Доступность ссылки

«Подольститься к Путину»: российские соцсети об интервью Лукашенко


Пользователи соцсетей из России обсуждают беседу Александра Лукашенко с российскими журналистами

Рано утром во вторник главный редактор RT Маргарита Симоньян объявила, что находится в белорусской столице.

Наталия Геворкян:

Ох, не вовремя Марго спросила про завтрак в Минске. Колесникову силой пытаются вывезти из страны, и в это же буквально время Марго причалила поговорить с Лукашенко. У наблюдателей когнитивный диссонанс) В твиттере комментаторы жгут. На вопрос "Где тут у вас модно завтракать?" лучший ответ, на мой вкус "Позавтракай на обратном пути"

Конечно, все быстро поняли, что Симоньян не могла приехать в Минск с какой-то другой целью, кроме как взять интервью у самого Лукашенко. Это оказалось правдой, только с этой же целью она прибыла не одна, с ней было еще три журналиста российских государственных медиа.

Евгений Бузев:

Россия высылает целый вагон интервьюеров туда, где Гордон один справился!

Глеб Черкасов:

Творческий коллектив теленачальников, ездивший вчера к Лукашенко, стоило бы доукомплектовать Гордоном - он как раз был накануне выборов. Получилось бы по настоящему интересное собеседование по азам науки «кручу, верчу, обмануть хочу» - Лукашенко про это много знает.

Маргарита Симоновна, не считая самого интервью, отличилась тем, что во включении для одного из стримов RT на голубом глазу рассказала, будто в Минске вообще нет протестов и ничего не происходит.

Полный текст интервью так пока и не опубликован, выжимки есть на сайте Лукашенко, видео прямо во время выхода этого обзора транслирует сайт РИА.

Методичка:

Из скупых обрывков мы уже узнали, что во всем виноват интернет (а в первую очередь – польско-американский Телеграм) и США. Что Лукашенко «возможно» пересидел, но просто так не уйдет и все это не бросит. Потому что миллиардов у него нет, а без Лукашенко его сторонников вырежут. Как и кто будет производить процесс вырезания 80,10% (согласно заверенным данным белорусского ЦИК) электоральной базы сторонников нынешнего главы Белоруссии Лукашенко не уточнил.

Надо отдать должное Лукашенко – после консервного периода сразу после выборов теперь Александр Григорьевич говорит много и говорит смачно. Но уже не совсем понятно, с кем он говорит. И даже этот свежий и пока что неопубликованный разговор – он для кого? Владимир Владимирович Путин едва ли услышит для себя там что-то новое, жителям России куда понятнее и ближе судьба Михаила Ефремова и стремительно скудеющие кошельки. А самим белорусам уже трудно разобрать, какой из Лукашенок настоящий – тот, что дружил с Зеленским, тот, что стелется перед Китаем, тот, что грозит Путину перекрыть нефтепровод. Или просто тот, кто бьет дубинками по воскресеньям.

Всякое регулярно повторяющееся действие в конце концов становится самой точной характеристикой. Привычка – вторая натура. Свой золотой ключик белорусский Буратино благополучно потерял. А нос от вранья расти не перестал.

Павел Соболев:

"Может, я немного и пересидел в президентском кресле, но ведь и флейтистка не может управлять государством", - снисходительно-добродушно пояснил Александр Лукашенко четверке российских журналистов. - "Или, по-вашему, Беларусь - это джетроталл какое-то?"

Илиас Меркури:

Лукашенко забыл рассказать про издевательства над россиянами и про его обвинения о «российском вмешательстве» и тд и тп. Как минимум. Остальное, малоинтересные сопли про «непобедимый телеграм» и про то, как Россия и Путин в частности не справятся если он (Лукашенко) падет и прочее прочее прочее...

Екатерина Винокурова:

Проблема в том, что, хотя Лукашенко использует буквы русского алфавита, ни единому его слову не стоит верить(или вы не смотрели кучу предыдущих серий)

Аббас Галлямов:

«Вы должны четко понимать, что тем, кто все это делает, нужны не мы, а вы», – сказал Лукашенко российским журналистам.
В этой формулировке есть что-то уничижительное для белорусов. Дескать, не воображайте, никому вы особо не нужны, то ли дело Россия! Желая понравиться Москве, бывший белорусский президент, однако, о чувствах своих сограждан уже не думает. Ему сейчас главное к россиянам подольстится.

Кристина Потупчик:

Явно недоговаривает картофельный фюрер.

За США стоят рептилоиды, а их главная цель — планета Земля. А за рептилоидами стоят ануннаки, их главная цель — Солнечная система. И так далее. Там очень длинный список.

Илья Константинов:

«Если сегодня Беларусь рухнет, следующей будет Россия», — говорит Лукашенко.
Можно, конечно, посмеяться над архаичным «батькой», бегающим с автоматом вокруг резиденции и «перехватывающим» некие секретные переговоры по поводу Навального...
Посмеяться можно, поскольку он явно путает свой личный режим с мерцающей в веках белорусской государственностью как таковой.
Но вот в проведении параллелей между своим и путинским режимами, он, думается мне, совершенно прав.
То есть, если лукашенковская Беларусь рухнет, то следующей, в недалеком будущем, может стать путинская Россия.
Причем, независимо от того, реализуется ли кремлевский «план воссоединения», или, наоборот, начнется дрейф Белоруссии в западном направлении.
Более того, «воссоединение» может даже ускорить назревание в России острого политического кризиса, поскольку добавит Путину изрядное количество внутренних врагов.
Но и явные похороны так и не реализованного до конца проекта Союзного государства не прибавит нынешнему российскому руководству политических очков, поскольку будет воспринято (как внутри России, так и за рубежом) как серьезнейшее внешнеполитическое поражение.
На самом деле, выгоднее всего для Кремля было бы сохранение статус-кво, но судя по растерянному лицу Александра Григорьевича, он и сам не верит в возможность долгосрочного сохранения своего режима.
Цугцванг получается.
Причем, с далеко идущими последствиями.

Михаил Шнейдер:

Лукашенко в интервью: "Но сейчас бы было очень тяжело (о судьбе Беларуси в случае своего ухода), и вот эти ребята-омоновцы и прочие-прочие — те, кто со мной рядом... Они в чем виноваты? А их будут резать, их будут рвать».
***
Может, пообещать, что их ни резать, ни рвать белорусы не будут? И тогда он уйдет?

Кирилл Гончаров:

Помню когда Обама ушел - резали его сторонников.

Когда Медведев ушел - резали тоже.

После Ельцина - вообще жуть была.

По улице нельзя было пройти, одни ножи в городе были.

Ирек Муртазин:

Если я правильно понял Лукашенко, он мыслит глобально. И не представляет ни себя без Беларуси, ни Беларусь без себя. Похоже, убежден, что Беларусь и его власть - это сиамские близнецы.... Лукашенко, видимо, в голову не приходит, что отлучение его от властных полномочий – это не конец Беларуси…

То же самое и с Россией. Россия была, есть и будет. И до Путина была, и при нем, и после него будет….

Денис Драгунский:

СЛУЧАЙ НАРЦИССИЧЕСКОГО АПОКАЛИПТИЗМА.
В топе новостей уже полдня торчит: "Лукашенко предупредил о крушении России вслед за Белоруссией".
О как!
А я вспомнил своего приятеля-журналиста, он в 1990-е работал в каком-то глянцевом журнале, много зарабатывал. Однажды мы с ним встретились, и я спросил:
- Ну как у вас в журнале дела?
- Нет больше этого журнала, - сказал он. - Накрылся!
Ну, что ж. Бывает. В те годы много разных крутых проектов открывалось, но и накрывалось тоже немало. Но месяца через два-три я вдруг увидел этот журнал в киоске. Как ни в чем не бывало, лежал и сверкал розовой обложкой и рекламными полосами. Я его даже взял полистать, и убедился, что номер - свежий.
Оказывается, моего приятеля просто уволили оттуда. И поэтому данный журнал для него перестал существовать, и он стал убеждать всех, что такого журнала больше нет.
***
Для Лукашенко уход с поста равен исчезновению Беларуси - а там и России. Кажется, даже Луи XIV с его "государство - это я" до такого не додумался.

Конечно, не могли не вспомнить о Марии Колесниковой, которую еще в понедельник схватили в центре Минска, а во вторник безуспешно попытались выпроводить на территорию Украины. В итоге она стала настоящей героиней дня.

Анна Монгайт:

Лукашенко - Симоньян :"Мария Колесникова хотела бежать к сестре на Украину. И он, 'как пограничник', считает, что ее задержали правильно." То есть не только золотой орешек, но и царь-пограничник.

Алена Попова:

Вчера в Минске похитили прекрасную и идейную Марию Колесникову. Хотели заставить ее принудительно эмигрировать. Весь вчерашний день ее где-то держали, естественно, приспешники и слабовики лукашенковского режима. И они считали, что Мария, как и два других оппозиционера-мужчины, согласиться «лучше уехать». А она порвала свой паспорт на границе с Украиной, не дав себя отправить в принудительное удаление из страны. Сегодня же утром в Минске вдруг (мы, конечно, удивлены, ага) оказалась Симоньян. Силами пропаганды, к которой она имеет отношение непосредственное, гражданам России за 8 лет внушили, что Правда-это ложь, незнание-это сила. Короче, стандартная методичка Геббельса в полном мире Оруэлла. Так что сейчас по мозгам всех беларусов начнет проезжаться танк логики советской пропаганды. Будут искать врагов народа, осуществлять охоту на ведьм. Ведь в России получилось же до такой степени, что даже сбитый Боинг, отравление Скрипалей и Навального представляют не как военные преступления и преступления дикие вообще, а как «козни Запада».
И на фоне всего этого мракобесия, просто великой и сильной фигурой является Мария Колесникова, которая ценой собственной свободы и жизни, остается в Беларуси, ибо сумасшедшая системка герантоавтократа и слабовиков достала.
Я всегда говорила и буду говорить, что женщины -сила. Есть такие, как Симоньян, которые силой больших денег, связями с властью убивают развитие и свободу всех, кто не прогибается под системку. А есть такие, как Мария Колесникова. В которой в миллиард раз больше силы, чести, совести и гордости, чем во всех гнилых системках и слабовиках.

Евгений Ройзман:

Колесникова вызывает уважение. Она становится реальным лидером.
За нее народ может выйти.
Жыве Беларусь!

Алхас Абгаджава:

Мария Колесникова, порвавшая паспорт, чтобы ее не могли выдворить из родной страны - фантастически смелая и умная женщина!
Мой герой. Пусть она уцелеет и с ней все будет в порядке.

Леонид Павлючик:

Говорят, у войны не женское лицо. У белорусского протеста -- оно именно женское. И это лицо прекрасно!

Андрей Калих:

«Порвала свой паспорт, чтобы избежать депортации». Это же совершенно прекрасный и отважный поступок, в лучших традициях советских диссидентов.
Другая активистка, уже российская, чуть раньше высказалась на эту тему тоже вполне определенно: «Для меня лучше тюрьма, чем эмиграция» (Юлия Галямина).
Впредь буду ориентироваться на беспримерное мужество этих двух женщин.

Олег Козловский:

Думаю, что пережила и переживает сейчас Мария Колесникова. Невероятной силы воли и мужества человек, конечно.
Вот пытаюсь поставить себя на ее место. Была успешным музыкантом и арт-директором, вращалась среди богемы, не бедствовала, на рожон не лезла. И вдруг ее жизнь превращается в ад: похищают и сажают друзей, сторонников пытают и убивают, обе соратницы, не выдержав давления, уезжают из страны (и сложно их за это судить), в результате она остается единственным лидером — у всех на виду, на ее плечах колоссальная моральная ответственность и вообще никакой защиты от свихнувшегося диктатора и его силовиков-беспредельщиков. Еще 20 лет назад оппоненты Лукашенко бесследно исчезали, и это в куда более спокойные времена. Тут уже даже не холодный расчет, а инстинкт самосохранения будет кричать в голове: "Беги, спасайся, здесь опасно!"
Потом ее задерживают — фактически, похищают какие-то бандиты в штатском. Весь понедельник, очевидно, ее обрабатывали, требуя согласиться на отъезд. Двух соратников Колесниковой в итоге заставили, и опять же, кто посмеет их осудить? Альтернатива была — или уголовное дело, или лес. Помощи ждать неоткуда; никто не знает, где ты, и, возможно, никогда не узнает. Первое естественное стремление человека в такой ситуации — поскорее оказаться на свободе, хоть тушкой, хоть чучелом. Насильственная высылка за границу в их положении воспринимается скорее как избавление с возможностью сохранить лицо ("Я никуда не уезжал, меня заставили").
А Колесникова рвет паспорт и с ним все планы и шаблоны похитителей. Прекрасно понимая, что уйти ей не дадут, что теперь навалятся с утроенной силой и закончиться это может чем угодно. Но своим примером она показала, что воля человека может быть сильнее любой силы. Именно такие люди могут творить историю.

Станислав Белковский:

Мария Колесникова ведет себя героически, спору нет. И русское политическое сознание, в силу своей специфики, немедленно объявляет ее безусловным лидером белорусского протеста. Мы же без вождя не можем, нам неуютно. В общем: плохо, если белорусский протест перестанет быть сетевым и превратится в иерархический. Это путь в прошлое.

Михаил Пожарский:

О мирном протесте

Одну из лидеров белорусской оппозиции - Марию Колесникову - нынче попытались выдворить из страны. Так она сделала ход конем - порвала свой паспорт. После чего ее отказались пускать в Украину. Открытка всем, кто иронизировал, будто в Белоруссии лидеры протеста без яиц.

Однако в остальном новости из Белоруссии приходят скорее печальные. Все больше новостей о протестных маршах с песнями и флагами, но никаких новостей о забастовках. Последние новости о забастовках приходятся на конец августа и начало сентября. В общем, непонятно идут ли забастовки и насколько успешно, но понятно, что процесс не развивается. Про перекрытие дорог и тому подобное тоже не слышно.

Какой процент населения Белоруссии нынче участвует в уличных протестах? Точных цифр не встречал, однако очевидно, что волшебное число в 3.5% от Эрики Ченовет давно пересечен. Это значит, что по статистике диктаторские режимы обычно ломаются после того, как протест перевалит порог в 3.5% населения. Однако режим Лукашенко не собирается ломаться. Изо дня в день выдает все более и более неадекватные эскапады - то дефиле в бронежилетах с автоматами, то "шпионские переговоры" - но уходить не собирается. Примерно так же обстояло дело в Венесуэле.

Почему так происходит? Почему уличные протесты пусть даже численностью в миллионы людей не пугают власть? Потому, что власть - это контроль над инструментами насилия. Нынешние "гибридные" государства, конечно, обращаются ко многим способам легитимизации: имитация демократических процедур, пропаганда и т.д. Но в моменты кризиса остается сухой остаток: сколько у вас дивизий? И пока у Лукашенко есть лояльность омона, армии и т.д. никакие уличные протесты ему не страшны. Мирный уличный протест не представляет угрозы.

Но ведь мирные протесты ломали автократические режимы, третья волна демократизации, вот это все? Да, именно так. Но что такое "мирный протест"? Марши с песнями и флагами? Нет, это всего лишь то, что Джин Шарп называл "символическими акциями". Они имеют свое место в структуре протеста - нужны для того, чтобы разрывать спираль молчания, навязанную пропагандой, показывать людям, чтобы они не одни против режима и... больше ни для чего. Мирный протест - это не о том, как победить дубинки цветами. Победить дубинки цветами невозможно. Мирный протест - это о том, как хитрыми партизанскими методами, не прибегая к вооруженному противостоянию, лишить диктатора силового ресурса. Если диктатор держит этот ресурс достаточно крепко, единственный метод здесь - экономическое давление. Все остальное, включая митинги, шествия и т.д. носит вспомогательный характер.

Белоруссам, конечно, хочется пожелать удачи, избежать венесуэльского сценария. Но это все также касается и российской оппозиции, которая у нас традиционно делится на "умеренную", которая за выборы, и "радикальную", которая про "все решит улица". В нулевые, к примеру, господствовала вера в магическую цифру 100 тыс. - дескать, выйдут 100 тыс. и Кремль дрогнет. 100 тыс. вышло в 2011-12 гг. - результат сами видите. Ни выборы, ни улица не решают ничего сами по себе. Решает ваша способность устроить экономический коллапс.

Кирилл Рогов:

В Минске во второй половине дня возобновились массовые протесты и жестокие избиения протестующих полицейскими подразделениями.
Новостью сегодняшнего дня стало применение насилия к женщинам и их задержания. Женщины все больше вмешиваются в избиения и задержания, которые все более принимают характер стычек "карателей" с женским населением Минска.
Завтра - месяц беларусского сопротивления. Месяц протестов и противостояния - это не хухры-мухры. Это национальный кризис. Это самая мощная демократическая мобилизация во всей истории Беларуси, которая окажет огромное влияние на все ее последующую историю.
Лукашенко не удается овладеть ситуацией. Тактика "передышки", принятая на вооружение во второй половине августа и рассчитанная на то, что протест начнет сдуваться сам собой, не оправдала себя. И с воскресенья власти вернулись к практике наращавания репрессий и жестокости в отношении протестующих.
В эти дни стоит ожидать особо ожесточенного давления и разгула репрессий. Лукашенко необходимо приехать в понедельник к Путину, имея хотя бы видимость контроля над страной. Впрочем, разгул жестокости может иметь и обратный эффект. Предстоящие пять дней могут оказаться для беларусского противостояния переломными.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG