Доступность ссылки

«Пять лет оккупации» – Tygodnik Powszechny


Нет ничего полезнее для правильного понимания себя, чем взгляд со стороны. Как Крым освещался в мировых медиа, что было вынесено в заголовки, а чему не уделили должного внимания – в традиционном обзоре Крым.Реалии.

«5 лет оккупации», – интервью с крымскотатарской активисткой Лутфие Зудиевой под таким заголовком опубликовал польский журнал Tygodnik Powszechny:

– Пять лет назад Россия аннексировала Крым. Каково сегодня быть крымскотатарской женщиной на полуострове?

– Это означает стоять плечом к плечу с мужчинами, защищая наш народ от невероятного угнетения. Защищать семью, как мужчины. Это жизнь, посвященная общей мечте крымских татар: свободе на своей земле и свободе исповедовать религию. Борьба с несправедливостью – не только для мужчин, пол здесь не важен.

– Как так получилось, что женщина из традиционной крымскотатарской семьи стала активисткой?

– До аннексии у меня было другое представление о моем будущем. Я учитель, и я всегда видела себя в этой роли. В 2015 году я открыла центр развития детей. Федеральная служба безопасности провела у нас обыск, изъяла крымские и турецкие книги. Они задавали вопросы даже трехлетним детям. Это не соответствует российскому законодательству: нельзя допрашивать несовершеннолетних без присутствия родителей. Для многих детей это был травмирующий опыт, они со страхом прятались под столами. Затем, когда обыски и аресты стали нашей повседневной жизнью, я поняла, что мне нужно участвовать в сопротивлении. Делать все, что в моих силах.

– Так что ты делаешь каждый день?

– Я говорю правду. Это то, что я делаю. Я работаю в группе «Крымская солидарность», которая была создана для поддержки репрессированных семей. Я в основном занимаюсь информационной работой. В Крыму нет свободных СМИ. Вот почему мы начали организовывать и предоставлять информацию о преследованиях в интернете. Мы пытаемся участвовать в политических процессах, но редко добиваемся успеха, потому что большинство судов не разрешают публичности. Что также является нарушением российского законодательства. Мы организуем встречи в городах и селах, информируем людей об их правах. Спецслужбы и полиция используют недостаток правовой осведомленности. Между тем труднее допросить человека, который может опираться на конкретные статьи из Уголовного кодекса.

«Почему Россия делает ошибки на мировой арене», – рассказывает аналитик бельгийского мозгового центра The European Council of Foreign Relations. «Возьмем постсоветское пространство и Украину. Россия захватила Крым и получила контроль над частью Донбасса. Но, судя по российским внешнеполитическим целям в Украине в период с 1991 по 2014 год, контроль над Крымом и Донбассом является серьезным геополитическим провалом. Целью России всегда была некоторая степень контроля над всей Украиной, а не над некоторыми частями Донбасса. Это была не просто очередная цель внешней политики – раньше она была главной целью внешней политики России. Путину не удалось достичь ее. Еще год назад разговор между несколькими российскими официальными лицами – высокопоставленными дипломатами и экспертами из Кремля, с которыми я встречался, – можно было резюмировать следующим образом: «Ну и что, что Россия воевала с Грузией в 2008 году и признала Абхазию и Южную Осетию? Не прошло и десяти лет, а у нас с Грузией все нормально. Восстановление российского влияния в Украине будет столь же быстрым. У нас и Крым будет, и мы постепенно восстановим влияние в остальной части Украины». Этот оптимизм уже ушел в прошлое у тех же самых людей. За последний год разрыв с Украиной не начал сокращаться. Вместо этого он вырос. Напряженность в сфере безопасности вокруг Азовского моря; военный инцидент в Керченском проливе; предоставление Константинопольским патриархатом автокефалии Украинской православной церкви – все это указывает, что надежды России на геополитическое возвращение в Украину еще долго не осуществятся».

«Германия и Франция признали российскую доктрину ограниченного применения силы», – полагает обозреватель польской газеты Gazeta Prawna. «Прозвучавшее со стороны американцев в адрес Франции и Германии предложение демонстративно пересечь на военных кораблях Керченский пролив и войти в Азовское море относится к разряду крайне рискованных. Западные СМИ, которые описывали идею вице-президента США Майка Пенса, называли ее провокацией. Это термин из государственного телевизионного словаря в России и кремлевской пресс-службы. Ангеле Меркель пришлось отказаться от предложения о совместной операции под носом у россиян, так же как и президенту Франции. В возможной провокации, раскрытой Bloomberg, не было бы ничего интересного, если бы не последствия, которые вытекают из позиции Меркель и Эммануэля Макрона. Немцы и французы, отказываясь участвовать в демонстрации, подтвердили право России на применение доктрины ограниченного применения силы в бывшем СССР. Владимир Путин развил ее в прошлом году, незаконно построив в аннексированный в Крым мост и используя силу для регулирования движения в этом районе. Теперь два крупных западных государства, опасаясь эскалации напряженности, показывают, что они не намерены заниматься выяснением того, правильно это или нет. Их реакция на предложение Майкла Пенса показывает, что важнейшим игрокам Европы произошедшего в Южной Осетии, Крыму, Донбассе и Азовском море было мало. Вопрос в том, что должно произойти, чтобы их подход начал меняться?».

«Следующий российский территориальный захват будет не в постсоветском государстве. Это случится в Европе», – утверждает экс-президент Грузии Михеил Саакашвили в своей колонке для американского журнала Foreign Policy. «В Крыму, на востоке Украины, в Южной Осетии или в любом другом месте, которое Путин считает российским задним двором, территориальная выгода никогда не была самоцелью. Всякий раз, когда внутренняя популярность Путина падает, он либо усиливает продолжающийся конфликт, либо начинает новое наступление. Неслучайно рейтинг одобрения Путина достиг максимума в 2015 году после аннексии Крыма. Безусловно, эти шаги Путина вызвали резкую критику со стороны Вашингтона и Брюсселя. Но осуждение из-за границы России только повышает его популярность внутри страны. С каждыми иностранными выборами, в которые вмешивается Кремль, с каждым нарушением прав человека в оккупированном Крыму, и каждый раз, когда российские солдаты перемещают ограждение из колючей проволоки, чтобы «оттяпать» еще несколько акров территории Грузии, стандартный ответ США и Европы – дипломатическое выражение «глубокой обеспокоенности» – все больше похож на затертое клише. Российская агрессия на территории Скандинавии – в странах, которые все на Западе считают частью Запада – может показаться невероятной. Однако не так давно аннексия Путиным Крыма, которую я предсказал, поразила даже ястребов в России как нелепый сценарий конца света».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG