Доступность ссылки

Воззвание крымских масс против Майдана писали в Кремле – журналисты, изучавшие взломанную почту помощника Суркова


Архівне фото: Владислав Сурков і Володимир Путін

Как «приручить» Януковича, который может все-таки вернуться к идее евроинтеграции, что делать с новым и.о. президента Турчиновым и возможным будущим, с точки зрения России – Тимошенко, как создать «новороссию» с центром Харькове, на кого можно опереться в Харькове, Одессе, Херсоне – и даже как добиться отделения Галичины от Украины. Обо всем этом идет речь в возможной взломанной почте помощника бывшего советника Путина Владислава Суркова Бориса Рапопорта, которую выложили в сеть украинские хакеры.

Что хотел Кремль от Украины в 2014-м году и на кого опирался? Где на самом деле были написаны «заявления сепаратистов» Крыма и Донбасса? И почему масштабный план «новороссии» таки провалился?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили эксперт по информационной безопасности, член Совета по вопросам свободы слова и защиты журналистов Татьяна Попова и журналист Радiо Свобода Михаил Штекель.

Об основных темах переписки читайте в материале: «Почта Рапопорта»: кому и за что, возможно, платило ведомство Суркова за подрыв ситуации в Украине

– Татьяна, дайте общее представление о переписке: сколько там писем? Что слили в сеть украинские хакеры?

Татьяна Попова: Я открыла каждое письмо с начала 2013 года по где-то первые месяцы 2015-го. Самое интересное отправила региональным журналистам Одессы, Харькова, Донецка, Луганска, Днепра, чтобы они подробнее могли поработать по своим регионам. Там еще есть, конечно, 2019 – 2020 год, но он больше касается России: интересен будет для российских коллег, я думаю.

– С вашей точки зрения, делом Украины занимались профессионалы или это были скорее случайные люди, которым поручили раскачивать внутриполитическую и внутриэкономическую ситуацию в Украине?

Писались крымские тесты, воззвание крымских масс против Майдана, речи Царева


Татьяна Попова: Рапопорт – информационный аналитик, очень проффесиональный информтехнолог. Здесь в переписке сугубо информационная работа, нет этих десантников, которых ловили десятками еще летом 2014 года. Это явно шло через ведомство либо Шайгу, либо через Главное разведывательное управление. Здесь сугубо информационная работа, организация митингов поклонников идеи «Новороссии», которая была весной 2014 года, писались крымские тесты, воззвание крымских масс против Майдана, речи Царева, обращения представителей харьковских, одесских, донецких, луганских «народных республик» писались в Кремле в этом отделе Рапопорта. Они все есть в том дампе.

Татьяна Попова
Татьяна Попова

– Там есть текст, который потом был озвучен так называемыми «народными губернаторами» и представителями якобы крымских советов?

Татьяна Попова: Да, он был в теле письма, и там этих текстов много. Он не один раз попадается: один раз по Крыму еще в январе, по-моему, потом по Донецку, Луганску – уже в марте, апреле, потом появляется Харьков, Одесса.

– Что интересного удалось выудить из этого массива информации – там, по-моему, 10 гигабайт – и какое впечатление по тону, которым обсуждаются внутриукраинские дела?

Михаил Штекель: Эти ребята не рассматривают Украину и украинские дела, как что-то, что их не касается, как дела суверенного государства. Те проблемы, которые они хотят здесь решать, – это проблемы, как они считают, их. Конечно, все обсуждается заранее – тема Крыма и попытка какой-то ползучей аннексии, пусть может быть не военной, появляется еще, по-моему, в ноябре 2013 года.

Многие программные вещи для так называемой «Новороссии» писались или утверждались Рапопортом или его коллегами
Михаил Штекель


Если я правильно понял, в письмах речь идет о попытке взять под контроль бизнес-потоки, политические процессы, которые происходят в Крыму. Многие программные вещи для так называемой «Новороссии» писались или утверждались Рапопортом или его коллегами по этому сурковскому управлению.

Вообще проникновение этих специалистов по коммуникациям в украинские проблемы – очень серьезное: рассматриваются списки из общественных организаций, активистов, политиков, журналистов, которых можно использовать, которых уже используют, проскакивают мысли, что нужно использовать не только откровенно пророссийских активистов, но и тех, кто пострадал в результате экономической рецессии, связанной с войной, с падением курса гривны. Пишется об общественных организациях, которые надеялись на местный бизнес, сейчас они страдают из-за того, что нет денег и, возможно, они тоже могут стать проводниками, которые помогут каким-то образом распространить сеть влияния на всю страну.

Михаил Штекель
Михаил Штекель

В переписках Рапопорта есть списки людей, которые были арестованы за сепаратизм или другие преступления, связанные с войной. Аброськин и Садовник, бывшие сотрудники «Беркута», которых судят за расстрелы «Небесной сотни», тоже проходят по списках как люди, которым помогают адвокатами или залогами из России из этого сурковского управления, они находятся как бы в сфере их ответственности. Причем летом 2014 года адвокаты даже жалуются, что там были заморожены выплаты, и хотят как-то решить этот вопрос.

Рассматривается создание льготных условий для молодёжи в высшие и средние специальные учебные заведения России, которая захочет бежать из Украины
Михаил Штекель

Включение действительно очень серьезное в украинскую повестку, есть детали интересные, как они пытались интегрировать людей, живущих на оккупированных территориях, в Россию. Рассматривается создание льготных условий для абитуриентов в высшие и средние специальные учебные заведения России, для той молодежи, которая захочет бежать из Украины. То есть горизонт работы этих специалистов действительно очень большой.

Речь идет о конкретных задачах – поисках возможных агентов влияния, развертывании сетей влияния, каких-то тактических планах, оперативных, с большой перспективой, с небольшой перспективой.

Люди, судя по переписке, живут в картине, где условно Россия должна всех спасти. Это даже не ставится под сомнение для них
Михаил Штекель


Там есть системная работа по построению квазигосударства «Новороссии» с людьми, которые готовы ехать на так называемый съезд в Донецк со всей страны, даже из Киева есть, по-моему, один или два человека. Создание такой иллюзии, которую авторы потом презентовали в Украине, в России, может быть, международным партнерам, потому что возможность информационной работы с европейцами тоже обсуждается в одной из аналитических записок, которые получал Рапопорт. То есть это очень широкая работа, очень системная. Это люди, которые, судя по переписке, живут в картине, где условно Россия должна всех спасти. Это даже не ставится под сомнение для них. То есть информационная экспансия или военная экспансия для них является естественной средой существования.

– Почему, с вашей точки зрения, Украиной поставили заниматься Бориса Рапопорта: у него были какие-то особенные связи в Украине или знания об этой стране?

Татьяна Попова: Там, наверное, тысяч 10 файлов, и большинство – мониторинги. Изначально, в 2013 году, они ему приходят не по Украине отдельно, а и по Южной Осетии, Абхазии, Молдове. Они начинают внимательнее присматриваться к Украине уже в ноябре-декабре, когда начинают анализировать сначала Крым, а потом уже восточную Украину, и тогда уже мониторинг начинает отдельный ходить по Украине, и отдельный по Абхазии, Осетии и Молдове.

Какие у них дети, кто жёны: очень циничные детальные описания, через кого можно на кого влиять, вплоть до того, кто есть основные лица всех каналов Украины, включая все каналы Крыма
Татьяна Попова

То есть они для себя решили, что это – как бы вообще их территория. Это меня сначала очень сильно возмутило внутренне. Потом они начинают понимать, что здесь что-то не то и нужно внимательно смотреть на ситуацию. Они начинают анализировать бизнес, политику, как подойти, , как можно на них повлиять: очень циничные детальные описания, через кого можно на кого влиять, вплоть до того, кто есть основные лица всех каналов Украины, включая все каналы Крыма. И уже когда они понимают, что «Новороссию» проиграли и ее не будет, и у них есть максимум этот очаг, который они должны постоянно поджигать на Донбассе, и оккупированный Крым, они начинают пытаться влиять на медиапространство других стран – есть Германия, Польша, Болгария – через ультралевых, ультраправых, чтобы они выступали и делали заявления против Украины.

– А есть ли данные о реальных информационных, политических операциях, которые были организованы Борисом Рапопортом на территории Украины и когда все началось: Кремль понял, что нужно уже не влиять на Виктора Януковича, заводить своих агентов влияния и возможно даже силовым сценарием действовать?

Татьяна Попова: У них свои агенты влияния были здесь постоянно. Сказать, что их здесь не было до Януковича или до конца Майдана, нельзя. Просто они работали целиком легально: были легальные русские партии, тот же Аксенов, который потом был действующим лицом аннексии Крыма, из русской партии, тот же Бузина. Они – в списках «наши люди» с описанием, кто эти люди.

Просто в какой-то момент они поняли, что это не работает. Видно, как менялось их осознание ситуации в Украине, когда они сначала думали, что мы назовем партию «русские», вбухаем в нее денег – и все заработает. Вдруг они поняли, что это уже не работает, наоборот вызывает отторжение, негатив. Конечно, если бомбить людей на Донбассе и аннексировать Крым, будет странно, если остальные украинцы будут любить русскую партию. Они это поняли эту ошибку и начали смотреть, что могут спонсировать, например, какие-то ультранационалистические или какие-то партии. Наверное, с весны 2014 года они начали обсуждать другие варианты.

– Стараться работать под прикрытием?

Они пытались купить каналы холдинга Пинчука

Татьяна Попова: Да, под прикрытием. Детальную переписку с Грановским выложили еще до меня, где он рекомендует создание отдельного телеканала, говорит, что Януковичу не стоит доверять и так далее. Там есть, кстати, про создание телеканала информационного «Новости», хотела бы отметить, что холдинг Медведчука у нас называется «Новости». Есть вещи, которые потом, мне кажется, были реализованы, когда они поняли, что они не могут вещать на прямую, то начали искать варианты, как еще заходить: ну, вот покупка каналов. Они пытались купить каналы холдинга Пинчука. После победы Майдана и представитель холдинга Пинчука, и представитель холдинга Ахметова, которые были с ними в переписке, прекращают переписываться.

– Вы отметили в обзоре этого дампа Бориса Рапопорта, что в «Новороссии» планировали сделать столицей Харьков, а не Донецк: почему и как возник концепт «новороссии»?

Татьяна Попова: Они начали говорить об «новороссии» приблизительно после того, как решили, что Крым забираем тем или иным образом. Просто этого нет в переписке, но судя по тому, что Крым постепенно начинает в такой повестке сходить, где мы попытаемся сделать что-то информационное или скупить все бизнесы и все телеканалы. Где-то в начале февраля он начинает оттуда пропадать и начинает возникать вопрос юго-востока. Почему Харьков – для меня это загадка. Возможно, потому что ближайший крупный город к Российской границе, рядом Белгород, и там рядом есть военные части. Первый флаг России поднял как раз россиянин на Харьковской ОГА, поэтому у них в Харькове достаточно был большой актив по тем спискам, которые я видела.

Харьков с идеологической точки зрения просто прекрасен
Михаил Штекель

Михаил Штекель: Харьков с идеологической точки зрения просто прекрасен, это – украинская столица, которую создал Советский Союз совершенно искуственно, но при этом Советский Союз и поближе к России.

– Как видим, провалился проект «новороссия». С вашей точки зрения, в чем дело?

Татьяна Попова: В Харькове, Одессе всегда было и меньше влияние российских каналов, и был местный актив. Даже в Мариуполе, по-моему, три дня отбивали УВД, чтобы не дать «ДНРовцам» захватить его.

Просто не было такой с одной стороны подготовленной почвы, с другой стороны не было такого влияния того же Януковича. На сколько мне рассказывали люди, по Донецкой области младший Янукович (Саша-стоматолог так называемый) звонил людям, принимавшим решение – прокурорам, в милицию – и просто требовал, типа я вас поставил – вы должны сделать то-то: принять Пушилина или кого-то с «ДНР» и организовать в вашем городе то-то.

Мне кажется, местные элите, патриотически настроенные граждане и просто местные разумные граждане не хотели участвовать. Там, кстати, есть несколько писем-жалоб на этих полевых командиров, которые были на «ЛДНР», на Дремова, что они приехали, что-то украли, из магазина отжали – причем украли у каких-то пророссийских людей. Вот, что происходило с собственностью на оккупированных территориях. Посмотрите, даже у Ахметова там заводов не осталось.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG