Доступность ссылки

Дело алуштинских «вымогателей»: срок за критику партии


Алексей Назимов (справа) и Павел Степанченко

В уголовном деле в отношении редактора алуштинской газеты Алексея Назимова и депутата городского совета Павла Степанченко появились новые подробности. Что произошло в октябре прошлого года и как среди потерпевших оказалась депутат нынешнего крымского парламента – разбирались на судебном заседании.

Версия обвинения

Согласно озвученном в суде обвинительному заключению, редактор алуштинского издания «Твоя газета» Алексей Назимов, депутат горсовета Павел Степанченко и оператор-фрилансер Андрей Облезов вступили в преступный сговор, чтобы вымогать деньги из политиков и бизнесменов, угрожая им публикацией «позорящих их сведений или иных сведений, которые могут причинить вред правам и интересам». Следствие представило в суд материалы по трем эпизодам их «преступной деятельности».

По версии обвинения, в июне прошлого года Назимов встретился с отцом и сыном Сударевыми, установившими монополию на оказание ритуальных услуг в окрестностях Алушты, пригрозил им публикацией позорящих сведений и потребовал 300 тысяч рублей за молчание. Бизнесмены отказали ему и вскоре увидели на сайте «Твоей газеты» три изобличающих материала о их коммерческой деятельности.

В июле Назимов, по материалам следствия, встретился с бизнесменом Михаилом Красненковым и попросил организовать ему встречу с представителями алуштинского отделения партии «Единая Россия». Тот оказал ему содействие в этой услуге. А спустя какое-то время от имени Назимова к Красненкову явился оператор Облезов и потребовал с него 30 тысяч рублей за то, что издание не будет публиковать негативную информацию о деятельности местных органов власти. Красненков, якобы переживая за репутацию местной власти и инвестиционный климат в регионе, выдал вымогателю требуемую сумму.

Третий эпизод уголовного дела, по информации обвинения, – якобы вымогательство денег у представителей партии «Единая Россия». Как указывает следствие, Красненков познакомил Назимова с Александром Рыжковым (который в свое время, согласно данным «Миротворца», возглавлял алуштинскую роту «Крымской самооброны»). Рыжков представился ответственным в городском отделении за связи с общественностью и взаимодействие со СМИ, после чего Назимов якобы предложил ему заплатить 150 тысяч рублей за отказ от публикации «позорящих или иных сведений, которые могут причинить вред правам и интересам» партии «Единая Россия».

Алексей Назимов
Алексей Назимов

Рыжков, по версии следователей, согласился и выплатил вымогателям аванс в размере 30 тысяч рублей. А остальные деньги отдавать раздумал, так как не получил от Назимова гарантий, что тот откажется от размещения порочащих сведений. Тогда Назимов вместе со Степанченко и Облезовым изготовили и разместили на сайте семь компрометирующих «Единую Россию» материалов. В том числе сообщение про обнаруженный подлог в избирательной комиссии города, а также новость о том, что в центре Алушты торгуют самогоном.

После этого, по информации следствия, Назимов повторно обратился к Рыжкову – но теперь уже с пакетом требований: по 150 тысяч рублей каждому, трудоустройство всех членов его группы в муниципальные органы власти и решение вопроса с уголовным делом в отношении Степанченко. Рыжков решил передать им 120 тысяч рублей – тогда «вымогателей» и задержали сотрудники УФСБ по Крыму.

При этом депутат крымского парламента и директор предприятия Служба Заказчика «Консоль-строй ЛТД» Галина Коноваленко стала потерпевшей только в связи с тем, что представляет в Алуште партию «Единая Россия», которой, судя по данным обвинительного заключения «мог быть причинен ущерб в размере 450 тысяч рублей».

Версия подсудимых

Как пояснил суду фрилансер Андрей Облезов, он выполнял заказы на съемки сюжетов для Назимова, ни в какой сговор с ним не входил, ни с кого деньги не вымогал. Он подтвердил, что приходил к Красненкову, но не с целью получить с него денег, а в поисках работы. Вместо этого тот протянул ему 30 тысяч рублей. Облезов говорит, что деньги взял, но в качестве гонорара за предстоящую работу – Красненков предложил ему снять ролик про Алушту для презентации на одной из выставок в Сочи.

В день задержания на встречу Облезов, по его словам, тоже пришел в надежде получить какой-нибудь заказ. Он утверждает, что долго рекламировал свои возможности перед Рыжковым, который в итоге дал ему задание снять фильм о местном ДОСААФе. Все это, равно как и отсутствие каких-либо фактов вымогательства, по словам фрилансера, подтверждается аудио- и видеозаписями оперативного наблюдения.

Назимов пояснил по первому эпизоду, что не мог угрожать Сударевым позорящими публикациями. По его словам, материал о махинациях в сфере ритуальных услуг, обнародованный на сайте, появился после обращения жителей Большой Алушты, о котором он никак не мог знать заранее, чтобы шантажировать этим материалом семью Сударевых. Назимов отметил, что история их противостояния тянется с 2013 года, предприниматели и ранее подавали на него в суд, но не могли доказать, что обнародованные сведения не соответствуют действительности.

По второму эпизоду редактор сообщил, что это Красненков пригласил его на встречу, на которой предупредил о том, что не стоит «мочить» на сайте издания алуштинскую «Единую Россию», поскольку это портит инвестиционный климат в преддверии крупного инвестиционного проекта. При этом, по словам Назимова, бизнесмен дал понять, что в противном случае вопрос может быть решен «радикальным способом».

Спустя некоторое время, по словам Назимова, Красненков настоял на том, чтобы он встретился с Рыжковым, который, как выяснилось, тесно сотрудничает с ФСБ. Рыжков рассказал ему, что накануне выборов в Государственную думу крымской «Единой России» выделили около ста миллионов рублей на работу с оппозиционной прессой. Назимов говорит, что Рыжков предложил ему деньги за публикацию имиджевых статей о «ЕР», однако тот отказался. В тоже время, памятуя об угрозах, высказанных ему, а также Степанченко, он предложил компромисс – не упоминать в критических публикациях принадлежность героев к «Единой России». Рыжков согласился и заплатил ему 30 тысяч рублей.

В дальнейшем, продолжает Назимов, политик несколько раз пытался получить от него компромат на кого-то из местных чиновников, но тот ему ничего не предоставил. А накануне задержания Рыжков якобы сам позвонил Назимову и предложил обсудить новые условия сотрудничества, потребовав обеспечить явку на встречу также Облезова и Степанченко. Во время встречи он передал им деньги за услуги, которые они должны были выполнить до конца года.

Подсудимый Степанченко ко всему вышеизложенному добавил только то, что за несколько месяцев до ареста ему угрожал «если не успокоится» депутат горсовета и лидер фракции «Единая Россия» Джемал Джангобегов, а также что он лично Рыжкова не знал, на место встречи явился по просьбе Назимова и в момент, когда передавались деньги, его уже там не было – его задержали на улице и волоком вернули назад, чтобы обеспечить «задержание на месте преступления».

Дополнения от защиты

Адвокаты подсудимых внесли несколько прояснений. Адвокат Облезова отметила, что, согласно законодательству, оперативно-розыскная деятельность не может производиться в интересах политических партий. При этом ущерб «Единой России» не был доказан следствием.

Адвокат Назимова добавил, что по первому эпизоду, свое заявление о вымогательстве Сударевы подали только после задержания Назимова, то есть спустя почти полгода. Других доказательств совершения этого преступления в деле нет. Более того, есть решение суда о привлечении Сударевых к административной ответственности за правонарушение, о котором ранее писал Назимов на сайте издания.

Алексей Ладин, адвокат Алексея Назимова
Алексей Ладин, адвокат Алексея Назимова

Адвокат подчеркнул, что в деле есть скрытая аудиозапись разговора между Назимовым и Красненковым, сделанная последним. А поскольку Красенков не является сотрудником правоохранительных органов, его действия могут расцениваться как вмешательство в частную жизнь, что является уголовно наказуемым преступлением.

По третьему эпизоду он заявил, что на лицо грубая провокация. Причем авторам провокации не хватало для квалификации по более тяжелой части статьи размера вымогаемой суммы. Поэтому Рыжков во время встречи сам заявил, что даст по 150 тысяч каждому. Таким образом был обеспечен «возможный ущерб» для алуштинского отделения партии «Единая Россия». При этом адвокат отметил, что отделение в Алуште не является юридическим лицом, а сама партия не может быть объектом преступления. Ибо критика политических партий – основа плюрализма и демократии. Что особенно заметно в аннексированном Крыму.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG