Доступность ссылки

«Чисто по-человечески хотели»: прения по «делу Веджие Кашка»


После заседания суда по «делу Веджие Кашка». Симферополь, 24 января 2019 года

Специально для Крым.Реалии

В Симферополе почти завершился судебный процесс над четырьмя активистами крымскотатарского движения –​ Асаном Чапухом, Бекиром Дегерменджи, Казимом Аметовым и Русланом Трубачом, получивший название «дело Веджие Кашка». О чем говорили стороны в судебных дебатах, а также почему одному подсудимому не дали право на заключительное слово – в этом материале.

Признать виновными

Сторона обвинения в лице старшего прокурора Алины Логвиненко просила подконтрольный России суд признать всех подсудимых виновными. Их вина была доказана, по словам обвинителя, «в первую очередь показаниями потерпевшего, которые были последовательны и не противоречили друг другу на всех стадиях», а также совокупностью всех иных доказательств, изученных в суде. К числу доказательств прокурор отнесла видеозаписи с камеры наблюдения, на которой видно, что подсудимые общаются с потерпевшим, результаты оперативного эксперимента и изъятия «меченых» денег у Веджие Кашка, а также расшифровку подслушанных телефонных разговоров (без уточнения конкретных фрагментов, доказывающих вину).

Помимо вымогательства, в деле имеется еще эпизод с тремя автоматами Калашникова и боеприпасами, которые якобы были найдены в домовладении Асана Чапуха во время обыска. Примечательно, что об этом обстоятельстве обвинитель тоже высказалась как о доказанном, подкрепляя свое мнение исключительно материалами о том, что оружие было найдено в домовладении подсудимого, и более ничем.

Асан Чапух
Асан Чапух

В результате обвинитель запросила у суда для Казима Аметова, Бекира Дегерменджи и Руслана Трубача три года условно с испытательным сроком в три года, а для Асана Чапуха – три с половиной года условно с таким же испытательным сроком. Для такого приговора, по мнению обвинения, имеется ряд смягчающих обстоятельств – частичное признание вины, состояние здоровья подсудимых и отсутствие судимостей ранее. Отягчающих обстоятельств не названо.

Другая статья

Адвокаты подсудимых в прениях в основном настаивали на том, что дело было неверно расценено как вымогательство, поскольку мотива личного обогащения у подсудимых не было, а только желание помочь пожилому человеку Веджие Кашка.

Адвокат ​Тарас Омельченко (в интересах Казима Аметова): «Мой доверитель признает те деяния, которые происходили. Но он не признает квалификацию. Как установили на стадии предварительного следствия, ни о каком предварительном сговоре речь вести нельзя. Кроме того, в ходе судебного разбирательства было достоверно установлено, что Айтан (Юсуф Айтан, проходящий потерпевшим в «деле Веджие Кашка» – КР) писал расписку и его возражения вызвала только сумма долга. То есть долг был».

Казим Аметов
Казим Аметов
Казим Аметов виноват лишь в том, что избрал неправильный способ защиты пожилого человека
Эмиль Курбединов

Адвокат Эмиль Курбединов (в интересах Казима Аметова): «Ничто из материалов дела не доказывает, что Казим Аметов имел корыстную цель нажиться и требовал какие-то имущественные права для себя. Он виноват лишь в том, что избрал неправильный способ защиты пожилого человека. Есть только слова Юсуфа Айтана, что он писал расписку под принуждением. Я расцениваю эти слова как попытку потерпевшего уйти от долговых обязательств».

Адвокат Александр Солодков (в интересах Бекира Дегерменджи): «Я не согласен с квалификацией преступления, в котором обвиняют моего подзащитного, и считаю, что должна быть квалификация по ч.2 статьи 330 УК РФ (самоуправство)… Факт гражданско-правовых отношений имел место. В Симферопольском районном суде рассматривается гражданский иск Веджие Кашка к Юсуфу Айтану о возврате долга. Я подавал ходатайство истребовать эти материалы, однако судом было отказано, чем нарушено право на защиту… Статьей 330 предусмотрена ответственность за нарушение установленного законом порядка истребования денег. Полагаю, что данные действия должны квалифицироваться по части второй этой статьи».

Подсудимые если что-то и требовали, то не для себя
Эдем Семедляев

Адвокат Эдем Семедляев (в интересах Бекира Дегерменджи): «Обвинение основывается единственно на показаниях потерпевшего о том, что он ощущал угрозу от нашего доверителя. Какая могла быть угроза от людей преклонного возраста? Все это доказывает, что подсудимые если что-то и требовали, то не для себя. На видео видно, что деньги потерпевший отдает Веджие Кашка, а не кому-то другому».

Адвокат Ислям Велиляев (в интересах Руслана Трубача): «Все те обстоятельства, которые были установлены в суде, требуют переквалификации, поскольку информация не нашла своего подтверждения в суде. Уже отсутствие корыстного мотива влечет переквалификацию».

Если бы речь шла о вымогательстве, присутствие на месте задержания Веджие Кашка не имело бы никакой необходимости
Александр Лесовой

Адвокат Александр Лесовой (в интересах Асана Чапуха): «Не согласен с квалификацией вымогательства, поскольку никто из лиц не собирался получать часть возвращаемых средств. Если бы речь шла о вымогательстве, присутствие на месте задержания Веджие Кашка не имело бы никакой необходимости. Подзащитный действовал в интересах защиты женщины очень преклонного возраста. Эти данные должны быть приняты судом во внимание, как и неморальное поведение потерпевшего, который в этот период позволял сожительствовать одновременно с тремя разными женщинами. По статье 222 прошу оправдать по этому обвинению, поскольку отсутствуют убедительные доказательства, что он является лицом, которое незаконно приобрело и хранило огнестрельное оружие и боеприпасы. Отсутствуют какие-либо следы, которые позволили бы идентифицировать Чапуха как лицо, которое владело и пользовалось указанным оружием».

Подсудимые лишь ошиблись в том, что не избрали законный способ требования долга
Айдер Азаматов

Адвокат Айдер Азаматов (в интересах Асана Чапуха): «Потерпевший наживался на доверчивых женщинах, одной из которых стала Алие Кашка. Асан Чапух не нуждается в средствах, он взялся помочь пожилой женщине. Если бы Веджие Кашка была жива, она бы подтвердила, что сама просила подсудимых ей помочь. В итоге сегодня в выигрыше лишь так называемый потерпевший, который ушел от ответственности и необходимости выплачивать долг. Подсудимые лишь ошиблись в том, что не избрали законный способ требования долга. Кроме того, в суде не было представлено фактов, доказывающих, что Чапух приобретал и хранил оружие в своем домовладении».

​«Так воспитан»

Сами подсудимые также высказались в прениях. Асан Чапух попросил суд принять решение по справедливости. Казим Аметов коротко заметил, что не считает себя виновным, поскольку только помогал пожилой женщине и ни у кого для себя ничего не требовал. Руслан Трубач также отметил, что никто никаких корыстных целей не преследовал. Бекир Дегерменджи заявил, что его так воспитали – не проходить мимо человеческой беды и просьбы о помощи. «Наша ошибка была, что мы чисто по-человечески хотели», – отметил он.

Бекир Дегерменджи
Бекир Дегерменджи

После завершения прений подсудимым дали право на последнее слово, в котором Чапух и Аметов снова лаконично обозначили, что ждут справедливого решения, а Дегерменджи попросил принять во внимание ту поддержку, которую оказывают подсудимым простые люди. «Если бы мы были виновны, разве приходило бы на каждое заседание столько людей под суд в нашу поддержку?» – заявил он в заключительном слове.

Примечательно, что судья Михаил Белоусов не дал возможности высказаться Руслану Трубачу и перенес его выступление на утро 17 апреля. При этом уже в обед он пообещал огласить приговор по этому делу. Как пояснили адвокаты, это технический прием, которым пользуются российские судьи, чтобы не уходить в совещательную комнату надолго, прерывая на этот период рассмотрение других дел.

Руслан Трубач (слева), который не успел выступить на заседании с заключительным словом
Руслан Трубач (слева), который не успел выступить на заседании с заключительным словом

Формально судебное разбирательство еще продолжается, пока Руслан Трубач не выступит с заключительным словом. Но по факту судья уже отправился готовить приговор.

Игорь Воротников, крымский блогер

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

«Дело Веджие Кашка»

23 ноября 2017 года в Симферополе российские силовики задержали группу крымских татар – Казима Аметова, Асана Чапуха, Руслана Трубача и Бекира Дегерменджи.

Их подозревают в вымогательстве средств у гражданина Турции Юсуфа Айтана. При задержании российскими силовиками стало плохо ветерану крымскотатарского национального движения Веджие Кашка. Позже женщина скончалась.

Активист крымскотатарского национального движения Нариман Джелял утверждает, что гражданин Турции, в связи с которым задержали группу активистов, украл деньги семьи Веджие Кашка.

27 января подконтрольный Кремлю Киевский райсуд Симферополя изменил меру пресечения фигурантам «дела Веджие Кашка»​ Бекиру Дегерменджи, Казиму Аметову и Руслану Трубачу и отправил их под домашний арест.

После аннексии в Крыму фактические российские власти практикуют массовые обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG