Доступность ссылки

«Я стала машин «скорой» бояться». Как студентов МГУ принудительно изолируют в общежитии во время пандемии


Здание общежития МГУ на Воробьевых горах в Москве. Иллюстрационное фото

В общежитии МГУ студентов из-за коронавируса запирают в комнатах и изоляторах общежития, отбирая пропуска. Некоторых увозят в обсерваторы. Свои действия администрация объясняет указом мэра Москвы Сергея Собянина об обязательной изоляции на две недели каждого, кто контактировал с больным коронавирусом. Студенты недовольны хаотичностью и необъяснимостью мер, а волонтеры и добровольцы занимаются тем, что разносят еду и лекарства: закрытые в комнатах люди не могут выйти даже на кухню.

Сейчас на карантине в общежитии ДАС (Дом аспиранта и стажера) в Академическом районе Москвы около ста человек, но это количество постоянно меняется то в меньшую, то в большую сторону, рассказала Настоящему Времени участница студенческого комитета, которая пожелала сохранить анонимность. "Эти цифры не точные, – поясняет активистка студкома Лида Геращенко. – В таблице, по которой мы смотрим, кому и куда нести какое количество порций еды, часто меняются значения: кто-то из ребят уезжает домой, кого-то снимают, кто-то просто не заказывает порцию на себя. Исходя из этого, точно сказать трудно, на каждом факультете разное число заболевших, но суммарно это несколько десятков".

Студенты не знают, по какому принципу решается, кого запереть в комнате, а кого увезти в обсерватор. На территории общежития стали часто появляться врачи "скорой", а в студенческих чатах ежевечерняя перекличка – в какую комнату приехали в этот раз. О том, как проходит изоляция в стенах МГУ, корреспонденту Настоящего Времени рассказали студенты трех факультетов: журналистского, биологического и философского.

"За нас боролись сразу две бригады"

Житель ДАСа Никита Сульженко говорит, что сам обнаружил у себя симптомы коронавируса, а ответственная за этаж в общежитии вызвала участкового врача. Врач взял мазок ПЦР у Никиты и его соседа по комнате, после чего молодые люди подписали обязательство закрыться на карантин в своей комнате, пока не станут известны результаты теста.

Диагноз подтвердился на третий день: "Утром я получил смс от врача, где сообщалось, что у нас обнаружен ковид. Через час мы уже встречали первую бригаду "скорой". Фельдшер пообщался с нами, дал указания по лечению и позвонил в инфекционный центр. Сказал, что нас нет смысла забирать и проще просто подержать две недели в комнате. Нас такой вариант, в принципе, устраивал". Но через пару часов к студентам приехали новые врачи и уже в защитных костюмах – снова спросили про самочувствие, померили температуру и сказали, что через два-три дня придет врач, у которого необходимо спросить про обсервацию. И еще через три часа после ухода второй бригады в дверях появилась третья: они уже приехали забирать студентов на карантин в обсервацию. "Забавно то, что, пока третья бригада заполняла документы, в комнату забежал врач четвертой "скорой" с документами лично на меня. В итоге за нас с соседом боролись сразу две бригады, выиграла третья, и мы поехали вместе с ними", – рассказал Никита Сульженко.

Дом аспиранта и стажера (ДАС), общежитие МГУ на улице Шверника в Москве
Дом аспиранта и стажера (ДАС), общежитие МГУ на улице Шверника в Москве

"Скорая" увезла студентов в обсерватор по адресу Абрамцевская улица, 15, к1 – один из многочисленных изоляторов для больных коронавирусом в слабой форме. Сколько всего человек в обсерваторе и есть ли там другие студенты МГУ, Сульженко не знает, так как из комнаты ему выходить нельзя. "Раньше я думал, что нас забрали из-за подтвержденного коронавируса. Общежитие – общественное место. Есть больной – его нужно изолировать, все просто. Но сегодня я узнал, что мой третий сосед, у которого также подтвердили ковид, остался в общежитии, хоть и был переселен в другую комнату. После этой новости я окончательно перестал видеть логику хоть в чем-то, – говорит студент. – В обсерваторе нас кормят, за нами наблюдают. Если станет хуже, перевезут в стационар. Пока что все идет к тому, что мы просто пересидим здесь две недели, и все". Срок ковид-заключения у Никиты заканчивается 22 октября, а пока он учится онлайн: "Благо большинство пар у нас и так были в онлайн-режиме. Так что для меня лично ничего не изменилось в плане учебы".

"Группы, которые сажают на карантин, переводят на дистанционное обучение. У нас было всего две очные пары, они проводятся дистанционно, как весной. Занятие, которое должно было проводиться в студии, переносится на время после карантина. Особой разницы не ощущается, если честно", – подтверждает слова коллеги по факультету студентка Мария Ефремова.

Врач с маской на подбородке и изолятор в общежитии

В начале октября история принудительной изоляции началась для студента Вадима Шмальца: 4 октября температура 37,5 поднялась у него, а на следующий день, 5 октября, с высокой температурой проснулся его сосед по комнате. Решено было вызвать врача. Анализ на коронавирус взяли у двоих соседей Вадима по комнате, а у Вадима не стали. Несмотря на это все, трое молодых людей подписали согласие на двухнедельную самоизоляцию и сдали студенческие пропуска – так МГУ обеспечивает соблюдение самоизоляции. Когда пришел положительный тест на ковид у обоих соседей Вадима, их сразу увезли в обсерватор на Абрамцевской улице: "А я же тест сначала не сдал, по их логике, не болею", – пояснил Вадим. В тот день он писал в студенческом чате: "Я заперт в одиночке, у меня никого не осталось, а через тринадцать минут мой день рождения".

Изолятор для студентов в общежитии ДАС. Фото: Вадим Шмальц
Изолятор для студентов в общежитии ДАС. Фото: Вадим Шмальц

Через несколько дней Шмальц перестал чувствовать вкусы и запахи – тогда приехала бригада "скорой", чтобы взять анализы и у него. Медиков было двое: один в защитном костюме, а второй – в спущенной на подбородок маске. "Коронавирус – это политика", – сказал Вадиму этот врач и добавил, что каждый день от коронавируса умирает меньше людей, чем от туберкулеза или онкологии, "так что коронавирус не так опасен, как принято говорить, и вся паника вокруг него создана искусственно".

Сейчас диагноз Шмальца подтвержден, но он остается в стенах МГУ: вместе со студентом биологического факультета он находится в одной из комнат изолятора ДАСа. Выйти из изолятора Вадим сможет только 26 октября: хотя его двухнедельная изоляция началась раньше, с момента получения положительного теста на коронавирус ему стали отсчитывать "новые" две недели.

Изоляция в МГУ мало чем отличается от изоляции в обсерваторе: студентам нельзя выходить из комнаты, три раза в день представители студенческого комитета приносят к комнате бесплатную еду, которая предоставляется за счет факультета, а по утрам те же люди забирают мусор от двери комнаты. Кухня в ДАСе общая для всех жителей этажа, а пользоваться электроплитками в комнатах строго запрещено, поэтому готовить себе сами студенты не могут. Первые дни изоляции Вадим Шмальц провел в своей комнате, а затем его перевели в одну из комнат, обычно отведенных для родителей студентов, которые приезжают в ДАС, – сейчас там сделали местный изолятор. "Никто не стал объяснять, почему меня перевели. Насколько я понимаю, есть инструкция, согласно которой студенты с подозрением на ковид могут оставаться в своих комнатах, но как только болезнь подтверждается, их должны переводить. Это странно, потому что я и так уже был один в комнате", – недоумевает Шмальц.

Помещение, в котором Вадим живет сейчас, он описывает так: "Это небольшая комната с одним столом, шкафом, двумя тумбочками и двумя кроватями. В комнате есть душ и туалет". Редкое отличие изоляции в МГУ от изоляции в обсерваторе – интернет слабый настолько, что учиться, по словам Вадима Шмальца, почти невозможно: "У нас сейчас достаточно слабый интернет, поэтому я не захожу на пары, а в будущем представлю справку о болезни и буду наверстывать пропущенный материал".

Карантин для здоровых

Георгий Малинов (имя и фамилия изменены по просьбе студента – НВ) оказался на принудительной самоизоляции в стенах общежития, потому что один из его соседей по комнате контактировал с человеком, у которого поднялась температура: "Этот человек запаниковал и сообщил на мой факультет, чтобы они приняли меры в отношении нашей комнаты. К нам принудительно вызвали врачей, которые брали у нас мазки и давали на подпись постановления. После этого у нас забрали общажные пропуска и погрозили, чтобы мы не только не выходили на улицу, но и не гуляли по общежитию внутри", – рассказал Георгий. Через три дня пришли результаты теста: у всей комнаты, как и у того человека, с чьей повышенной температуры все и началось, коронавируса не оказалось. Однако здоровые молодые люди пробыли на самоизоляции с 18 сентября до 1 октября.

Как и остальным, им в комнату носили бесплатную еду из столовой три раза в день: "Правда, для этого необходимо было в установленный срок каждый день заполнять анкету. Не заполнил – голодаешь, – рассказывает Малинов. – К тому же часто приносили блюда, которые могут не соответствовать вкусовым или идеологическим предпочтениям ребят. Вегетарианского меню не предполагалось. Один из моих соседей не ест пюре, например, а его приносили почти каждый день. Один раз даже принесли морскую капусту, хотя это специфический продукт. Короче говоря, права выбора еды не было".

Общая кухня (одна на этаж) в общежитии ДАС МГУ, студентам в изоляции запрещено ей пользоваться
Общая кухня (одна на этаж) в общежитии ДАС МГУ, студентам в изоляции запрещено ей пользоваться

По словам студента, администрация вуза ссылается на постановление, в котором прописано, что даже при отрицательном тесте необходимо изолироваться 14 дней: "То есть в администрации знали, что мы не болеем и сидим зазря, однако они не собираются перечить правилам и указам мэрии Москвы", – раздражается Георгий. По окончании положенных двух недель студентов отправили за справкой, которую потом те показали охранникам общежития в обмен на свои пропуска.

Студентов обязали получать такую справку только в 202-й поликлинике МГУ – причем это не справка об отсутствии у студента коронавируса: "Справка просто о состоянии здоровья, так как результаты теста на ковид первым же делом, как они приходят, доставляют в администрацию общежития, – объясняет Малинов. – Я хотел бы еще рассказать о том, что девочек, которые попали в такую же ситуацию и пошли в больницу в тот же день, 1 октября, заставили проходить платный медосмотр по пятьсот рублей с человека из-за того, что они не были прикреплены к 202-й поликлинике. Но они были прикреплены к районной 22-й поликлинике на Академической. Нас, благо, это обошло, но за них очень обидно". Другая студентка того же факультета рассказала корреспонденту Настоящего Времени, что в поликлинике МГУ ее с соседкой, наоборот, не приняли и после двух недель карантина отправили получать справку в поликлинике, к которой девушке прикреплены. "А там врачи сказали, что наших результатов на коронавирус нет и нам надо еще на две недели самоизолироваться", – говорит студентка.

Как выйти досрочно и кто все это контролирует

Единственная собеседница Настоящего Времени, которой удалось выйти с принудительной самоизоляции раньше срока, – Мария Вадимова (имя изменено по ее просьбе): "У моей соседки в группе была зараженная, то есть был контакт. Хотя тут такой интересный момент: этот же контакт как бы был и у меня тоже, потому что эта зараженная девочка пришла к нам на пару просто посидеть. По идее, степень контакта у нас была равная, но почему-то было решено, что контакт нашей соседки более сильный, чем у нас, поэтому нас закрыли в комнате, а ее отправили пешком сдавать тест в поликлинику. Очень логично".

Мария и еще одна ее соседка были готовы тоже идти в поликлинику, но им велели не выходить за пределы комнаты. Как и у остальных изолированных, у всех трех девушек забрали пропуска, но зачем-то вместо них выдали временные – на две недели: "Непонятно, с какой целью, если мы все равно не можем выходить". Пока девушки недоумевали, зачем им временные пропуска, в одном из студенческих чатов шло обсуждение:

— На охране все еще чекают список тех, кто, по сути, должен на карантине быть? Или есть шанс остаться незамеченным?

— Вчера меня встречал охранник с листком в руках и проверял, нет ли меня в каком-то списке, как и человека после меня. Я думаю, сейчас строго с этим, слишком много случаев.

Известие о принудительной изоляции стало для Марии полной неожиданностью, тем более что администрация вуза толком не объясняла алгоритм дальнейших действий: "Такая неопределенность не лучшим образом сказалась на моей работе, – говорит студентка. – Но хорошо, хоть студком организовал эту тему с питанием, а то бы пришлось тратить намного больше денег, чем ты привык, заказывать еду. И то, что волонтеры приносят еду, создает ощущение связи с внешним миром, которая теряется, когда ты заперт в маленьком пространстве, это все немного начинает влиять на состояние психическое".

Самоизоляция для Марии и обеих ее соседок по комнате закончилась, когда пришли результаты анализов на коронавирус – все трое оказались здоровы. Мария предполагает, что их не заставили отсиживать две недели, потому что их комната "и так была проблемная": "Я несколько раз обращалась к администрации со словами, что мне надо выйти и купить рецептурные препараты, которые продают только по паспорту и рецепту. Но, вообще, мы не слышали, чтобы кого-то, кроме нас, выпускали до окончания этого срока в четырнадцать дней", – поделилась студентка.

"Понять, кто за что отвечает, почти невозможно: врача как бы должен вызвать ответственный за этаж. Но я знаю случаи, когда врач приезжал еще до того, как главная за этаж узнала, что у кого-то есть симптомы", – говорит Сергей, один из студентов, который еще ни разу не побывал в изоляции. По его словам, студентам более-менее понятна роль только охранников, которые отвечают за пропуска, то есть изымают их у изолированных студентов и проверяют входящих и выходящих по спискам.

Один из корпусов общежития ДАС МГУ на улице Шверника. Фото: Юрий Дмитриенко
Один из корпусов общежития ДАС МГУ на улице Шверника. Фото: Юрий Дмитриенко

"Миловать" нас, по идее, могут только врачи – выдав справку по окончании двух недель в заточении. Но это, с одной стороны. С другой стороны, даже если врач скажет, что я здоров, а тест подтвердит, что у меня нет короны, я все равно буду сидеть две недели, потому что администрация меня не уберет из списков", – рассуждает студент. Он слышал, что результаты анализов на COVID-19 приходят напрямую руководству факультета, минуя даже поликлинику университета, но подтвердить эту информацию никак не может: "Рад бы, но нам толком ничего не объясняют. Отсюда и паника у многих", – пояснил Сергей.

На момент публикации материала не удалось получить комментарий ни администрации МГУ, ни руководства упомянутых факультетов.

"Крыша едет, когда не понимаешь логики"

Следует отметить, что у студентов, которых не забирают болеть в больницу или обсерватор, есть выбор – провести двухнедельную самоизоляцию в общежитии или уехать на это время домой, и многие пользуются возможностью покинуть университет: "Я осталась, потому что ехать домой и потом обратно дороже, чем остаться тут, а в Москве знакомых, способных приютить, не нашлось. Если бы такие были, в четырех стенах, разумеется, не осталась бы", – поясняет студентка Мария Ефремова, которая отбывает две недели в своей комнате в общежитии.

Мария рассказывает, что нужно сделать, чтобы уехать домой: "Пойти к "коменде" и оповестить об уезде, некоторым надо убрать вещи в шкафы, так как на период отсутствия может быть запланирован ремонт, написать заявление, и можно уезжать". Из группы Марии домой уехали восемь человек – еще до того, как началась массовая посадка студентов на самоизоляцию.

Когда только стали появляться первые новости о возможном повторении режима самоизоляции, студентам журфака МГУ руководство факультета дало возможность перейти на дистанционное обучение: "Так как факультет не вправе инициировать полный переход на дистанционное обучение, факультет готов пойти навстречу. Если будет групповое решение, пишите заявление от имени группы на имя декана и отправьте на почту начальнику курса. Если же желание индивидуальное – делаем то же самое, только от своего лица и ждем ответ от деканата", – передали журфаковцам через члена студенческого совета факультета журналистики Анну Мцаришвили.

Большинство собеседников Настоящего Времени жалуются на то, что "ничего не понятно": "Ну, правда, крыша едет, когда не понимаешь логики вообще: что считается контактом, по какому принципу сажают на карантин, как выходить с карантина? Я стала машин "скорой" бояться, мы тут как будто черные воронки ждем", – жалуется студентка второго курса, попросившая не упоминать ее имя. По ее словам, "в общежитии стало намного больше раздражения": одни студенты раздражаются на кашляющих и чихающих, в каждом видя потенциальную причину всеобщей изоляции, а другие – на тех, кто "готов настучать на любого, у кого даже легкое недомогание". В распоряжении редакции есть сообщения из студенческого чата, куда студенты сообщают, что к общежитию снова приехала "скорая" и "еще кого-то забирают".

"Знаете, что еще обидно? Студенты, которые изолированы вне общежития, дома или на съемных квартирах, – вот за ними никто вообще не следит, они могут выходить в магазин и даже видеться с друзьями. А мы, заперты тут, под колпаком, причем весьма неудобным", – жалуется студент философского факультета, пожелавший сохранить полную анонимность.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG