Доступность ссылки

«Сплошная показуха»: почему офицер не может уволиться из российской армии


Офицер Игорь Колесник решил уволиться из рядов Вооруженных сил России, но это оказалось непросто

В России планируют повысить зарплаты военнослужащим по контракту, а также увеличить их число до 500 тысяч человек. По данным Минобороны, по итогам 2020 года количество контрактников увеличилось на 30 тысяч человек, и сейчас их почти в два раза больше, чем призывников. С 1 октября 2021 года им обещают повысить оклады по должностям и званиям – в 1,037 раза. Ранее министр обороны Сергей Шойгу назвал российскую армию самой современной, но СМИ регулярно рассказывают о российских контрактниках, которые хотят уйти со службы. Среди причин – низкие зарплаты, хамство и неуважительные отношения в коллективе и полная деградация армии как института.

Офицер Игорь Колесник окончил одно из военных училищ в Санкт-Петербурге и теперь проходит службу в Майкопе (все данные о дипломе и воинской части есть в распоряжении редакции. – СР). По его словам, когда-то у него было желание пойти по стопам родственников, многие из которых были военными. После пяти лет учебы в училище он понял, что так называемая "медийная" армия, которую показывают в репортажах по госканалам, сильно отличается от реальной. Искреннее желание служить родине постепенно превратилось в необходимость "оттарабанить" пять лет контракта. Спустя год службы по контракту Игорь решил уволиться из рядов Вооруженных сил, но это оказалось непросто. Офицер написал рапорт еще в марте, и ему назначили аттестационную комиссию, которая состоялась через две недели. По словам Колесника, начальство сразу было настроено против увольнения – его обещали отправить в неблагополучные войсковые части, где бы он "гнил в полях", и угрожали возбуждением уголовного дела.

Решение об увольнении так и не принято. Офицер говорит, что огласка истории в прессе – его последняя надежда:

Я всегда считал, что это престижная мужская профессия

– Я решил стать военным, потому что многие мои родственники служили, были военными, и я всегда считал, что это престижная мужская профессия. Поступил в училище, чтобы стать хорошим грамотным офицером, и это желание у меня сохранялось примерно до пятого курса. Потом наступило разочарование. За шесть лет моего пребывания в Вооруженных силах армия поменялась очень сильно. По сути, сейчас это сплошная показуха. Главная проблема – это низкая заработная плата. Но не только. Даже после того, как я выпустился из вуза, я столкнулся с низким качеством подготовки личного состава. Боевая подготовка практически не проводится. Она проводится только для фотоотчетов. И вместо того, чтобы заниматься личным составом, заниматься боевой подготовкой, командиры, в том числе и я, должны заниматься бюрократической работой. Это постоянные бумажки, которые к боевой подготовке не имеют никакого отношения.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.


– Как вы попали в воинскую часть в Майкопе, из которой сейчас пытаетесь уволиться?

– Я попал туда по распределению. В конце 5-го курса, когда мы уже сдавали диплом и госэкзамены, я узнал о том, что буду распределен в Майкоп. При этом на тот момент у меня не было намерения сразу приехать и уволиться. Я планировал отслужить 5 лет, которые положены после выпуска из военного учебного заведения. И когда я приехал, честно признаюсь, я старался, пытался овладевать всеми этими знаниями, которые необходимы для прохождения службы и прочее.

Игорь Колесник
Игорь Колесник

– В чем заключалась ваша служба?

– Так как я являюсь частью командирского звена, я отвечаю за личный состав, отвечаю за боевую подготовку личного состава, за поддержание военной техники в постоянной боевой готовности. То есть я являюсь и офицером, и преподавателем, и тем человеком, который отвечает за технику. Когда молодой офицер приходит в войска (я не знаю, как в других частях, но в моей части это есть), поддержки со стороны старших офицеров он не получает абсолютно никакой. Он получает только постоянные упреки в свой адрес. Его ругают, причем ругают некорректно. Я лично сам с этим сталкивался и видел, как в такую ситуацию попадают другие молодые офицеры, которые совсем недавно выпустились. Их ругают при личном составе. Бывает, что и матом. Конечно, я отдавал себе отчет, куда я иду, но я не думал, что все будет настолько анекдотично. И все стереотипы про армию не просто совпадают с реальной жизнью, они в армии даже больше, чем во всех этих анекдотах и стереотипах.

–​ У вас были какие-то конфликты с сослуживцами на этой почве или вы терпели?

– Нет, конфликтов с сослуживцами не было, потому что начинать конфликт бессмысленно. Это все равно ни к чему не приведет. От этого пострадаешь только ты сам. Я просто понял, что не хочу быть как некоторые другие офицеры, которые приходят на службу отбыть номер. Я захотел уволиться, никому не морочить голову, написал рапорт. До окончания контракта мне еще четыре года, то есть я разрываю контракт досрочно. И, соответственно, я понимаю, что увольнять меня будут по несоблюдению условий контракта.

Ситуация в армии сейчас просто патовая. Таких офицеров очень и очень много

Это значит, что я буду обязан выплатить все средства, затраченные на мое обучение. Я об этом знаю и готов к этому. Но уволиться офицеру – это всегда большая проблема. На мой взгляд, ситуация в армии сейчас просто патовая. Таких офицеров, оказавшихся в подобной ситуации, очень и очень много. По большому счету, но это мое личное мнение, из армии сейчас не хотят уходить только те, кому некуда идти. Люди грамотные, которые могут реализовать себя в гражданской жизни и сменить род деятельности, пытаются уволиться. Это касается, на самом деле, не только офицеров, а всех военнослужащих по контракту – рядовых и сержантского состава. И как раз не так давно, по-моему, с середины весны ситуация настолько уже обострилась, что сейчас даже военнослужащих по контракту увольняют только через Москву. Действительно, из армии уходят многие. Все понимают, что лучше не будет, а будет только хуже. Поэтому люди пытаются уйти.

Игорь Колесник
Игорь Колесник

–​ Когда вы подали рапорт на увольнение, было какое-то давление со стороны руководства?

Мне намекали и говорили в открытую, что шаг вправо, шаг влево – уголовное дело

– Мне намекали, что шаг влево, шаг вправо – уголовное дело, и говорили в открытую. Обещали, что "сгнию в полях". Это связано в том числе и с тем, что им не хочется, чтобы я предавал всю эту ситуацию огласке. В армии это не приветствуется, но, к сожалению, других вариантов больше нет. Можно сказать, что я в отчаянии.

– Принято считать, что военные люди – это патриоты, любят родину, одобряют политику российской власти и президента Владимира Путина. В вашем случае – это так?

Безусловно, я люблю свою родину, но, скажем так, многие решения российской власти я не поддерживаю. Пока отвечу так. Я хочу реализовать себя по своей специальности – инженер-дорожник. Я вернусь на свою историческую родину в Санкт-Петербург и буду расти как профессионал. Я надеюсь, что буду работать и мои старания будут оценены, в отличие от тех же Вооруженных сил. Очень обидно, что из престижной сферы деятельности, в которую стремились многие молодые люди, армия превратилась в организацию, из которой бегут.

Адвокат Александр Передрук говорит, что разорвать контракт с российской армией действительно очень сложно.

Этот вопрос остается на усмотрение Минобороны

– Закон РФ "О воинской обязанности и военной службе" не предполагает возможности расторжения досрочного контракта просто по желанию военнослужащего. Невозможно представить себе ситуацию, чтобы военнослужащий подал заявление и через две недели уволился. Для того чтобы закончить военную службу раньше, чем установлено в контракте, необходимы веские основания, которые исчерпывающе прописаны в законе. Это могут быть нарушения условий контракта со стороны воинской части. Это могут быть какие-то нарушения со стороны самого военнослужащего – здесь решает уже конкретно командование. Если эти нарушения нанесли такой урон репутации, что военнослужащий не может дальше продолжать военную службу, то Министерство обороны расторгает с ним контракт. Это могут быть различные семейные обстоятельства, но опять же этот вопрос остается на усмотрение Минобороны.

Нужен ли российской армии офицер, который не хочет в ней служить?

В законе все сформулировано так, что досрочно расторгнуть контракт он не может – даже если он возместит средства, которые были потрачены на его обучение, – говорит Передрук. – И это само по себе большая проблема. Довольно спорный вопрос – а нужен ли российской армии такой военнослужащий, который не хочет в ней служить? Законодательство можно было бы урегулировать таким образом, чтобы соблюдать интересы военнослужащих, которые по какой-то причине утратили интерес к несению военной службы, и, с другой стороны, обеспечить обороноспособность страны. Например, можно было бы сделать так, чтобы этот контракт мог быть расторгнуть не сразу, не через две недели, как у гражданских, а через полгода с каким-то материальным возмещением. Чтобы государство могло заниматься рекрутингом и найти другого военнослужащего на замену. В любом случае, несмотря на отсутствие оснований для досрочного увольнения, офицер не лишен возможности обратиться в суды общей юрисдикции. И в дальнейшем, если суды общей юрисдикции не встали на его сторону, попробовать обжаловать положение нормативно-правовых актов Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в Конституционном суде РФ.

Правозащитник группы "Гражданин и армия" Сергей Кривенко полагает, что, несмотря на сложность проблемы, Игорь Колесник должен добиваться своего увольнения.

С юридической точки зрения это действительно трудно

– Нельзя сказать, что это слишком распространенное явление, но такие случаи есть. Периодически появляются репортажи о том, что офицеры или контрактники хотят уволиться. И с юридической точки зрения это действительно трудно. Единственный способ – это писать рапорты, объяснять командиру свое нежелание служить и пытаться уволиться. Рано или поздно это происходит, – говорит Кривенко. – Армия реформируется с трудом, а сейчас мы видим, что реформы остановлены. Совет молодому офицеру: не отчаиваться и продолжать. То, что он обратился в СМИ, – это тоже хороший выход. Мы видим, как привлечение внимания помогает решить проблему. Рано или поздно увольнение произойдет.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG