Доступность ссылки

«Жирок кончился»: что случилось с российской экономикой за год пандемии


Год назад, 18 марта 2020 года, российские власти закрыли границы для въезда иностранцев. Выезд для россиян тоже оказался затруднен в силу аналогичных мер, предпринятых другими государствами. Одновременно ввели ограничения для предприятий в сфере услуг, а работодатели стали переводить сотрудников на удаленку, что повергло экономику в шок. Удалось ли приграничным регионам северо-запада России за год свыкнуться с закрытыми границами, разбирались корреспонденты Север.Реалии.

Первые оценки Росстата говорят о том, что валовый внутренний продукт в России в 2020 году упал на 3,1%. Это чуть лучше прогнозов (Минэкономразвития ожидало падения на 3,8%), но тем не менее, самый серьезный спад за последние 11 лет – по итогам 2009 года ВВП упал на 7,8%.

Последствия падения доходов граждан и потребительского спроса еще долго будут сказываться на экономике, выяснили корреспонденты Север.Реалии, поговорив с бизнесменами и экспертами на местах.

Псков: Россия Прибалтике не замена

Через год жизни при закрытых границах директор туристической компании "Глобал тревел Псков" Александр Ефимов всерьез рассматривает возможность закрытия компании.

– На 110% все упало, мы не в ноль, а в минус вышли, – комментирует он итоги коронавирусного года. – "Глобал тревел" уменьшил свою работу. Из шести офисов остались только три, открываться не собираемся, потому что не видим перспективы большого роста. Из двенадцати человек осталось четверо. Такой туризм! В СМИ говорят, что "перешли на внутренний рынок, заменили заграницу Россией – нет!". Не заменили! Россию и раньше продавали. И вовсе не больше она стала продаваться. Может, для Москвы, Питера – да. Но в регионах – нет. Да, самолет "Псков-Сочи" поразил всех низкой ценой авиабилетов в зимний период. Много псковичей отдыхало там, мы им предлагали туры. Но это не замена.

Турфирма "Глобал тревел", Псков
Турфирма "Глобал тревел", Псков

Коронавирусные ограничения по возрасту, количеству человек на квадратный метр привели к тому, что "Глобал-тревел" на пять месяцев, с октября 2020 по март 2021 года, закрыл все групповые туры. Даже в Новый год компания не предлагала привычные поездки.

– Мы экскурсии не могли проводить, потому что нужно, чтобы в помещении находилось не более пяти человек. Если привести группу в 40 человек, то пятерых возьмет экскурсовод, а 35 сидят в автобусе. Это не вариант. Любая экскурсия подразумевает посещение еще чего-то. Мало таких, которые про просто погулять по городу. Мы отменили все маршруты по групповым турам, ничего не было, – объясняет Ефимов.

Рекомендации и запреты соблюдать домашний режим людям 60-65 лет тоже отразился на туризме. Ведь именно псковичи-пенсионеры путешествовали чаще всего, выбираясь в другие города на выходные и праздники.

Офисы два месяца были закрыты на ключ, а когда мы вышли – платите налоги

Меры господдержки Ефимов характеризует одним словом: "Это говорильня".

– Мы два месяца получали МРОТ и больше ничего. Это было хорошо для работников (они хоть что-то получили), а для фирмы – нет. С этого МРОТа мы должны получить налоги, а они составляют 44% от МРОТа. То есть, офисы два месяца были закрыты на ключ, а когда мы вышли – платите налоги, почти 6 тысяч на каждого работника фирма должна была где-то найти. И при этом еще где-то за аренду офиса, где-то за коммуналку надо отдавать, – отмечает Ефимов.

У островской компании "Авто-тревел", которая занимается пассажирскими перевозками по Псковской области, Центральной России, Северо-Западу и турами в Крым прибыль упала на 90%.

– У нас на два месяца офис был закрыт вообще полностью. Только один маленький межмуниципальный маршрут ходил. Мы его сохранили только для удобства людей, чтобы они могли доезжать до областного центра. Потом начали постепенно открываться, но пришлось все заново нарабатывать. И сейчас мы так и не вернулись к тому уровню, который у нас был 2019 году, – говорит Юлия Андреева из "Авто-тревел".

Компания регулярно сдавала в аренду туроператорам свои автобусы. Сейчас же даже на междугородных рейсах поток небольшой. "Люди ограничены в передвижении. Кто-то просто боится и не едет, а кого-то отталкивают маски, еще какие-то требования от Роспотребнадзора", – говорит Андреева.

Компания "Автотревел", Остров, Псковская область
Компания "Автотревел", Остров, Псковская область

Подаренный президентом "льготный период" в кредитовании банки поняли по-своему, присовокупив невыплаченные проценты к сумме основного долга. Теперь предприниматели должны будут заплатить процент на проценты.

– Так красиво с нами поступили! Это не мера поддержки, а мера совсем другого характера, – негодует Андреева. Она готовится к процессам в арбитражном суде, если банк не изменит позицию.

Самое сложное – люди, которые оказались у нас на руках

Из десяти предприятий ООО "Ресторанная компания" после года пандемии остались только "пять жизнеспособных, которые могут работать без банкетов и корпоративов", рассказывает директор Андрей Филатов.

– Мы до сих пор находимся в стагнации. Самое сложное – люди, которые оказались у нас на руках. Государство обязало нас взять на себя обязательства по их содержанию. Мы воспользовались, и сегодня закредитованы и ждем, когда закончится эта государственная благодать. Мы удерживаем сотрудников на работе с помощью тех обязательств, которые взяли в банках, – говорит Филатов.

Андрей Филатов
Андрей Филатов

По его словам, он содержит около ста человек, на каждого брал МРОТ – 13 000 рублей, то есть в месяц набегало 1 300 000 рублей, а оформлял на полгода. И за каждый выплаченный МРОТ работодатель должен заплатить 13% налога.

– Мы могли просто уволить людей, они на бирже получили бы те же самые деньги, но нас обязали. Это недо-ЧП называется. Когда на бирже пособие дают, то оно налогом не облагается, но ответственному работодателю эту сумму выплачивать надо. Не буду говорить, плохо или хорошо, это то, что произошло, это уже не поменять, но можем сожалеть, – комментирует Филатов.

Туристы приехали в российские красивые места

В отличие от турфирм, рестораторы заметили наплыв туристов в регионы и получили от него выгоду. В Псковской области центром паломничества стали Талабские острова. На одном из них у Филатова работает ресторан "Ерш".

– Это был один из самых удачных для "Ерша" сезонов. Туристы приехали в российские красивые места. Их больше, чем обычно, и это большой плюс. Ограничения по границам нас не коснулись, – говорит ресторатор.

Талабские острова
Талабские острова

Хуже всего дела обстоят у компаний, отвечающих за культуру, спорт и развлечения – там оборот упал на 47,5%, за ними идет сфера строительства, где падение составило 34,7%, тройку закрывают гостиницы и кафе-рестораны с 36%.

Директор сети фитнес-клубов в Пскове, Новгороде и Великих Луках Георгий Пономарев рассказал корреспонденту Север.Реалии, что оборот его бизнеса по сравнению с предыдущим сезоном упал на 40-50%. В июне 2020 года он даже вынужден был закрыть спортзал в Твери, потому что не смог договориться с арендодателем о льготах.

– Те, у кого была возможность сразу кому-то передать помещение в аренду, сказали, что не пойдут нам навстречу. Я на их месте поступил бы точно так же. Это же бизнес, а не семья, – рассуждает Пономарев. – Потери от коронавирусных ограничений еще продолжаются, мы не достигли ни в одном из клубов докризисного уровня клиентопотока. Ситуация оживилась в последнее время, сейчас самый фитнес-сезон, но того, что было в прошлые годы, пока нет.

Карелия: бизнес будут трясти серьезно

– Если экономику Карелии рассматривать с позиций официальной статистки, серьезных провалов по 2020 году не было, – говорит Юрий Савельев, профессор кафедры государственного и муниципального управления Северо-западного института управления РАНХиГС.

Что действительно сильно упало, так это сфера услуг – на 10-11%, и общественное питание – на 12-14%. Базовые отрасли реагируют на изменения потребительского спроса с запозданием.

У людей снижается качество потребительской корзины. Они покупают то, что более доступно, а продавцы повышают цены

– Спад они покажут в текущем году. Вслед за потребительским рынком идут остальные технологические цепочки. Хорошие показатели промышленности во многом держатся на тенденциях 2019 года, а в этом году ожидается отложенный эффект, – объясняет эксперт. – Наиболее заметные изменения потребительского спроса, причем не только в Карелии, – снижение продаж новых автомобилей и резкий рост продаж подержанных машин. Цены на подержанные машины за полгода выросли на 50-60 процентов. Это говорит о чем? О том, что у людей снижается качество потребительской корзины. Они покупают то, что более доступно, а продавцы повышают цены.

Повышенный спрос на дешевый сегмент ведет к росту цен. Так, в Петрозаводске после пандемии заметно подорожали однокомнатные квартиры: год назад стандартную однушку в панельном доме можно было купить за 1,5 млн рублей, теперь такое жилье стоит 1,8-1,9 млн.

– Буквально за последние полгода выросли продажи однокомнатных квартир, – соглашается Савельев. – Кроме того, люди активно скупают загородное жилье. Причем спрос вырос со стороны жителей городов.

По его словам, люди стали инвестировать в ценные бумаги и паевые инвестиционные фонды. В Карелии у большинства компаний, которые занимаются индивидуальным жилищным строительством, все заказы расписаны до конца года. Соответственно, это увеличивает спрос на землю.

– Еще одно следствие пандемии – рост микрофинансовых организаций. Это следствие сокращения доходов граждан. В целом банки ужесточили требования к заемщикам, выросло число просроченных кредитов, и люди были вынуждены обращаться в МФО. Ухудшилась ситуация с налогами – и для тех, кто их платит, и для тех, кто их собирает. В прошлом году предприниматели могли работать свободно, были отложены проверки, но с этого года начинается серьезный прессинг со стороны налоговой службы. Казну-то нужно пополнять! Я думаю, бизнес будут трясти серьезно, потому что произошло существенное снижение налоговых поступлений. И сейчас в магазинах и торговых центрах все чаще слышишь просьбу расплатиться наличными. Это объективная попытка уйти в тень, – говорит Савельев.

Такого не было раньше. Это значит, что провалится налоговая база. Отложенный эффект будет серьезным

Нехватка налогов была видна уже в конце года: бюджет региона на 2021 по базовым показателям сильно отстает от прошлогоднего. Это может сказаться не только на бюджетных учреждениях, которые с высокой долей вероятности ждет оптимизация, но и на бизнесе. К примеру, в Карелии без субсидий остались негосударственные организации, которые оказывают социальные услуги населению. Деньги на положенную по закону компенсацию затрат нашлись лишь для четырех некоммерческих организаций.

– По малому и среднему бизнесу пандемия ударила сильно. За 2020 год было создано немногим более 700 субъектов малого бизнеса, а ликвидировано – более 1700. Такого не было раньше. Это значит, что провалится налоговая база. Отложенный эффект будет серьезным, – прогнозирует Юрий Савельев.

Некоторым сферам малого бизнеса после окончания локдауна пришлось начинать с нуля. В первую очередь речь идет об организаторах концертов и массовых мероприятий – в Карелии они долгое время были под запретом. Госпомощь бизнесу в 2020 тратилась в большинстве случаев не на развитие, а на выплату зарплат во время простоя.

Горный парк Рускеала, Карелия
Горный парк Рускеала, Карелия

Не все предприниматели перенесли пандемию одинаково плохо. Развились онлайн-магазины, услуги по доставке товаров, выросли продажи коммуникационного оборудования. Местный туризм из-за закрытых границ и вовсе пошел в гору. Так, горный парк "Рускеала" за 2020 год, по официальным данным, посетило более 400 тысяч туристов: принять еще больше посетителей объект просто бы не смог. Хозяин и создатель горного парка Александр Артемьев в сентябре рассказывал корреспонденту Север. Реалии, что такого наплыва гостей он не ожидал.

– Если все так пойдет, как сейчас, можно надеяться нагнать прошлогодние цифры, а то и перегнать. Но персонал страдает от того, что приходится работать с большей отдачей, чем это планировалось. Некоторые работники обслуживают в полтора-два раза больше, чем обычно. Устают и физически, и морально, – говорил Артемьев. В октябре он умер от коронавируса.

По другую сторону границы, в Финляндии, туризм, наоборот, в полном упадке. Некоторые магазины, ориентированные ранее на туристов из России, закрылись, другие переориентировались на местных покупателей.

За последний год практически не было трансграничного движения, и это очень болезненно лично для каждого, но для бизнеса – это просто трагедия

Zsar Outlet Village (Аутлет-деревня "Царь") на границе с Ленобластью открылась в ноябре 2018 года. По подсчетам собственников, в 2020 году они должны были привлечь от 800 тысяч до миллиона покупателей, из них около 100 тысяч – это покупатели из России. И последний год стал для компании настоящим испытанием.

– Последствия пандемии Covid-19 и последующего закрытия границы сильно ударили по Zsar Outlet Village. Российские потребители и туристы – это большая часть нашего бизнеса, и можно сказать, что в первую очередь мы стремимся привлекать и обслуживать покупателей именно из России. За последний год практически не было трансграничного движения, и это очень болезненно лично для каждого, но для бизнеса – это просто трагедия, – прокомментировал Север.Реалии временно исполняющий обязанности директора Zsar Outlet Village Петтери Терхо.

По его словам, никто из коллег не предполагал, что границы будут закрыты целый год, а спрогнозировать их открытие будет невозможно.

Аутлет-деревня "Царь", Финляндия
Аутлет-деревня "Царь", Финляндия

Только за 9 месяцев 2020 год финские компании потеряли около 200 млн евро. Наибольшие убытки понесли торговые предприятия, на втором месте – турфиры. По данным бюро занятости и экономического развития Юго-Восточной Финляндии, с марта в 250 компаниях планируют сократить до 1800 человек.

Петербург: может, китайцы вернутся

Санкт-Петербург – тоже приграничный город, благодаря Финскому заливу. По данным федерального государственного бюджетного учреждения (ФГБУ) "Администрация морских портов Балтийского моря", порты Петербурга и Ленинградской области впервые за 11 лет резко снизили показатели: в 2020 году грузооборот был до 231 млн тонн грузов, что на 6% меньше чем в 2019, и это снижение оказалось самым большим среди всех российских портов. Несколько сгладить потери грузооборота от резкого уменьшения экспорта нефти порты Петербурга и Ленинградской области смогли, увеличив перевалку железнорудного сырья и угля. Известную роль здесь сыграло обрушение железнодорожного моста под Мурманском.

Морской порт Санкт-Петербурга
Морской порт Санкт-Петербурга

Тем не менее, надеяться на то, что увеличение экспорта угля продержится долго, не стоит, считает научный сотрудник Европейского университета Андрей Заостровцев.

В России не было таких уж жестких локдаунов

– Европа старается как можно скорее избавиться от угля, хотя еще, наверное, остаются теплоэлектростанции, работающие на нем. Но, думаю, что в ближайшие лет пять потребление угля там будет сведено к нулю, так что это временное явление, – говорит Заостровцев. – Вообще во всем мире в связи с пандемией ждали большего падения производства и международной торговли, но оно оказалось не таким серьезным. В России не было таких уж жестких локдаунов, кроме того, в морских перевозках доля пассажирских перевозок совсем не велика, это люди перестали путешествовать, а перемещению грузов ничего особенно не мешает – кроме общего падения производства. Вот авиаперевозки, на которые завязан туризм, те действительно пострадали.

Туристический поток в Петербурге, по данным Центра стратегических разработок "Северо-Запад", в 2020 году упал на 70%, с 10,4 до 2,9 миллиона человек, и восстанавливается отрасль медленнее, чем в других регионах. От падения туристического рынка страдают зависящие от него предприятия общественного питания, развлечений, транспорта, гостиничного бизнеса. В связи с этим была даже пересмотрена городская программа развития туризма на 2020-2025 годы: если раньше ожидалось увеличение туристического потока через пять лет до 12 миллионов человек, то теперь эта цифра сократилась до 8,5 миллионов, за ней в три раза уменьшились и прогнозы по объему платных услуг в сфере туризма. Это, конечно, чувствительно ударит по бюджету города.

Сжимаются области, плохо контролируемые государством, а люди все больше зависят от государства

– Если представить даже самый оптимистический сценарий относительно ковида, то люди-то все равно обеднели, а поездки не являются благом первой необходимости, – объясняет Заостровцев. – Так что внутренний туризм сократится, а что касается внешнего – остается открытым вопрос о китайцах, может, они вернутся в Петербург. Правда, известно, что они тут создали целые сети, которые их обслуживали: китайские экскурсоводы, китайские рестораны, так что от китайского туризма прибыли невелики, они только отпугивали других туристов своей многочисленностью. Сейчас туристов почти нет, и, конечно, сектор услуг, малый бизнес от этого очень пострадал. Думаю, что в этом году будет закрываться даже больше предприятий, чем в прошлом – помощи от государства нет, накопленный жирок кончился. Но и во всем мире туризм вряд ли восстановится в полном объеме даже с учетом вакцинации. Сейчас публикуют много фотографий – целые флотилии круизных лайнеров простаивают во всем мире, некоторые владельцы даже хотят пустить их на металлолом, эта сфера пострадала больше всего.

Калининград: без поддержки будет катастрофа

В Калининграде череда банкротств еще впереди. Особенность региона – большое число малых и микрокомпаний, до 96% от всех участников рынка. У них нет "финансового жирка", чтобы пережить кризис, в этом году может закрыться каждая пятая компания.

Георгий Дыханов
Георгий Дыханов

– Большие трудности у компаний производственной сферы – все сырье привозное, а доставка грузов через границу затруднилась. Заглохли пассажирские перевозки. Ну, ходит у нас автобус до польской границы. Потом вы пешком переходите границу и в Бранево садитесь на автобус до Гданьска. Но это капля в море, а не бизнес, – говорит управляющий партнер ООО "Эксперт-Консалтинг" Георгий Дыханов. – Грузовые перевозки упали – закрылись небольшие компании, где было по одному-два грузовичка. Общепит, розничная торговля, я молчу про сферу обслуживания.

По данным Калининградстата, в 2020 году регион потерял более двух тысяч индивидуальных предпринимателей. Количество микропредприятий уменьшилось на три тысячи.

В коронакризисный год безработица в регионе достигла небывалых масштабов – 36 тысяч человек к августу прошлого года, что в 8,5 раз больше, чем еще в марте. По словам Дыханова, ситуация до сих пор не восстановилась – без работы сидят до 26 тысяч жителей региона:

Все думали, что границы вот-вот откроются, но они еще год могут быть закрыты. И дальше катастрофа

– И это только официальная безработица. Пройти этот квест и встать на учет в центр занятости не каждый может. Поэтому есть еще и скрытая безработица.

В катастрофической ситуации оказались компании из сферы развлечений, организации мероприятий, а также специализирующиеся на выездном и въездном туризме. Многие из них распустили сотрудников.

– Состояние туристических компаний тяжелое, они до сих пор не начали работать. Многие сократили и персонал. Все думали, что границы вот-вот откроются, но они еще год могут быть закрыты. И дальше катастрофа, – говорит глава Ассоциации предприятий индустрии туризма Светлана Слепенок. – Сейчас такой момент, когда нужно что-то делать, чтобы не было банкротств. Мы просим у властей особой поддержки, хотя бы субсидию в размере МРОТ на оплату труда сотрудникам.

Александра Марченко
Александра Марченко

– Помощь от государства предпринимателям была, но не все ее смогли получить. Людям заворачивали заявки из-за долгов по налогам в три, четыре копейки, и я сейчас не шучу. Помощь по ОКВЭДам была оказана лишь за два месяца. Некоторые наши ИП и ООО получили ее, но, насколько я знаю, им выплатили пока только за месяц, – рассказывает калининградка Александра Марченко. – Кому-то власти помогли, наверное. Вон, кто-то с благодарностью тортик носил губернатору.

В комментариях в инстаграмме губернатора региона к его посту об оказании помощи бизнесу сами предприниматели эмоций не сдерживают:

"Прям-таки помогаете? Люди почти год без работы сидят. При этом чем воздух в Янтарь-холле или драмтеатре отличается от воздуха в клубах меньших размеров? Какая разница сидят или стоят там люди?! Почему в пабе Лондон битком на концертах в выходные, а в клубах города с хорошей вентиляцией, контролем масок и пр, концерты запрещены?! Почему заведениям можно работать до 23, а после что коронавирус опаснее?! Так много вопросов о двойных стандартах и ни одного ответа".

"Никто не помогает и не помогал! Ну да, мы же с малообеспеченных работаем, а помогали походу тем, кто зарабатывает с богатых! Даже аренду не убрали за месяцы запретов", – пишут пользователи.

С марта по июль мы съели все свои накопления, я откинула все хвосты

У Александры Марченко до коронакризиса была своя компания по проведению мероприятий. В марте 2020 года, когда в регионе запретили банкеты и свадьбы, она осталась без заказов.

– Уже был наполовину набран сезон по мероприятиям на лето, это самый разгар бронирований. И тут 28 марта, как снег на голову – нас закрывают. И до начала июля мы фактически не работали, пока не разрешили пресловутые 30 человек на летних верандах. В этот первый виток кризиса я работала и курьером, торговала всем, чем можно торговать, – рассказывает Александра. – С марта по июль мы съели все свои накопления, я откинула все хвосты в виде офиса, сотрудников и до сих пор не восстановилась.

Праздник, организованный Марченко
Праздник, организованный Марченко

Когда летом разрешили небольшие мероприятия, показалось, что кризис миновал. В неделю Александра могла провести до пяти свадеб. Но уже в октябре грянули новые ограничения. На новогодние праздники в регионе ввели полный локдаун. Не работали ни рестораны, ни кафе.

Ресторатор Максим Здрадовский прогнозировал массовые банкротства заведений общепита осенью прошлого года. Он требовал открытия летних террас. В ходе акции "Голые рестораны" сотрудники заведений сфотографировались голыми, взяв в руки баннеры, где написали, что "кризис раздел догола всю индустрию гостеприимства". Впрочем, существенных результатов акция не дала.

"Фатальных" закрытий, к счастью, не случилось. Кризис не смогли пережить 5-7% заведений

– После нее никакой дополнительной поддержки от государства не было. Зато мне звонили и предлагали в партии вступить. Я вежливо отказывался, – говорит ресторатор. – "Фатальных" закрытий, к счастью, не случилось. Кризис не смогли пережить 5-7% заведений. Да, были отодвинуты на несколько месяцев новые проекты. Но сейчас основные ограничения сняты. Мы восприняли кризис как возможность, запустили новые проекты – кофейню и два ресторана.

Одна из немногих сфер экономики, только выигравшая от ограничений, – внутренний туризм. Для многих россиян Калининградская область стала открытием. Регион посетили 272 тысячи туристов.

– Область стала модной, люди искали новые места отдыха, – говорит Светлана Слепенок. – Прошлым летом фирмы успели поработать, даже очень хороший прирост показали. Сейчас мы все готовимся к сезону, ждем большой поток туристов. Я думаю, что все будет хорошо – работает сарафанное радио. Но это в том случае, если не откроются границы. Люди очень соскучились по Турции, Эмиратам, конечно, если придется выбирать, они выберут их.

Нужно понимать, что поменялось время, бизнес-схемы, жизнь сама поменялась

Буквально за лето коронавирус перекроил всю туристическую сферу – экскурсии на больших автобусах уходят в прошлое. На первый план вышли индивидуальные авторские проекты.

– Мне кажется, самое главное, что поменялось сейчас безвозвратно: люди из-за безопасности стали выбирать индивидуальные экскурсии, путешествовать семьями или в небольших дружеских компаниях. Они отказываются от больших автобусов и туроператоров, – говорит директор по маркетингу и развитию компании "Хобби-тур" Виктория Корнева.. – Сейчас турфирмы нападают на индивидуалов, обвиняя их в том, что они не платят налоги. Хотя большая часть гидов либо трудоустроены, либо самозанятые, либо ИП. Все легализовались. Нужно понимать, что поменялось время, бизнес-схемы, жизнь сама поменялась.

Калининград, остров Канта
Калининград, остров Канта

Кризис хоть и сделал многих беднее, но научил быть гибче и "не класть все яйца в одну корзину", признают предприниматели.

– Я смотрю на моих взрослых и зрелых коллег – каждый начал делать что-то другое. Кто-то стал ресторатором, кто-то пошел учиться. Я тоже планирую развиваться в другом направлении, думаю о более устойчивом бизнесе, – поясняет Александра Марченко. – Если раньше мы хотели расти, набирать людей, делать масштабные мероприятия, то за последний год поняли, что нужно вкладываться в разные направления. Кураж, головокружение от нашего успеха – этого больше нет. Нас вернули на землю, показали, что все может закончиться в один день.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG