Доступность ссылки

«Подкреплять действиями слова «Крым – это Украина»: как при президенте Зеленском работают над деоккупацией Крыма?


Год назад Антон Кориневич был назначен на должность постоянного представителя президента Украины Владимира Зеленского в Автономной Республике Крым. Каковы результаты работы этого государственного органа за год? Налажена ли коммуникация между Офисом президента и Меджлисом крымскотатарского народа? Что может сделать украинская власть для деоккупации полуострова? И пойдет ли Кремль на переговоры по Крыму?

Эти и другие вопросы в эфире Радио Крым.Реалии вместе с ведущим Александром Лащенко обсуждают постоянный представитель президента Украины в АРК Антон Кориневич, глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров, украинский политолог Олег Саакян и российский политический журналист Александр Рыклин.

– Антон, перечислите, пожалуйста: что именно сейчас делает Украина для возвращения Крыма?

Кориневич: То, что может делать в той ситуации, когда, к сожалению, не имеет контроля над временно оккупированным полуостровом. Украина пытается как можно лучше обеспечить сохранение связей со своими гражданами в Крыму, как можно чаще поднимать крымский вопрос на международной арене и комплексно прорабатывать санкции против России – как внутри страны, так и с разными международными органами. Украина защищает права крымчан.

Антон Кориневич
Антон Кориневич

– А именно?

Мы были одним из ключевых органов, который помогал крымчанам в это сложное время пандемии коронавируса
Антон Кориневич

Кориневич: Вот последний пример: как вы знаете, с начала карантина были закрыты контрольные пункты въезда-выезда на административной границе с Крымом, и мы за это время обработали около двух тысяч обращений граждан. Мы работали без выходных, без отдыха, поддерживали контакты с Министерством по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий, с Госпогранслужбой и помогали людям пересекать админграницу. Мы очень благодарны Херсонской областной государственной администрации за обеспечение доступа к беспроводному Интернету на пунктах пропуска для скачивания приложения «Дій вдома». Наше представительство способствовало установке дополнительного оборудования, чтобы сигнал был лучше. Словом, мы были одним из ключевых органов, который помогал крымчанам в это сложное время пандемии коронавируса. Мы открыты для обращений граждан всегда. Работы очень много, но у всех нас есть понимание, что эта работа в итоге может привести к большой цели.

– Как вы считаете, не затухает ли вопрос Крыма в международной повестке?

Никто не может снять крымский вопрос с международной повестки дня, потому что это вопиющее нарушение международного права
Антон Кориневич

Кориневич: Нет, и мы сейчас видим очень активную дипломатическую работу Украины на разных международных площадках. Ей занимается и Министерство иностранных дел, и другие представительства нашей страны за границей, и наше представительство, которое способствует дипломатам в их работе. Никто не может снять крымский вопрос с международной повестки дня, потому что это вопиющее нарушение международного права. Поэтому цивилизованный мир никогда не признает изменение статуса Крыма. Я уверен, что усилия Украины не позволят этой теме затухнуть.

– С другой стороны, ряд украинских политиков в последние месяцы – например, глава парламентской фракции «Слуга народа» Давид Арахамия и премьер-министр Денис Шмыгаль – делали неоднозначная заявления о возможном возобновлении поставок воды в аннексированный Крым. Не может ли это, по-вашему, повредить дипломатическим усилиям Украины? В том плане, что у западных партнеров может сложиться впечатление, будто нынешние украинские власти, возможно, готовы договариваться с Россией и по воде для Крыма, и по другим вопросам – в отличие от предыдущего руководства страны.

Никто ни разу не поднимал проблему водоснабжения оккупированного полуострова всерьез
Антон Кориневич

Кориневич: Во-первых, проблема темы Крыма в том, что в предыдущие годы о ней очень много говорили, но мало делали. Если мы будем больше работать по проблеме полуострова, то и эффекта будет больше – а не только комментировать что-то в соцсетях. Во-вторых, я считаю, что мы не можем говорить о водоснабжении Крыма до деоккупации. И эту точку зрения представительства мы донесли до всех. Мы знаем о тех заявлениях, о которых вы говорите – но заметьте, что все эти политики потом исправлялись. Никто ни разу не поднимал проблему водоснабжения оккупированного полуострова всерьез. Мы работаем с коллегами, коммуницируем с разными органами власти, и я не вижу у них никакого желания идти на попятную и договариваться с Россией. То же касается и наших международных партнеров – украинские дипломаты работают очень активно, и никакого отката назад нет. Просто нам действительно важно делать какие-то вещи, а не просто говорить, что Крым – это Украина. Говорить так нужно, но необходимо также подкреплять эти слова действиями.

– Спасибо, Антон. Рефат-агъа, немногим более месяца назад вы вместе с другими представителями Меджлиса крымскотатарского народы встретились с президентом Владимиром Зеленским. Как вам показалось: он слышит крымских татар?

После слов Зеленского прошло уже больше месяца, но новой рабочей группы все еще нет
Рефат Чубаров

Чубаров: Я могу сказать, что у нас происходит взаимодействие с разными органами власти. В частности, идет очень плодотворная работа с Министерством иностранных дел, с Министерством культуры. Но есть некоторые наши основные задачи, которые не продвигаются ни на шаг вперед. Президент говорил о том, что нужно создать рабочую группу и рассмотреть изменения в законодательство Украины. Есть три законопроекта, которые уже давно подготовлены очень мощными юристами: это законопроект о статусе крымскотатарского народа, о коренных народах в Украине и проект поправок к статье 10 Конституции Украины по поводу создания крымскотатарской национально-территориальной автономии. Так вот, после слов Зеленского прошло уже больше месяца, но новой рабочей группы все еще нет. То есть президент дает поручение, но продолжить работу согласно этому поручению с теми, кто сидит в Офисе президента, просто невозможно.

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

– То есть?

Мы передали в Офис президента проект указа о взаимодействии с Меджлисом, и это не просто наше желание, а необходимость
Рефат Чубаров

Чубаров: Встречи назначаются, потом переносятся. То есть плодотворная работа в законодательной сфере у нас не выстроена… Если говорить о системной, комплексной работе, которая не давала бы продохнуть ни одной исполнительной структуре в хорошем смысле слова, чтобы общество было мобилизовано – к сожалению, такого я не наблюдаю. Мы передали в Офис президента проект указа о взаимодействии с Меджлисом, и это не просто наше желание, а необходимость. Представительный орган крымских татар на протяжении этих шести лет выполняет колоссальную работу по многим направлениям, чтобы тема деоккупации Крыма, тема крымских политзаключенных, тема угрожающего положения крымскотатарского народа занимали заметное место в повестке международного сообщества. Но у нас не хватает ресурсов – эту работу следует перевести на государственные рельсы. То, что мы не видим ответной мобилизации, я считаю ненормальным.

– Спасибо. Олег, учитывая опыт стран Балтии, чью аннексию Советским Союзом десятилетиями не признавали на Западе, и в итоге они все были освобождены – не получится ли так, что деоккупации Крыма тоже придется ждать более чем полвека? Или это неправильная аналогия?

Статус СССР как страны-победительницы и статус России как страны-изгоя – это два разных геополитических веса
Олег Саакян

Саакян: Это абсолютно верная аналогия, с точки зрения готовности и мотивированности западных партнеров и их привычных практик. Мне кажется, нам не придется ждать деоккупации Крыма пятьдесят лет – этот срок гораздо меньше. Запасы прочности Российской Федерации все же сильно отличаются от запасов прочности Советского Союза в то время. Кроме того, статус СССР в 1950-е как страны-победительницы и сегодняшний статус России как страны-изгоя – это тоже два разных геополитических веса.

Олег Саакян
Олег Саакян

– Но что может сделать Украина в этой ситуации?

Люди должны быть связаны с Украиной и ощущать от нее поддержку
Олег Саакян

Саакян: Конечно, ее инструментарий крайне ограничен. Всегда можно найти, за что покритиковать или похвалить власть, но в данном случае главное, чтобы баланс между этими аспектами соблюдался. Следует отметить, что украинская власть удерживает вопрос Крыма в фокусе международной повестки. О полуострове не просто не забывают, а стараются всячески о нем напоминать, даже когда это неудобно. Вторая важная задача – создание инфраструктуры связности. Мы должны сохранять те связующие ниточки, которые у нас есть с Крымом и с Востоком Украины, и усиливать связи там, где у нас их нет. Из последнего – инициатива, согласно которой жители оккупированных территорий смогут поступать в украинские вузы без сдачи внешнего независимого оценивания, а также обустройство контрольно-пропускных пунктов с центрами предоставления административных услуг. Люди должны быть связаны с Украиной и ощущать от нее поддержку. Третье – информационное пространство, так сказать, виртуальная деоккупация. Это, в первую очередь, информирование и поддержка, но ни в коем случае не переубеждение. Пока там российские танки и монополия российского медиапродукта, любое успешное переубеждение будет приводить только к усилению репрессивной машины и к выдавливанию еще большей части населения с оккупированной территории. Словом, мы должны создавать каналы получения людьми информации, не ожидая от них ответной любви.

– Спасибо. Александр, по вашему мнению, могут ли сложиться такие обстоятельства, при которых Кремль начал бы диалог о деоккупации Крыма?

Александр Рыклин
Александр Рыклин
Владимир Путин никогда не начнет диалог по Крыму, и надеяться на это совершенно бесполезно
Александр Рыклин

Рыклин: Владимир Путин никогда не начнет диалог по Крыму, и надеяться на это совершенно бесполезно. Пока он у власти в России, инициировать возвращение полуострова Украине не получится. По сути, это краеугольный камень всей внутренней политики России, начиная с 2014 года. Но если учитывать, что сейчас у российской власти дела идут совсем не здорово, то могут начаться самые разнообразные процессы. Можно быть уверенными, что при любой новой власти тут же встанет вопрос Крыма. Никакая нормализация жизни в России и инкорпорирование ее в международное сообщество невозможны без обсуждения проблемы аннексированного полуострова. Такие переговоры точно последуют, поскольку это принципиальный вопрос не только для Украины, но и для Европы, и для США. Конечно, нельзя ожидать, что Крым вернется под контроль Украины на следующий же день, но разговоры на эту тему начнутся.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG