Доступность ссылки

Из России: «Путь к долговой яме». Россияне задолжали банкам рекордные суммы


По мнению экспертов, при следующем экономическом спаде многие россияне не смогут рассчитаться с долгами, а некоторые не могут уже сейчас

В июле 2021 года долг россиян перед банками составил 23,9 трлн рублей, достигнув исторического максимума. Кроме того, в июле банки и микрокредитные организации выдали населению 1,7 млрд, что также является рекордным показателем. Эксперты связывают увеличение кредитной нагрузки с появлением льготных программ, в частности – по ипотечным займам. По их мнению, при следующем экономическом спаде многие россияне не смогут рассчитаться с долгами, а некоторые – не могут уже сейчас, пишут Сибирь.Реалии.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

"Мнимая доступность кредитов"

Весной 2020-го в России начала действовать льготная ипотечная программа под 6,5% годовых, которую российское правительство запустило в пандемию, чтобы поддержать строительную отрасль. В течение одного лишь прошлого года квартиры в новостройках в кредит по сниженной процентной ставке купили 127,5 тысяч российских семей. В августе 2021-го премьер Михаил Мишустин заявил, что программа будет действовать до 2023 года, причем ставка будет еще ниже – 6%. По оценке финансового консультанта, главы аналитического отдела компании "Риком-Траст" Олега Абелева, нынешняя рекордная закредитованность населения связана в первую очередь с действием льготной ипотеки.

Львиную долю экономики домохозяйств забирают платежи по кредитам. Судя по тому, что льготные программы кредитования продлевается, история с закредитованностью населения будет продолжаться
Олег Абелев

– Большую часть кредитного плеча большинства россиян составляет именно ипотека, – говорит эксперт. – Другие кредиты – автокредиты, земельные кредиты – занимают небольшую долю в общем портфеле. Это важный момент, который нужно иметь в виду, и о котором нельзя забывать. Вторая история связана с тем, что даже средства материнского капитала можно направлять на погашение кредита. С одной стороны, это, вроде бы, хорошо. С другой стороны – это подталкивает в тому, чтобы продолжать наращивать кредитный рычаг. Это ведет к мнимой доступности кредитов. Потому что есть такое хорошее выражение: ты берешь чужие на время, отдаешь свои навсегда. Львиную долю экономики домохозяйств забирают платежи по кредитам. Судя по тому, что льготные программы кредитования продлевается, история с закредитованностью населения будет продолжаться. Радовать это не может. Потому что, когда в бюджете семьи расходы на выплату кредитов составляют 50% – это путь к долговой яме. Отсюда такой спрос на услуги микрофинансовых организаций, ломбардов и так далее. Еще одна причина – это пандемия. Не надо забывать, что многие люди, у которых был бизнес, не пережили 2020 год. И те займы, которые они брали до пандемии с надеждой рассчитаться, к сожалению, так и остались долговой нагрузкой. Бизнесы-то прекратили существование, но долги же никто не снимал, – говорит Олег Абелев.

Олег Абелев, финансовый консультант, главы аналитического отдела компании "Риком-Траст"
Олег Абелев, финансовый консультант, главы аналитического отдела компании "Риком-Траст"
Не надо забывать, что многие люди, у которых был бизнес, не пережили 2020 год. И те займы, которые они брали до пандемии с надеждой рассчитаться, к сожалению, так и остались долговой нагрузкой
Олег Абелев

Наиболее закредитованными в России признаны три региона Сибири. Каждый житель Ямала в среднем должен банкам 609 тысяч рублей, житель Югры – 555 тысяч, Якутии – без малого 480 тысяч. По словам эксперта, такую тенденцию легко объяснить: в этих регионах больше возможности получить кредит, поскольку номинальная зарплата у населения выше. В июле 2021 года россияне взяли 1,7 млрд кредитов наличными, что также стало рекордным показателем. На 70% чаще стали брать кредиты до 30 тысяч рублей, так называемые микрозаймы "до зарплаты". Высокая закредитованность означает, что людям не хватает их реальных доходов.

– Я бы не стал всех под одну гребенку равнять и говорить, исходя из увеличения объемов кредитов, что все население становится беднее, – говорит Олег Абелев. – В тех регионах, где уровень долгов высокий и больше бюджетников работает, это ощутимо. Там, где малый и средний бизнес развит сильнее, этого не скажешь напрямую. Доходы могут расти, но нужно сравнивать суммы, которые остаются на руках после уплаты кредитов, так называемый личный располагаемый доход. Тем не менее, нынешняя ситуация с кредитами говорит о том, что в большинстве российских регионов людям недостаточно денег. Когда выдают кредит с первоначальным взносом 0% (а такие условия сейчас появляются во многих банках), это говорит о том, что люди мало зарабатывают. Зарплаты низкие – причем именно не номинальные, а реальные – после вычета всех расходов. Это свидетельствует, что реальная покупательная способность населения либо не растет, либо растет слабо. Потому что в противном случае люди не брали бы столь массово кредиты. Обычно так делают либо потому что денег не хватает, либо потому что очень низкие ставки по кредитам, как в США или странах Европы. Но это не наша история. У нас программа по льготной ипотеке 6,5%, дешевле не найдете. А в США и Европе – 1-,1,5-2%. Кроме того, я думаю, россияне привыкают к кредитам. Я много езжу по стране, поэтому вижу. Причем речь идет не только об ипотеке: автокредиты, нецелевые кредиты. Часто люди берут обязательства, которые не соответствуют их доходам, желая соответствовать определенным стандартам. В этом есть и заслуга СМИ, пропаганды такого образа жизни. Условно говоря, у тебя зарплата 30 тысяч, а нужно купить машину за 1,5 млн. И очень часто люди не осознают рисков из-за низкого уровня финансовой грамотности, – говорит Олег Абелев.

В декабре 2020 года россияне допустили рекордное за последние пять лет количество просрочек по кредитам: объем обязательств, просроченных более, чем на три месяца, составил 940 млрд рублей. По мнению Олега Абелева, эта тенденция будет продолжаться.

– В некоторых регионах просрочки уже начались. Многие банки вынуждены идти на рефинансирование. Этот процесс запущен. Судя по отчетам Центрального банка, уровень рефинансирования, которое проводят банки, в 2020 году был рекордным за всю историю.

Россияне устали от стагнации доходов в пандемию, поэтому хотят удовлетворить свои потребительские запросы с помощью кредитов, считает экономический обозреватель Борис Грозовский. Банки в свою очередь предлагают привлекательные ставки.

Борис Грозовский, экономический обозреватель
Борис Грозовский, экономический обозреватель
Ускоренный рост кредитов очень выгоден банкам, застройщикам и заемщикам
Борис Грозовский

– Денежные власти понимают, что надувается кредитный пузырь, но пока лишь собираются принимать меры, которые охладят рынок, - говорит Грозовский. – О каких мерах идет речь? Это повышение процентных ставок и сокращение льготной ипотеки. Еще можно увеличивать резервные требования к банкам, но пока оснований для этого нет. Результатом кредитного бума становится быстрый рост цен, особенно на недвижимость и стройматериалы. В результате роста кредитов их объём впервые в российской истории приближается к величине средств, которые население держит в банках. Все это означает, что во время следующего экономического спада многие заемщики столкнутся с большими сложностями при возврате кредитов. Под экономическим спадом имеется ввиду какой-то экономический кризис. Просто в последнее время у нас нет крупного экономического роста, поэтому сложно представить, когда и при каких обстоятельствах он случится. У нас уже много лет доходы населения стагнируют, ВВП растет очень медленно. Доходы населения, несмотря их быстрый рост в последние месяцы (рост связан с восстановлением после пандемии - С.Р.), только возвращаются к доковидному уровню (конец 2019) и остаются примерно на 10% ниже докризисного уровня – 2013 года.

– Чем для российской экономики обернется большое количество невозвратных кредитов?

Денежные власти понимают, что надувается кредитный пузырь, но пока лишь собираются принимать меры, которые охладят рынок
Борис Грозовский

Глобально тем, что государство будет вынуждено финансово помогать банкам и неудачливым плательщикам, делать вливания. Способов помощи довольно много: например, кредитные каникулы или помощь банкам, которые идут на реструктуризацию кредитов.

– А зачем правительство объявляет о продлении льготной ипотеки, перегревая и без того разогретый рынок?

– Сейчас, когда процентные ставки низки, спрос на кредиты большой. Ускоренный рост кредитов очень выгоден банкам, застройщикам и заемщикам, поэтому регулятор (государство) испытывает определенное давление. Сейчас всем игрокам на руку продолжение бума, а проблемы же начнутся в будущем, с отсрочкой.

"Государство хочет усложнить процедуру банкротства"

С 2015 года, когда начал действовать закон о банкротстве физических лиц, суды признали банкротами более 280 тысяч россиян. Большинство дел о банкротстве среди физлиц связаны с долгами по банковским кредитам, говорит юрист, руководитель хакасского "Центра защиты заемщиков и должников" Татьяна Чередниченко.

Если, скажем, у пенсионера есть долг перед банком, то банку не выгодно, чтобы пенсионер был банкротом. Банк имеет право через службу судебных приставов взыскивать половину его пенсии до конца жизни.
Татьяна Чередниченко

– Люди берут на разные нужны: был, например, у меня клиент, который пытался заниматься сельским хозяйством. Набрал техники, но что-то пошло не так – не смог рассчитаться с кредитами. Очень многие, особенно пенсионеры, берут кредиты, чтобы перекредитоваться. У них есть один кредит, и он их гложет. Пенсионеры, как правило, люди обязательные и без какой-то хитрецы. При этом они не понимают, что второй кредит – это тоже кредит, который надо отдавать. Лишь бы первый закрыть. Была среди моих клиентов девушка, которая взяла кредит на лечение племянника, у которого было очень серьезное заболевание. Нужно было везти его на операцию, платить деньги, потому что ждать, когда подойдет очередь на операцию, было невозможно. Это грозило гибелью. Больше неплатежеспособных людей, конечно же, появилось в пандемию. Кого-то сократили, кого-то уволили либо урезали зарплату. Платить по кредитам нечем.

Татьяна Чередниченко, юрист, руководитель хакасского "Центра защиты заемщиков и должников"
Татьяна Чередниченко, юрист, руководитель хакасского "Центра защиты заемщиков и должников"

Закон о банкротстве физических лиц предполагает два пути: суд по заявлению гражданина может либо реструктуризировать долг, либо признать должника банкротом, реализовать его имущество на торгах, а оставшуюся часть долга – списать. Реструктуризация подразумевает, что кредиторы через суд назначают должнику посильный график погашения долга. Гражданин рассчитывается со временем, но банкротом его не признают. По наблюдениям эксперта, за последний год суды начали направлять подавляющее большинство заявлений о банкротстве на реструктуризацию, что создает дополнительные бюрократические издержки.

– Есть ощущение, что такое негласное решение принято на уровне Центробанка и правительства, иначе я не могу это объяснить. Государство будто бы пытается таким образом привести население в чувство, сделав эту процедуру менее доступной. Чтобы люди не бежали объявлять себя банкротами. Происходит так: если, скажем, у пенсионера есть долг перед банком, то банку не выгодно, чтобы пенсионер был банкротом. Банк имеет право через службу судебных приставов взыскивать с пенсионера половину его пенсии до конца жизни. И все, эти деньги никуда не денутся, их не спрятать. А представьте, что все пенсионеры пошли признавать себя банкротами? Через несколько месяцев, есть шанс, что их долги спишут. Реструктуризация выгодна платежеспособным гражданам, которые не хотят обременять себя статусом банкрота в дальнейшем. Например, он не может платить все кредиты, которые у него есть, но может через суд договориться с кредитором о реструктуризации. Будет составлен график на три года, по которому он может погасить этот долг, плюс проценты за эти года начисляться не будут, потому что закон это запрещает. Но для пенсионеров, у которых ничего нет – это абсолютно бестолковая процедура. У меня был случай: пенсионер-инвалид по слуху, у которого пенсия 18 тысяч рублей. Мужчина полностью глухой, он не может работать, передвигаться самостоятельно не может, ему нужен сопровождающий. Имущества тоже не было. Мы в суде посчитали, я привела формулу, согласно которой ему нужно будет платить по 37 тысяч в месяц. А у него доход – 18 тысяч. И все равно ему суд назначил реструктуризацию, хотя платить он не сможет.

Пенсионерка в России
Пенсионерка в России

Если должник не может платить в рамках реструктуризации, суд все равно переходит к процедуре банкротства, которая может продлиться от полугода до трех лет. В этом случае должник должен повторно заплатить государственную пошлину 25 тысяч рублей. Целиком процедура банкротства обойдется в несколько сотен тысяч. В 2019 году эксперты оценивали потенциальное число банкротов в России в 1 млн. При этом лишь 10% от этого числа могли позволить себе пройти процедуру судебного банкротства из-за ее высокой стоимости.

– Многие говорят, что это дорого, – говорит Татьяна Чередниченко. – Я вообще не сторонник того, чтобы на протяжении всей процедуры банкротства люди содержали юристов. Юрист нужен на начальной стадии: написать заявление, собрать документы, например, хотя, по сути, граждане и сами могут это сделать. Когда суд начинает процедуру банкротства, он назначает финансового управляющего. И там юристы уже не нужны, кроме каких-то особых случаев. Но многие все равно нанимают юриста, поэтому процедура банкротства может обходится в 300-500 тысяч рублей. Дорого. Но в противном случае ты будешь платить банку 50% дохода до конца жизни, а потом и дети могут унаследовать долг.

В ходе процедуры банкротства оценивается имущество должника, которое можно реализовать, а выручку разделить между кредиторами. Суд не имеет право отнимать единственное жилье, либо предметы первой необходимости: например, автомобиль, если человек докажет, что зарабатывает в такси. После продажи имущества суд признает должника банкротом и списывает оставшиеся долги. Если у человека вообще нет имущества, долги также списываются. В подавляющем большинстве случаев инициатором процесса банкротства становятся сами должники, которых не смущает, что в таком статусе они потеряют некоторые права. Например, в течение трех лет с момента признания банкротом человек не имеет права основать юрлицо или работать в руководстве частной компании, в течение пяти лет - зарегистрироваться в качестве ИП. Кроме того, при получении кредитов он обязан указывать в банковских анкетах, что ранее признан банкротом. Во время процедуры банкротства суд может запретить должнику выезжать за границу. Пока идет банкротство, должник не имеет права продавать имущество без разрешения финансового управляющего, ему запрещено пользоваться банковскими картами и счетами без согласования с управляющим.

– О чем еще нужно знать тем, кто намерен объявить себя банкротом?

Закон о банкротстве физических лиц принимали, чтобы защитить неплатежеспособные слои, но по факту, на кого он сейчас рассчитан – непонятно
Татьяна Чередниченко

– При реализации имущества также есть нюансы: например, муж подает на банкротство. У них с женой есть автомобиль, который куплен в браке. Люди часто забывают, что даже если авто числится на жене, его заберут в случае банкротства. 50% отдадут кредиторам после продаже на торгах, а 50% - обратно жене. Когда имущества больше нет, финансовый управляющий заходит с ходатайством о завершении процедуры реализации имущества. И все долги, которые за ним остались – списываются. При этом нет 100-процентной гарантии, что если человека признают банкротом, то все долги спишут. Тут тоже есть определенные риски. Например, если человек скрыл имущество. Если он выводил имущество, отдавал кому-то и так далее, то есть готовился к банкротству в предыдущие три года. В таком случае суд признает вас банкротом, но долги не спишет. Собственно, и смысл процедуры банкротства для должника теряется.

– В 2020 году российские власти приняли закон об упрощенном банкротстве физических лиц, по которому должник может получить статус банкрота без обращения в суд. Если сумма долга менее 500 тысяч рублей, можно обратиться в МФЦ с заявлением, после рассмотрения которого с гражданина могут списать долги. Как оцениваете это нововведение?

– Такая процедура возможна только в случае, если в отношении должника закрыты все исполнительные производства, выданные ранее судом. Это нонсенс: если у тебя долг до 500 тысяч, то исполнительных производств не может не быть. Поэтому граждане, которые хотят провести банкротство по упрощенной схеме, должны обратиться сначала к приставам, чтобы они закрыли все исполнительные производства. Далее в течение трех месяцев ты должен подать заявление в МФЦ на признание банкротом, потому что через три месяца приставы имеют право возобновить исполнительное производство. А МФЦ проводит проверку только три месяца, плюс он уведомляет твоих должников о том, что ты оформляешь банкротство. Должники, узнав об этом, снова идут к приставам и пишут новые заявления, а те обязаны снова начать производство. Небольшой замкнутый круг. На пенсионеров этот закон не распространяется, потому что у них, в случае наличия долга, по решению суда 50% вычитают из пенсии. То есть закончить исполнительное производство по факту невозможно. Это возможно только в отношении человека, у которого нет периодических поступлений от государства. Этот закон принимали, чтобы защитить неплатежеспособные слои, но по факту, на кого он сейчас рассчитан – непонятно, - говорит Татьяна Чередниченко.

Судя по статистике, оформить внесудебное банкротство получается далеко не у всех: в 2020 году МФЦ списали долги лишь 41% заявителей, остальным отказали по разным причинам.

Что касается ситуации с банкротствами физлиц в целом, то их количество в России растет в прогрессии: если за первый квартал 2020 их число выросло на 70% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, то за первое полугодие 2021 - увеличилось еще вдвое. За это время суды признали банкротами 88 тысяч россиян.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG