закон утратил свой дух. И в ситуации, когда речь идет о домашнем насилии, когда есть мировые движения, такие как #metoo, которые у нас реализовались в #ЯнеБоюсьСказать и #СтопСталкинг, Верховная Рада стоит на позициях, тормозящих и не дающих развиваться тем вещам, которые вообще не должны быть под вопросом.

То же с Римским статутом. Это очень хорошо, что Международный уголовный суд принял к рассмотрению дела, инициированные Украиной, и мы следим за этим процессом. Но, собственно, ратификация ‒ это сигнал международному сообществу о том, как мы мыслим: или мы мыслим категориями запугивания граждан Римским статутом, или мы готовы сказать, что да, если во время вооруженного конфликта наши генералы отдавали преступные приказы ‒ Украина готова это признать и привлечь виновных к ответственности. И мне непонятно, почему после стольких лет продолжения вооруженного конфликта вопрос о ратификации Римского статута у нас еще может стоять.

Максим Буткевич, проект «Без границ»

Максим Буткевич
Максим Буткевич

В предыдущие годы было впечатление, что коммуникация между властью и гражданским обществом, правозащитниками постоянно ухудшается. Но в этом году нарастание этой тенденции замедлилось или даже приостановилось, по-моему, в том числе из-за смены власти. Речь не идет о том, что нынешние чиновники более ориентированы на права человека. Увы, но это так. Но был принят ряд решений, о которых говорили правозащитники, или отменены те, которые критиковались.

Абсолютно неприемлемым был, например, законопроект о химической кастрации педофилов. Сейчас уже мало кто о нем помнит. Парламент за него проголосовал, а президент его ветировал, и это было одним из первых его шагов на посту в сфере законотворчества. Также анонсировались шаги по урегулированию ситуации с иностранными гражданами, воевавшими на стороне Украины. Кроме того, под давлением общественности и благодаря отчаянному шагу адвоката Евгении Закревской (она и еще более десяти человек объявили голодовку ‒ ред.) Рада проголосовала поправку к закону о переводе в ГБР прокуроров, расследовавших дела Майдана.

Позитивные вещи не складываются в какую-то успокаивающую тенденцию, а выдаются несколько хаотичным скоплением шагов и решений
Максим Буткевич

С другой стороны, эти позитивные вещи не складываются в какую-то успокаивающую тенденцию, а выдаются несколько хаотичным скоплением шагов и решений. Новая власть не дала понять, что соблюдение прав и свобод является приоритетным для нее.

Не сделаны некоторые вещи, о необходимости которых говорят уже более пяти лет. Не завершено расследование по делам Майдана. Более того, в Украину вернулись некоторые деятели эпохи Януковича, отвечающие за нарушения прав человека в то время, и чувствуют себя здесь довольно-таки комфортно и безопасно ‒ и это очень тревожная тенденция.

Александра Матвийчук, Центр гражданских свобод

Александра Матвийчук
Александра Матвийчук
После Революции достоинства не произошло кардинальной перезагрузки политических элит
Александра Матвийчук

2019 ‒ как предвыборный год ‒ подвел своего рода итоги предыдущих пяти постмайданных лет. К сожалению, после Революции достоинства не произошло кардинальной перезагрузки политических элит, и это многое объясняет, в частности, почему все наши положительные достижения в течение этих пяти лет не были такими системными и масштабными, как этого ожидало гражданское общество.

Что произошло в 2019-м? Социология показывала огромный запрос общества на новые лица и новое качество политики. Но проблема в том, что в коммуникации с избирателями до сих пор главную роль играет телевизор, почти все телеканалы кому-то принадлежат, и поэтому этот запрос на обновление аккумулировали вполне конкретные люди, и к власти, мы сейчас видим, пришла команда благодаря классической популистской кампании.

Мы в 2019 году перешли на новый этап развития событий в контексте войны с Россией
Александра Матвийчук

Вторая вещь, на которую я бы хотела обратить внимание, ‒ это то, что мы в 2019 году перешли на новый этап развития событий в контексте войны с Россией. Предварительный этап был про военную мобилизацию и отпор агрессору, в частности, на уровне риторики. Сразу после прихода к власти команды Зеленского был провозглашен курс на диалог, а также звучали идеи о возможном решении болезненных вопросов на всеукраинском референдуме. Но надо понимать, что любой диалог во время продолжающейся войны может быть очень травматичным. И задача гражданского общества сейчас ‒ привнести нужные смыслы в этот процесс, определив «красные линии», и сделать его понятным для людей.

В-третьих, ситуация уже некоторое время осложняется разделением внутри самого гражданского общества, но в этом году мы также видим увеличение разрыва с «обычным» населением. Потому что количество людей, привлеченных к гражданской активности, в этом году уменьшилось до 7,5%, и это имеет большое влияние, в частности, на активность правозащитной деятельности. Правозащитники должны выходить за пределы «правозащитного гетто», потому что если ситуация будет оставаться такой, как есть, то через пять лет нам не будет, на кого опереться.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG