Доступность ссылки

Владимир Путин ответственен за сбивание «Боинга» ‒ Семен Кабакаев


Одно из мест падения обломков «Боинга», сбитого российской установкой «Бук», в результате чего погибли 298 человек, в том числе 80 детей. Донецкая область, вблизи села Грабово, 17 июля 2014 года

Игорь Гиркин, Сергей Дубинский, Олег Пулатов и Леонид Харченко: совместная следственная группа в Нидерландах назвала имена четырех подозреваемых в сбивании «Боинга» в небе над Донбассом 17 июля 2014 года. Трое из них ‒ россияне. Россия, по словам следователей, уже более года игнорирует их запросы.

Как следователи объясняют причастность этих людей? Кто отдал приказ стрелять в «Боинг»? И могут ли прозвучать в суде имена высшего руководства России? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили координатор общественной организации «Стоп Террор» Семен Кабакаев, журналист, главный редактор «Цензор.нет» Юрий Бутусов и эксперт группы расследователей Bellingcat Эрик Толер.

‒ Об Игоре Гиркине («Стрелкове») и Сергее Дубинском («Хмуром») известно больше. Расскажите о роли Олега Пулатова и Леонида Харченко. Кто они и каким образом следственная группа подозревает их в сбивании «Боинга»?

Семен Кабакаев: Это огромная схема, я думал, что информации будет гораздо больше. Эти четыре фамилии, которые опубликовали, либо граждане России, либо Украины. К сожалению, мы не услышали фамилий кадровых российских военных, которые были привлечены к этой операции. По мнению следователей и экспертов, дававших брифинг, еще рано о них говорить без достаточных доказательств.

Относительно этих четырех человек уже есть полная доказательная база для того, чтобы привлечь их к ответственности. Но у меня всегда возникал вопрос к нашему государству и к европейскому сообществу, а как будет классифицироваться это преступление. Для нас самое важное правильно квалифицировать.

Это дело мы подаем от государства как террористический акт. Я с этим полностью не согласен. Это военное преступление, преступление против мирного населения. Но пока следствие, которое ведется совместно Украиной и Нидерландами – это положительный кейс, так мы можем работать вместе с другим государством.

‒ До брифинга Совместной следственной группы расследователи Bellingcat опубликовали свое достаточно детальное расследование. Я читал это расследование и было впечатление, что это чем-то похоже на Чернобыль ‒ цепь событий, случайностей, халатности людей, участвовавших в этом процессе. Ведь не хотели сбивать пассажирский борт, но с самого начала все к этому шло.

Семен Кабакаев: Хорошо, что доказательства Bellingcat приобщаются к делу или их рассматривают, но это не последняя инстанция. Я бы не опирался только на это исследование, хотя я уверен, что они профессиональная организация.

Я хотел бы увидеть полную версию расследования. Все регулярные подразделения, находившиеся на оккупированной территории и подчинявшиеся Гиркину, и подразделения, которым подчинялся сам Гиркин в России ‒ это одна цепочка.

Интересно, кто в России за это отвечал, кому отчитывался Гиркин? Ведь как только мы поймем, кому Гиркин отчитывался, мы сможем приблизиться на две головы выше, к Путину. Там же авторитарная система управления. Как только это сделали, я уверен, Путин знал где-то через полчаса об этом случае.

Семен Кабакаев
Семен Кабакаев

Генпрокурор Украины, присутствовавший на брифинге объединенной следственной группы, сказал следующее: «Сегодня из обнародованных разговоров между подозреваемыми становится понятно, что следующими подозреваемыми будут лица от солдат, полковников, генералов до высшего политического и военного руководства Российской Федерации. Последний разговор между Гиркиным и Сурковым, на тот момент, советником Путина по вопросам Донбасса, по двум криптованым (шифрованным – КР) кремлевским телефонам о многом скажет внимательным аналитикам этого дела».

‒ В отчете Bellingcat постоянно отмечается, что «до сих пор точно неизвестно, кто отдал прямой приказ сбить «Боинг». Почему до сих пор не обнародованы фамилии кадровых российских офицеров в этом деле? И кто мог отдать приказ сбить «Боинг»? Ведь даже в расследовании Bellingcat нет этой информации.

Семен Кабакаев: Я думаю, мы будем видеть полное дело, когда будут собраны все доказательства. Но почему не обнародуют вообще данные любого дела? Когда, например, наша организация собирает доказательства, мы проверяем из трех-четырех источников. Мы публикуем базу данных. Если есть свидетели, мы берем показания, их не называем, чтобы не подвергнуть опасности. Свидетелей никто не любит.

‒ То есть, фамилии не называются, чтобы не навредить следствию?

Семен Кабакаев: Это один из первых случаев. Во-вторых, если у нас есть один-два человека или несколько своих доказательств, что этот человек мог быть привлечен, но информации не хватает, картина не полная. Так что не хватает данных или перекрестных данных, тот или иной случай могут не публиковать. Так же это касается людей. Если они знают, что этот офицер был привлечен, знают его фамилию, его семью, где он живет, но им не хватает части, где он служил. Они должны собрать полную картину.

‒ Юрий, почему из опубликованного списка подозреваемых нет ни одного кадрового российского офицера или российского политика, высшего руководства Российской Федерации?

Юрий Бутусов: Есть российские военнослужащие, мы просто не знаем их статус на момент российской агрессии. Но среди тех, кому предъявили первые обвинения ‒ это полковник ФСБ России Игорь Гиркин и полковник главного разведывательного управления Генштаба России Сергей Дубинский, кадровые офицеры. Которые тогда, по официальным данным, якобы не были на кадровой службе, мы не знаем, насколько эти данные правдивы. Но я думаю, что это нонсенс: переход границы с оружием из Ростова Гиркин мог осуществить только как действующий военный. Поэтому это делалось под контролем российской армии. Следствие обнародовало данные, что этот «Бук» принадлежал российской воинской части.

Думаю, через некоторое время мы услышим официальное обвинение в адрес командира 53-й зенитно-ракетной бригады ВС России Мучкаева. Думаю, что будут обвинения российских действующих военных, которые в данный момент находятся на службе. Но по всем данным, Гиркин и Дубинский также находятся на службе.

Юрий Бутусов
Юрий Бутусов

Семен Кабакаев: Я не соглашусь. Скорее всего Гиркин не является кадровым военным, он мог быть под прикрытием, возможно, был оформлен где-то в ФСБ как агент. Так же по другим людям, которые приезжали из России.

Поэтому говорить, что они кадровые... Россия как раз не использовала этот инструмент на таких гражданах. Они берут казаков, афганцев, отставников. Затем некий условный друг Путина финансирует такую кампанию. А есть еще сторона военного подчинения. В Донецке, Луганске формировались центры, подчинялись Южному военному округу, а тот ‒ Генеральному штабу России. Поэтому Путин не мог об этом не знать. Это очень прямая структура и там две-три головы от Гиркина, которые были в этой цепочке, до Путина.

‒ То есть, Путин мог лично руководить этой операцией доставки «Бука» на Донбасс?

Семен Кабакаев: Я не думаю, что он руководил. Это могло быть согласовано.

‒ Радио Донбасс.Реалии связались с Эриком Толером, экспертом расследовательской группы Bellingcat. Он прокомментировал вопрос о том, удастся ли установить, кто давал приказ сбить «Боинг»:

«У голландцев есть свои данные, они собирали много источников. Мы собрали все материалы также из социальных сетей, интервью на ютубе между российскими сепаратистами и другими источниками. Мы публиковали результаты очень быстро, потому что мы не официальная группа. А голландцы работают медленнее, потому что это официальное расследование.

Мы знаем, какие российские офицеры, генералы и военнослужащие были связаны с падением «Боинга». Например, мы знаем, что офицер ГРУ Олег Иванников был в Краснодоне во время падения «Боинга» и российский генерал Николай Ткачев был в Краснодоне в июле 2014 года. Но какие солдаты и военнослужащие были с «Буком», мы не знаем. Надеюсь, узнаем в следующем году, когда голландцы начнут суд.

Мы уже нашли почти все материалы из открытых источников. Но я так же думал два года назад, но мы нашли еще. Я думаю, что голландцы уже знают личности россиян, связанных с «Боингом», например, какие солдаты были с экипажем «Бука».

‒ Суд состоится в марте 2020 года. Семен, зачем еще целый год до суда?

Семен Кабакаев: На самом деле, это не очень долго. Bellingcat понадобилось три года, чтобы собрать информацию, но это на общественных началах. А представьте, сколько это ‒ систематизировать информацию, если это работа профессиональной группы следователей, экспертов, программного обеспечения.

‒ Если будет приговор и мы узнаем имена заказчиков, последствия?

Семен Кабакаев: Ответственным за преступление является Владимир Путин, потому что он верховный главнокомандующий, согласно конституции Российской Федерации. Именно из-за Путина туда попало и оружие, и военные подчиняются только ему.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG