Доступность ссылки

«Это серьезная статья»: как крымскотатарская журналистка стала «особо опасной» для ФСБ


Журналистка телеканала ATR Гульсум Халилова

В Крыму ФСБ России возбудило уголовное дело против журналистки крымскотатарского телеканала ATR Гульсум Халиловой, по статье 208 российского Уголовного кодекса, за «участие в вооруженном формировании на территории иностранного государства».

По версии следствия, журналистка якобы вступила в «батальон имени Номана Челебиджихана» в 2016 году и оказывала ему информационную поддержку. Как сообщил крымский адвокат Эмиль Курбединов, 12 июля российский суд заочно избрал Халиловой меру пресечения – содержание под стражей. Кроме того, по ходатайству следствия, журналистку объявили в международный розыск.

Журналистка крымскотатарского телеканала ATR Гульсум Халилова утверждает, что ее не оповещали о российских судах по этому делу, и что она не работала в организации, которую в России называют батальоном имени Номана Челебиджихана.

Я исключительно выполняла свои журналистские обязанности. Но, видимо, они решили, что надо давить на свободу слова
Гульсум Халилова

– При этом на сайте так называемого Верховного суда Крыма все это было. По идее, они должны дать какую-то повестку, письмо, но мне никто не сказал, что назначен суд на 12 июля, назначен государственный адвокат, что якобы я скрываюсь. Но я не скрываюсь, я тут работаю, меня все видят в эфире телеканала. Это смешно, как я могу это объяснить? Все мы знаем, что после переформатировании гражданской блокады Крыма, ее лидер объявил о формировании батальона Номана Челебиджихана. Я, с начала гражданской блокады, с 20 сентября 2015 года и до 1 января 2016 года, до даты формирования батальона, работала там полевым журналистом. Я ежедневно выходила с прямыми эфирами, сюжетами и рассказывала, что происходит в рамках блокады Крыма. Я исключительно выполняла свои журналистские обязанности. Но, видимо, они решили, что надо давить на свободу слова.

Гульсум Халилова называет это преследование политически мотивированным.

Я не вступала ни в какие батальоны, я работала полевым журналистом
Гульсум Халилова

– Надо же объявить, что крымские татары участвуют в каких-то бандформированиях, надо же сфальсифицировать больше уголовных дел в отношении коренного народа Крыма, который проявляет свою гражданскую проукраинскую позицию. Я не вступала ни в какие батальоны, я работала полевым журналистом. Я уже была в Прокуратуре Автономной Республики Крым, написала заявление, и там возбудили уголовное дело по факту обвинения невинного человека в уголовном преступлении. Конечно же, этим делом будет заниматься Эмиль Курбединов, мы будем подавать жалобу в Европейский суд по правам человека.

Прокурор отдела Прокуратуры АРК Павел Чернышенко заявил в эфире Радио Крым.Реалии, что Гульсум Халиловой ничего не угрожает на материковой части страны.

Продолжается политика запугивания журналистов. Фактически это попытка заставить их заниматься самоцензурой
Павел Чернышенко

– То, что они объявили гражданина Украины в международный розыск, означает исключительно то, что это произошло на основании собранных российскими силовиками материалов. Я считаю, что никакие материалы на данный момент не предоставлены украинской стороне, поэтому комментировать это преждевременно. На материковой Украине Гульсум Халиловой ничего не угрожает. Что до других стран, тут все зависит от уровня сотрудничества страны, куда она может выехать, с Россией – от наличия международных договоров про совместную деятельность так что нужно знать конкретные данные. На мой взгляд, такие действия сотрудников оккупационной власти свидетельствуют только о том, что продолжается политика запугивания журналистов. Фактически это попытка заставить их заниматься самоцензурой.

Член Меджлиса крымскотатарского народа, председатель Комитета защиты прав крымскотатарского народа Эскендер Бариев считает, что российские силовики не сообщили Гульсум Халиловой об уголовном преследовании с конкретной целью.

Эскендер Бариев
Эскендер Бариев
Все это делается целенаправленно, чтобы мы, не имея информации, направляясь куда-либо, могли быть арестованы и экстрадированы в Россию
Эскендер Бариев

– У меня точно такая же ситуация, только у нас статьи разные. У меня статья 281 (то есть «диверсия» в связи с подрывом электроопор в Херсонской области – КР) , которая Гульсум не совсем подходит, учитывая, что она журналистка. Но она освещала события энергоблокады, и ей повесили, будто она имела прямое отношение к вооруженным батальонам, и так далее. Но сам процесс такой же, как и у меня: было решение так называемого суда первой инстанции, они сами же назначили адвоката и не предупредили, а потом провели суд уже второй инстанции, то есть, они отклонили апелляционную жалобу нанятого адвоката. На самом деле государство может предоставлять адвокатов, но то, что он не сообщает ничего подзащитному, это очень большой вопрос. Все это делается целенаправленно, чтобы мы, не имея информации, направляясь куда-либо, могли быть арестованы и экстрадированы в Россию.

Эскендер Бариев добавляет, что ему пришлось направить обращение в представительство Интерпола в Украине вместе с соответствующими документами, и на основании письма из Украины его исключили из списка разыскиваемых в центральном офисе организации.

– Но существует отдельный договор среди стран СНГ. Оттуда меня никто не убрал, потому мне очень рискованно ездить в эти страны. Например, Министерство иностранных дел Украины не рекомендовало мне ездить в Грузию, поскольку она не вышла из этого договора. Что касается стран Запада, у меня проблем нет: я был и в Бельгии, и в Германии, и в Швейцарии, и в США. Кстати, я уже получил уведомление из Европейского суда по правам человека, что мое дело принято к рассмотрению. Но если у меня явно политическая статья, то у Гульсум немного сложнее, здесь нужно еще доказать ее непричастность к каким-либо вооруженным формированиям. Но это – работа серьезных адвокатов-международников.

Публицист-эмигрант из России Аркадий Бабченко уверен, что Гульсум Халиловой не удастся доказать свою правоту в российских инстанциях, особенно если за дело взялась ФСБ.

Аркадий Бабченко
Аркадий Бабченко
Это серьезная статья: если ФСБ берется за такие дела, то процент оправдательных приговоров или отмены приговоров минимальный
Аркадий Бабченко

– Гульсум – маленькая женщина, тихая, скромная, и говорить о том, что она принимает участие в каких-то террористических образованиях, это бред сивой кобылы. С точки зрения логики рассматривать это бессмысленно. Видимо, она кому-то насолила. У ФСБ одна логика: берем самую жесткую статью и по ней тупо давим, закрываем. Эта «чеченская» статья раньше по отношению к чеченцам использовалась, а теперь будет использоваться по отношению к крымским татарам. Но это серьезная статья: если ФСБ берется за такие дела, то процент оправдательных приговоров или отмены приговоров минимальный. Поэтому тут вряд ли поможет адвокатура и международное право, надо просто не попадаться к ним в лапы. Закатают в асфальт, посадят, судиться с ними бесполезно. Но о практике выдачи журналистов из других стран в Россию я не слышал и надеюсь, что Украина этого делать не будет.

Справка: Дискуссия о создании крымскотатарского батальона в составе структуры правоохранительных органов Украины продолжается с 2016 года. В Меджлисе крымскотатарского народа отмечали, что все материалы по данному вопросу были переданы пятому президенту Украины Петру Порошенко и главе МВД Арсену Авакову.

Глава общественной организации «Аскер» Ленур Ислямов призвал присвоить создаваемому «крымскотатарскому батальону» имени Номана Челебиджихана номер воинской части.

В Национальной гвардии Украины, которая входит в систему Министерства внутренних дел Украины, отмечали, что заявления о создании в их структуре «крымскотатарского батальона», остаются пока на уровне заявлений, которые не закреплены законодательно.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG