Доступность ссылки

«Денег нет, мы держимся»: работают ли антироссийские санкции?


Ущерб от санкций ЕС, США, Украины и других стран, введенных после аннексии Крыма, составил 6,3 миллиарда долларов. Об этом 19 февраля сообщили в Минэкономразвитии России.

Работают ли антироссийские санкции? Насколько реальны такие цифры? Кому выгодны санкции? На эти и другие вопросы отвечают гости и эксперты в ток-шоу «Крымский вечер» на Радио Крым.Реалии.

Российский экономист, советник по макроэкономике гендиректора компании «Открытие-брокер» Сергей Хестанов считает, что определить ущерб от санкций невозможно.

– К сожалению, с высокой точностью определить ущерб от санкций невозможно в принципе. Экономика – это сложная система. Санкции длятся уже достаточно долго: часть экономических субъектов, так или иначе, уже приспособилась к санкциям. Поэтому с этой цифрой можно согласиться, а, с другой стороны, ее можно оспорить. Причем оспорить можно как в большую, так и меньшую сторону.

Российский экономист Сергей Хестанов
Российский экономист Сергей Хестанов

Санкции, продолжает он, которые действуют в настоящее время, не сильно оказали давление на экономику России, но изменили оценку перспектив.

Даже российские субъекты используют любую возможность, чтобы вывести капитал
Сергей Хестанов

– И иностранные, и российские экономические субъекты прекрасно понимают, что, скорее всего, санкции продлятся долго и будут продолжать давление на российскую экономику. Это практически до нуля снизило приток иностранных инвестиций. С другой стороны, даже российские субъекты, понимая, что ситуация будет ухудшаться, используют любую возможность, чтобы вывести капитал.

По словам украинского политолога-международника Валерия Дымова, за 2014-2018 годы Россия потеряла намного больше денег.

– Если раньше Медведеву (премьер-министр России – КР) нужно было говорить: «Денег нет, но вы тут держитесь», то очевидно, что сегодня появились объективные обоснования для «денег нет». То есть «вы держитесь» остается на повестке дня. «Мы держимся» и нас ничего не пугает. А «денег нет», потому что «мы держимся», обошлось всего в шесть миллиардов. На самом деле я знаю другую цифру: в 6 процентов ВВП. Я знаю, что на протяжении 2014-2018 годов столько миллиардов уходили из России из-за складывающейся ситуации.

Российский экономист и предприниматель, управляющий партнер компании Management Development Group Inc. Дмитрий Потапенко уверен, что больше вреда России принесло «антиэмбарго».

Так называемые антиэмбарго нанесли большой удар по российской экономике
Дмитрий Потапенко

– Если отвечать на главный вопрос: «Что же больше вредит российской экономике – какие-то санкции или плохое управление наших властей?», то второй вариант будет более верным. Введенные так называемые антиэмбарго, которые вводились исключительно для того, чтобы «перепилить» рынок под прикормленные властные компании, они-то и нанесли большой удар по российской экономике. Другое дело: «А кого это волнует?».

Главный редактор издания «Деньги.ua» Александр Крамаренко полагает, что в Минэкономразвитии России считали только потери внешней торговли.

– Судя по содержанию этого сообщения, речь идет преимущественно о потерях, связанных с внешней торговлей, с ограничением на поставки российских товаров. Там упоминаются специальные, антидемпинговые меры, санитарные и так далее. В рамках этого цифры абсолютно правильные. Это министерство располагает всей полосой информации о внешнем торговом обороте.

(Текст подготовил Артем Лаптиев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG