Доступность ссылки

Пытки и провокации: как судили «алуштинских вымогателей»


Журналист Алексей Назимов и депутат горсовета Алушты Павел Степанченко

Городской суд Алушты вынес приговор по делу «вымогателей» – депутата Алуштинского горсовета Павла Степанченко, главного редактора издания «Твоя Газета» Алексея Назимова и оператора Андрея Облезова признали виновными в вымогательстве денег у местного отделения партии «Единая Россия» «за непубликацию порочащих сведений».

Алексея Назимова приговорили к 4 годам 7 месяцам лишения свободы в колонии общего режима, Павла Степанченко – к 3 годам 9 месяцам, а Андрея Облезова – к 3 годам условно с испытательным сроком 2 года. При этом срок нахождения под стражей им засчитывают с 5 октября 2016 года из расчета один день за полтора.

Оглашая приговор, судья Светлана Ващенко отметила, что Назимов вину не признал и настаивал, что все критические материалы в издании «Твоя газета» в адрес властей Алушты основывались на жалобах граждан. Кроме того, он утверждал, что никаких денег с представителей «Единой России» не требовал, и назвал преследование политической провокацией против независимого издания и оппозиционного депутата Назимова, который также не признал вины. Облезов с обвинением не согласился.

«Преступление касается вопросов собственности и политическим являться не может», – отметила судья в приговоре.

Показания подсудимых объективного подтверждения не нашли
Судья Светлана Ващенко

Несмотря на неоднократные замечания Степанченко о том, что сразу после задержания он подвергся избиению в подвале управления ФСБ по Алуште, где его держали более суток, судья отметила в приговоре, что «не имеется данных о том, что обвиняемых принуждали давать показания против себя и вообще подвергались насилию со стороны оперативных сотрудников ФСБ».

«Показания подсудимых в этой части, данные в суде, объективного подтверждения не нашли», – решила судья.

Судебный процесс над «алуштинскими вымогателями» проходил с многочисленными нарушениями. Мы собрали перечень самых ярких «фолов», допущенных судьей Светланой Ващенко по этому делу.

Три месяца предваряли

Обвинение передало материалы уголовного дела на рассмотрение суда в конце мая 2017 года. Предварительное судебное заседание, на котором утверждается большинство организационных моментов предстоящего судебного разбирательства, назначили на 1 июня. Однако судья, продлив фигурантам дела меру пресечения на полгода, отложила рассмотрение иных вопросов на три недели. Потом еще на две. И так шесть раз подряд.

В итоге стадия предварительного рассмотрения заняла больше трех месяцев, а затем судья ушла в отпуск – рассмотрение дела «зависло» еще на месяц. Формально, никаких нарушений в этом не было, но затягивание начала публичного разбирательства в суде очевидно.

Как бы знакомы

Параллельно с ходом предварительных заседаний подсудимые знакомились с материалами уголовного дела. Такое решение судья Ващенко приняла после того, как в апелляции посчитали, что три дня на восемь томов дела – недостаточный срок для ознакомления. К тому времени судья уже начала процедуру предварительного заседания, она постановила, что с делом подсудимые будут знакомится в здании суда. При этом надлежащих условий и процедуры в городском суде для этого не предусмотрено.

Поэтому подсудимые работали с бумагами в клетке, ночевать ездили в Симферопольский следственный изолятор, а утром возвращались автозаком в Алушту – и вновь знакомились с материалами дела. При этом их никто не кормил, потому что каждый день они выезжали из СИЗО до завтрака и возвращались после ужина. Защита приравнивает это к пыткам и направила иск в Европейский суд по правам человека.

Закончилось это тем, что судья своим решением определила, что подсудимые ознакомлены с материалами уголовного дела.

«В юриспруденции я такого еще не встречал. Оно (постановление – КР) гласит, что ознакомление с материалами уголовного дела Назимова и Степанченко окончено. Она сама своим постановлением закончила их ознакомление», – рассказывает Алексей Ладин, адвокат редактора алуштинского издания.

Алексей Ладин
Алексей Ладин

В интересах партии

Во время суда выяснилось, что оперативная разработка Алексея Назимова и Павла Степанченко началась с обращения местных функционеров политической партии «Единая Россия» в органы ФСБ. Российское законодательство запрещает производить оперативно-розыскные мероприятия в интересах политических субъектов, поэтому защита потребовала исключить из уголовного дела материалы, полученные незаконным образом.

В ходе допроса якобы потерпевших получили доказательства того, что фигурантов дела провоцировали. Александр Рыжков несколько раз возобновлял общение с редактором издания «Твоя газета» Алексеем Назимовым и предлагал ему деньги за некий компромат. Михаил Красненков врал, что представляет интересы крупных инвесторов и просил сообщить, сколько надо денег. Одним словом, потерпевшие планомерно формировали набор обвинительных доказательств вопреки тому, что подсудимые старались избегать общения с ними.

Поскольку доказательства, полученные путем провокации, считаются недопустимыми, защита ходатайствовала об исключении их из материалов дела, но и это требование суд проигнорировал.

Равные условия?

Говоря о работе с доказательствами, стоит выделить ситуацию с аудиозаписью, которую скрытно сделал Красненков во время беседы с Назимовым. Эта запись также вошла в перечень улик по уголовному делу. В суде выяснилось, что первоисточника записи – диктофона – у Красненкова нет, и где он может быть, тот не знает. При этом перенос записи с диктофона на компьютер, а потом на диск делали неназванные в суде люди, которые могли вносить в копию аудиофайла любые правки. Сам «потерпевший» в ходе допроса заявил, что этого не исключает.

Несмотря на это, судья отказывает в проведении фоноскопической экспертизы и в исключении аудиозаписи из перечня доказательств следствия. В исследовании заключения эксперта-лингвиста, которое представила защита, судья тоже отказывает. Мотивирует она это тем, что эксперт не предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных выводов эксперта. Адвокаты предлагают допросить эксперта и заодно предупредить об уголовной ответственности, но и в этом судья отказывает.

Свой адвокат

Еще одним событием судебного процесса стало назначение для Алексея Назимова второго адвоката – некой Анны Сварцевич. Вопреки тому, что сам Назимов против этого решения возражал и просил убрать ее из числа своих защитников, суд счел ее присутствие необходимым.

Это дало возможность судье назначать судебные заседания без согласования с основным адвокатом Назимова – Алексеем Ладиным, который публично освещал процессуальные нарушения на судебных заседаниях и подавал ходатайства в интересах клиента.

Это решение участники процесса смогли оценить, когда суд нетипично быстро назначил несколько судебных заседаний подряд. Как раз в тот момент, когда настала очередь защиты представлять доказательства и допрашивать подсудимых. И когда адвокат Ладин был в командировке.

Как судили, так и приговорили

Суд дважды изменял дату оглашения приговора. В последний раз судья даже затруднилась сказать, когда она точно примет решение и огласит свой вердикт.

По прописанным в российском законодательстве нормам, до вынесения приговора судья должен находиться в совещательной комнате. Однако судя по информации с сайта Алуштинского городского суда, Светлана Ващенко параллельно с подготовкой приговора рассматривает другие, преимущественно гражданские дела. Впрочем, такое отношение к закону уже выглядит не удивительно.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG