Доступность ссылки

«Эксперимент по урезанию прав граждан»: чем грозит крымчанам российский контроль над мессенджерами


Иллюстрационное фото

В России с 5 мая вступили в силу новые правила идентификации пользователей мессенджеров. Отныне у пользователей таких сервисов будут подтверждать номер телефона, направляя запрос сотовому оператору. Если номера в его базе данных нет, мессенджер должен запретить пользователю отправлять сообщения.

Главные проблемы относительно нового порядка работы мессенджеров и возможные последствия для крымчан в эфире Радио Крым.Реалии ведущая Елена Ремовская обсуждала с экспертом «Лаборатории цифровой безопасности», редактором украинского сайта «Як» Антоном Кушниром, одним из основателей «Лаборатории цифровой безопасности» Максимом Луночкиным и ведущим юристом российской общественной организации «РосКомСвобода» Саркисом Дарбиняном.

– Итак, если процедура идентификации пользователя прошла успешно, в базу данных сотовых операторов внесут информацию о том, в каком именно приложении переписывается их клиент. Мессенджер также присвоит пользователю уникальный код. Представители «большой четверки» мобильных операторов России уже заявили, что готовы выполнять новые требования. Зачем это все, Антон?

Под предлогом защиты и безопасности «большой брат» в Интернете будет иметь очень весомые полномочия и возможности для блокировок, слежки и так далее
Антон Кушнир

Кушнир: Это логичный путь, который начался с того, что в России начали бороться якобы с терроризмом, экстремизмом и «группами смерти» для детей. Теперь под предлогом защиты и безопасности «большой брат» в Интернете будет иметь очень весомые полномочия и возможности для блокировок, слежки и так далее.

Луночкин: Я вообще не понимаю, зачем регулировать мессенджеры. Российская власть явно хочет все больше отслеживать и контролировать, кто с кем общается и где хранятся данные. Раньше уже были попытки заставить зарубежные компании хранить данные про российских граждан на территории страны, и это не совсем удалось, поскольку противоречит политике работы этих компаний.

– Российские депутаты, принявшие этот закон, говорят так: вот, мобильную связь регулируем, надо и с мессенджерами разобраться. Поясните, почему это неправильная логика?

Кушнир: Некорректно говорить, что мессенджеры ничем не регулируются. За ними стоит, как правило, некая коммерческая компания, у которой есть определенные правила, пользовательское соглашение. Эта компания действует в юридическом поле какой-то страны – например, Фейсбук в США. Они урегулированы. Если есть такие претензии, можно определенным путем подавать запрос на получение информации и так далее. В данном случае российские власти имеют в виду, что у них нет возможности прослушивать все без исключения разговоры с помощью всех этих мессенджеров. Мобильных операторов несколько, их можно, грубо говоря, нагнуть и заставить предоставлять эту информацию, а мессенджеров много.

– И что, теперь все мессенджеры в России разом перестали быть анонимными, Саркис?

У российской власти нет никаких рычагов давления на американских гигантов, которые, скорее всего, будут игнорировать закон
Саркис Дарбинян

Дарбинян: Закон будет применяться прежде всего в отношении мессенджеров, которые внесены в список организаторов распространения информации. Там нет многих мессенджеров, некоторые признаны незаконными на территории России – это Телеграм и другие. На самом деле у российской власти нет никаких рычагов давления на американских гигантов, которые, скорее всего, будут игнорировать закон. Несмотря на то, что там предусмотрены штрафы от 700 тысяч до 1 миллиона рублей – конечно, взыскать его с американских компаний крайне сложно в отсутствие двустороннего соглашения.

– Неужели не найдется среди них желающих сотрудничать с российскими властями?

Дарбинян: Остальные мессенджеры будут играть в кошки-мышки, в зависимости от того, насколько им интересен российский рынок. Не исключено, что они будут также использовать технологии, позволяющие обходить блокировки Роскомнадзора. Кроме того, есть много мессенджеров, которые вообще не требуют привязки к номеру мобильного – на них закон вообще распространяться не будет.

– В Крыму все точно так же будет работать или не работать?

Множество веб-ресурсов, которые заблокированы в Крыму, в принципе не включены в реестр запрещенных сайтов, то есть действует какой-то особый порядок
Саркис Дарбинян

Дарбинян: Абсолютно да, потому как на Крым распространяются все те же российские законы, однако на практике мы видим, что де-факто там происходят злоупотребления. Мы даже замечали, что множество веб-ресурсов, которые заблокированы на территории Крыма, в принципе не включены в реестр запрещенных сайтов, то есть действует какой-то особый порядок. Будут ли здесь злоупотребления, не связанные с прямым исполнением закона, покажет время. Думаю, что мы активно будем мониторить этот закон, и через какое-то время у нас будут первые итоги: кто работает с российскими властями, кто не работает, как происходит имплементация его норм.

Луночкин: Мне кажется, что сейчас в России разворачиваются такие лабораторные условия, где проводятся разного рода эксперименты по контролю, по урезанию прав граждан. Целиком возможно, что это попытка сделать так же, как в Китае. Единственное что – такие изменения проводить очень легко, но возвращаться назад, к свободам, к нормальным вещам значительно сложнее и занимает больше времени.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG