Доступность ссылки

«Не дать повесить на крымских татар ярлык террористов»: противоречия во втором бахчисарайском «деле Хизб ут-Тахрир»


Марлен Асанов и Сервер Мустафаев

В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону слушается второе бахчисарайское «дело Хизб ут-Тахрир». На скамье подсудимых известные крымскотатарские активисты и правозащитники, в частности, Сервер Мустафаев, Марлен Асанов и Сейран Салиев.

Судебный процесс над восьмерыми крымскими татарами начался в ноябре прошлого года. Это шестое по счету дело против крымчан по обвинению в причастности к запрещенной на территории России и аннексированного Крыма организации «Хизб ут-Тахрир». Правозащитный центр «Мемориал» признал бахчисарайскую восьмерку политическими заключенными, однако российские власти отрицают какую-либо политическую подоплеку таких дел. О ходе дела шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Крымский адвокат Эмиль Курбединов рассказал Крым.Реалии о допросе свидетеля от ФСБ, который, по мнению защитника, своими показаниями поставил под сомнение все обвинение.

– Идет судебное следствие, мы допрашиваем только второго свидетеля обвинения – это так называемый секретный свидетель. До этого мы успели допросить в восьми судебных заседаниях оперативного сотрудника ФСБ – бывшего сотрудника СБУ – с которого и началось это уголовное дело, то есть, это он подавал первый рапорт. Примечательно, что на вопросы и защиты, и наших подзащитных касательно террористической деятельности, совершения терактов, нарушений российского закона «О противодействии терроризму» сотрудник ФСБ подтвердил, что никаких подобных фактов выявлено не было – речь шла сугубо о встречах и разговорах в мечети, которые, по оперативным данным, якобы проводила ячейка «Хизб ут-Тахрир». То есть никакого следа терроризма здесь, конечно же, нет. Собственно, ни у кого не найдено ничего похожего на опасные предметы – только литература и частные переписки.

Эмиль Курбединов
Эмиль Курбединов

Эмиль Курбединов отмечает, что обвинение ссылается на решение Верховного суда России от 2003 года, которым «Хизб ут-Тахрир» была признана террористической организацией.

– Эксперты по заказу ФСБ заключают, что эти разговоры в мечети как-то относят подсудимых к «Хизб ут-Тахрир», а значит, они террористы. Обвинение абсолютно формальное. Большинство обвиняемых по этому делу – активисты, в том числе из «Крымской солидарности», религиозные деятели, те люди, которые в своих регионах помогали другим. Они не совершали ничего преступного, а статья террористическая, со сроками в 15-20 лет, вплоть до пожизненного. На последнем заседании мы начали допрашивать первого секретного свидетеля из трех – и это абсолютно шаблонные показания, мы называем их спасательным кругом обвинения. Якобы кто-то из подсудимых признавался ему лично, что они члены «Хизб ут-Тахрир» и ведут антироссийскую деятельность на территории Крыма, раскалывают общество и так далее. При этом вопросы защиты, которые изобличали бы ложь этого свидетеля, суд просто снимает под различными предлогами.

Украинское издание «Ґрати» ведет подробные текстовые трансляции этого процесса. Главный редактор Антон Наумлюк объясняет, что таким образом хочет продемонстрировать широкой публике шаблоны работы российских силовиков в Крыму.

Мы можем продемонстрировать все фальсификации и нарушения российских правоохранительных органов, вынося за скобки то, что таких дел вообще не должно быть на территории Крыма
Антон Наумлюк

– Мы посчитали, что на примере этого дела можно показать все базовые вещи для любого уголовного дела против крымских мусульман: это показания засекреченных свидетелей, большинство из которых – сотрудники ФСБ, это экспертизы, которые следствие заказывает у одних и тех же экспертов, а также прослушки, подписанные под давлением признательные показания и так далее. Соответственно, мы можем продемонстрировать все фальсификации и нарушения российских правоохранительных органов, вынося за скобки то, что таких дел вообще не должно быть на территории Крыма. Тем более что фигуранты второго бахчисарайского дела подталкивали нас своей активностью, своими личными историями. Это не просто крымские мусульмане, попавшие под руку ФСБ – они могут аргументированно доказывать свою правоту в суде.

Антон Наумлюк
Антон Наумлюк

Антон Наумлюк указывает на несколько противоречий и нестыковок в судебном процессе.

– В этом бахчисарайском деле очень долго допрашивали оперуполномоченного ФСБ – бывшего сотрудника СБУ Николая Атыкбаева, который организовал прослушку собраний мусульман в мечети, и эта расшифровка как раз послужила основанием, для того чтобы привлекать к ответственности восьмерых крымских татар. Самое очевидно, что следовало из его допроса – то, что не было никаких правовых норм, в рамках которых он мог бы вести прослушку, то есть не было оснований для начало досудебного расследования. Тем временем засекреченного свидетеля обвиняемые узнали, потому что он выступал и в процессе первой бахчисарайской группе «Хизб ут-Тахрир» с точно такими же показаниями – это уроженец Латвии Константин Тумаревич. Попытки следствия его засекретить выглядят смешными, потому что сами обвиняемые в суде обращаются к нему «Костя», как к старому знакомому.

По словам Эмиля Курбединова, подсудимые в разных процессах по делам «Хизб ут-Тахрир» часто узнают засекреченных свидетелей, хотя суд отклоняет ходатайства защиты именно ради того, чтобы это предотвратить.

– Зачастую это люди, которые сами находятся в зависимости от ФСБ, или же пребывают в Крыму на нелегальном положении. Словом, на основании предыдущих дел мы уверены, что это зависимые от спецслужб люди. Либо же просто оперативники ФСБ – в любом случае ни о какой правде речь вообще не идет. При каждой возможности подсудимые заявляют о политическом преследовании только за их активную деятельность, что они не террористы. При этом судебные заседания могут длиться до девяти вечера, и из-за плотного графика у них даже нет возможности поесть, плюс им выдают просроченные сухпайки. Так что ребята говорят и о своем праве на отдых, на здоровье и на жизнь, в конце концов. В целом главная задача защиты – не дать повесить на крымских татар ярлык террористов. Если они попадут на обмен – хорошо, но подсудимые не тешат себя надеждами. Мы продолжаем бороться.

Ранее Уполномоченная Верховной Рады по правам человека Людмила Денисова рассказала в интервью «Укринформу», что Украина внесла в подготовленный на обмен с Россией список из 200 человек 86 заключенных крымских татар, которые находятся на различных стадиях уголовного преследования. Для Крым.Реалии Людмила Денисова уточняет, что этот общий перечень состоит из нескольких частей.

Людмила Денисова
Людмила Денисова

– Мы уже отдали свои списки: сюда входят 115 граждан Украины, которые незаконно удерживаются на территории России и во временно оккупированном Крыму, из них 86 – крымские татары. Остальная часть списков меняется, потому что мы устанавливаем наличие или отсутствие наших граждан на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей. Я формирую этот перечень из обращений самих граждан, которые там содержатся, а также их родственников, друзей, от правозащитных организаций. Я бы не стала говорить о датах: я человек суеверный, и любая дата может быть неправильной. Мы ожидаем возвращения наших граждан каждый день. Я ориентируюсь только на слова президента, а Владимир Зеленский предполагает провести обмен в марте до следующей встречи в «нормандском формате» в апреле. Хотелось бы вернуть всех, и он этого добивается.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG