Доступность ссылки

«Принципиально продолжал освещать репрессии в Крыму»: правозащитники и друзья о приговоре Нариману Мемедеминову


Нариман Мемедеминов

Гражданского журналиста и блогера из Крыма Наримана Мемедеминова осудили на 2 года и 6 месяцев колонии-поселения по обвинению в публичных призывах к терроризму. Такое решение вынес Южный военный окружной суд российского Ростова-на-Дону. Сам Нариман Мемедеминов свою вину не признал.

Поводом для преследования блогера стали два ролика на YouTube, сделанные еще до аннексии Крыма Россией. Обвинение было предъявлено по части 2 статьи 205 Уголовного кодекса России ​–​ «публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, совершенные с использованием сети Интернет​». Ранее российский правозащитный центр «Мемориал» признал Мемедеминова политзаключенным.

Нариман Мемедеминов в своем последнем слове, или как говорит он сам, в своем очередном слове, заявил, что его приговор следует одному из шаблонов российского правосудия:

«Шаблонное право, или шаблонное судопроизводство – так можно назвать производство в судах и право в РФ… Вот у нас решение ВС 2003 года – ты говорил о «Хизб ут-Тахрир», или связанное с «Хизб ут-Тахрир»? Все! Значит публично оправдал терроризм! Абсурдно? Согласен! Вот только я за решеткой полтора года из-за этого абсурда! Вот еще пример «шаблонного права»: «Признать Меджлис крымскотатарского народа экстремистской организацией». Так! Ты член Меджлиса или сочувствуешь меджлису – на тебе 282-ю статью – экстремизм. Как это? Но история народного движения крымских татар насчитывает десятилетия и десятки тысяч человек из народа… Так, а ну-ка молчать! Что там, кто насчитывает нас, не интересует, ясно?! Вот решение: «Меджлис экстремисты», значит и ты экстремист!.. Ни у кого нет права сегодня говорить на нас – крымских татар мусульман Крыма – террористы и экстремисты, потому что это ложь! Не имеет значения, какое количество цифр и их величина будут указаны в документе, которые вы производите, я убежден, что решение принадлежит не человеку».

Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров называет решение российского суда «абсолютно незаконным».

– Понятно, что это российский суд и для него никакие аргументы не играют никакой роли. Тем не мнение даже для российского суда было невозможно делать вид о том, что он не видит абсолютно ничтожность всех тех фактов, на основе которых Наримана задержали, арестовали, судили. Южный окружной военный суд в этой ситуации вынес решение, которым они прикрыли несостоятельность его обвинения. Мы будем продолжать также работу в направлении освобождения заключенных, в том числе Наримана Мемедеминова.

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

Крымский адвокат Эдем Семедляев рассказал, что его подзащитному не пересчитают «день в СИЗО за два», поскольку он осужден по так называемой террористической статье – иначе бы Мемедеминова освободили прямо в зале суда. Вместе с тем защитник высказал опасение, что осужденному еще могут увеличить срок заключения:

«Позиция Наримана – он все-таки будет обжаловать данный приговор. Он считает что он невиновен, что его необходимо оправдать. Я думаю, что и позиция прокуратуры не поменялась, и прокуратура будет обжаловать данный приговор, так как она просила шесть лет лишения свободы. Нариман нормально воспринял приговор, всех поблагодарил – очень большое количество людей приехало. Поблагодарил всех своих коллег, которые вчера выходили на митинг в городе Киеве».

«Судный день» Наримана Мемедеминова: как это было (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:55 0:00

Друг Наримана Мемедеминова Сейтумер Сейтумеров вспоминает, как тот начал заниматься гражданской журналистикой в Крыму.

Нариман всегда отличался характером бойца: если что-то считал правильным, всегда к этому стремился
Сейтумер Сейтумеров

– Знакомы мы с детства, учились в одном городе. Я учился в Севастопольском национальном техническом университете, он – в другом вузе. Мы и в студенческие годы очень часто пересекались. Нариман всегда отличался характером бойца: если что-то считал правильным, всегда к этому стремился вне зависимости от того, как дорого ему это обойдется. В 2014 году, когда произошла оккупация полуострова российскими войсками, начались репрессии. Нариман был одним из первых людей, кто осознал необходимость освещать то, как это все происходит. То есть, по сути, он понимал, что нужно об этом говорить. Когда началось так называемое первое севастопольское дело (связанное с обвинениями в участии в «Хизб ут-Тахрир» – КР), еще не было такого понятия, как ходить на суды – а Нариман ходил на суды. Людей не пускали, кучу трудностей создавали, но он ходил.

По словам Сейтумера Сейтумерова, Нариман Мемедеминов, зная его увлечение фотографией, попросил друга тоже участвовать в освещении судебных процессов в Крыму.

Он подтолкнул меня к тому, чтобы я перевел свой объектив с красивых крымских пейзажей на лица семей политзаключенных
Сейтумер Сейтумеров

– Он подтолкнул меня к тому, чтобы я перевел свой объектив с красивых крымских пейзажей на лица семей политзаключенных, на эти судебные процессы. Я присоединился тогда к «Крымской солидарности», вместе с ним это все освещали. Кстати, до последнего дня, когда его арестовали, Нариман получал множество сигналов. Несколько административных дел на него завели за то, что он приходил поприсутствовать при обысках, когда силовики врывались в дома. Перед задержанием у него самого был обыск. Я все это расцениваю как давление на него, чтобы парень либо замолчал, либо уехал. Нариман тоже все это прекрасно осознавал, но понимал, что если замолчу я, замолчит он, замолчит еще кто-то – оккупанты добьются своего. Поэтому он принципиально, не страшась ничего, продолжал заниматься этим – освещать происходящие в Крыму репрессии.

Супруга Наримана Мемедеминова Лемара Мемедеминова рассказывает, что в Крыму ей не позволяли видеться с арестованным мужем.

После его ареста в Крыму у нас не было с ним ни одного официального свидания: следователь говорил, что не дает, и все
Лемара Мемедеминова

– Он, наверное, тот человек, который всегда и за всех. Первое, что в нем видишь, – это человечность. Конечно, этим он меня покорил, мы очень быстро с ним поженились – буквально через два-три месяца. Все это время он был очень внимательный как муж, как отец – он очень старался, времени у него было очень мало. Он старался уделять время мне и детям, хотя работал на двух работах, а с 2014 года постоянно выезжал и снимал. Все свое время он жертвовал на то, чтобы либо помогать, либо быть с семьей. Нариман – человек с большим сердцем, и я благодарна Богу за то, что у меня такой муж. После его ареста в Крыму у нас не было с ним ни одного официального свидания: следователь говорил, что не дает, и все. Первое свидание у нас было уже в Ростове, когда его перевезли, уже через месяц. Два раза в месяц здесь дают свидания по два-два с половиной часа.

Лемара Мемедеминова
Лемара Мемедеминова

Крымская правозащитница и активистка Лутфие Зудиева подчеркивает, что семья осужденного не останется без поддержки со стороны крымскотатарского сообщества.

– Ни один политзаключенный, включая нашего друга и коллегу Наримана Мемедеминова, сегодня не остается без внимания крымскотатарского народа, и поддержка присутствует во всех ее аспектах – как моральная, так и финансовая. Этот коллективный дух нашего народа, который был во времена депортации, во времена возвращения в Крым, сохранился до сегодняшнего дня. Поэтому каждый из нас считает своим моральным и этическим долгом быть с этими семьями сейчас.

Лутфие Зудиева
Лутфие Зудиева

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Дело Наримана Мемедеминова

Нариман Мемедеминов – крымскотатарский блогер, гражданский журналист. Российские силовики задержали его в конце марта 2018 года. Мемедеминову предъявили обвинение по ч.2 ст. 205 Уголовного кодекса России (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, совершенные с использованием сети Интернет)​.

Претензии у российских силовиков вызвал видеоблог на YouTube, который Мемедеминов вел с 2013 по 2015 годы. В нем размещены несколько десятков видеороликов с комментариями политических событий и тем, призывами придерживаться норм ислама и мнениями о российских государственных праздниках: Дне защитника отечества, Международном женском дне, Дне защиты детей и другим.

Прокуратура АРК 23 марта 2018 года внесла в Единый реестр досудебных расследований сведения по признакам уголовных преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146 (незаконное лишение свободы или похищение человека), ч. 2 ст. 162 (нарушение неприкосновенности жилища) Уголовного кодекса Украины.

Национальный союз журналистов Украины (НСЖУ) назвал арест Мемедеминова в Крыму «нарушением прав на свободу мысли, свободное получение и распространение информации, в том числе с помощью сети Интернет».​

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG