Доступность ссылки

«Все макароны на ушах»: Рунет – о сдерживании цен


В России снова много говорят о стоимости продуктов. Во-первых, правительство, торговые сети и производители подписали соглашение о сдерживании цен на сахар и подсолнечное масло.

Во-вторых, ценой макарон озаботился сам президент России Владимир Путин:

Значит, смотрите... Макаронные изделия выросли на 10 с половиной процентов. И продолжают подрастать. Наши граждане в большинстве - Москве и в Петербурге - там, конечно, заказывают болоньезе... - у нас народ попроще и едят макароны по-флотски. И не итальянского производства, а нашего. Ну это недопустимо! При таких урожаях

Константин Калачёв:

СМИ узнали о заморозке цен на сахар и подсолнечное масло на три месяца. От сердца отлегло. Съест с утра малоимущий человек тарелочку сахара, запьет стаканом подсолнечного масла, а жизнь то налаживается!

Борис Надеждин:

Вот уж не думал, что Президент России велит утвердить цены на сахар и масло!
Венесуэла стала гораздо ближе.
Ждём упоминания сахара и масла в Конституции

Наталья Рожкова:

Вопрос возник: а почему сахар - настолько социально значимый продукт, что цены на него надо сдерживать?
Моя версия - это очередной анахронизм. Сахар был ужасно социально значимым продуктом в околоперестроечное время, когда у всех были дачи и родственники в деревне, и было очень стратегически важно запасти на зиму урожай яблок и ягод.[...]

Последнюю банку бабушкиного варенья мы съели в 1999 году, самой бабушки уже два года как не было на свете. В том же году я последний раз сама пробовала создать стратегический запас. А потом мне подвернулась первая работа, и я стала последовательно избавлять свою семью от необходимости жить с центнером сахара.
К чему это я? Ах да: мне кажется, это анахронизм. Люди так уже не живут - и слава богу, если честно. Но большие начальники застряли там, в начале 90-х. Последнее время, которое они жили жизнью обычных людей, выглядело именно так. И макароны по-флотски там ещё были, конечно. Тоже социально значимые.
Но, камераден, если где-то в нашем богоспасаемом Отечестве ещё живут вот так, то беда не в ценах на сахар.

Владимир Долин:

Когда все макароны по всем ушам развешаны естественно образовывается дефицит. Тут либо в тарелках, либо на ушах. Третьего не дано. И да. Макароны по флотски ничуть не хуже болоньезе, ежели их правильно приготовить. И не проще. Проблема только в том, что для их приготовления мясо нужно. Но ценам на мясо стоять вроде как не приказано.

Андрей Перцев:

Сразу видно, что с импровизацией у Путина совсем плохо. Противопоставил "болоньезе" (видимо, как символ элитного блюда) макаронам по-флотски, которые якобы предпочитает простой народ. Но все более-менее знают, что фарш, который нужен для болоньезе, дешевле тушенки, которая нужна для макарон по-флотски....

Дмитрий Бавырин:

«Россияне едят не болоньезе, а макароны по-флотски, рост цен на них недопустим». Путин
Честно говоря, Владимир Владимирович, по ингридиентам это примерно одно и то же. Но для макарон по-флотски мяса нужно побольше.
Давайте лучше про Польшу. Про Польшу в 1939 году лучше получается.

Аббас Галлямов:

Скажите, а возмущающийся по поводу роста цен Путин - это тот же самый Путин, который говорил, что рост курса доллара не должен тревожить граждан, потому что они, дескать, свою зарплату получают в рублях?

Антон Орехъ:

Как в школе начинают с алфавита и складывания два плюс два, так и всякий экономист первым делом изучает, чем плановая распределительная экономика отличается от рыночной – это азы! Совмещать одно с другим невозможно, как невозможно употреблять горох с лимонадом. Либо у нас рынок – либо совок.

Экономисты у Путина, быть может, и не великие, но не идиоты, и всё это они прекрасно понимают. Но Путин управлять страной не умеет. Он насквозь советский человек, и живет воспоминаниями о том, как колбаса была по 2.90. Правда, Владимир Владимирович подзабыл, что даже в его родном Ленинграде при стабильной цене на колбасу, самой колбасы не было. Не только экономика, но и простой житейский опыт учат нас тому, что если вы устанавливаете фиксированную цену на товар, то после этого товар пропадает и начинается дефицит. А за ним – спекуляция.

Ирина Тумакова:

Когда они регулировали цены на молоко, творог стал стоить как маленькая молочная ферма. А зернёный в баночках превратился в воду, в которой плавало немного творожка. Надо срочно затариться кукурузным маслом (собакам полезно), пока они ещё цену на подсолнечное не отрегулировали.

Михаил Ходорковский:

Обещания Путина к 2020 году: зарплата $2800 в месяц для среднего класса.
Результаты в 2020 году: средний класс зарабатывает $2800 в год.
Новые обещания: мы не допустим исчезновения макарон , сахара и подсолнечного масла!

Григорий Погосян:

2000г - догоним Португалию!
2010г - войдём в Топ-5 экономик!
2015г - Русский Мир на пол-Европы!
2020г - надо что-то решать с макаронами...

Любовь Соболь:

Поднялись с колен так, что президент должен сдерживать цены на макароны? Макароны - один из недорогих товаров, что говорить тогда про дорогие. Например, стейки из мяса многие жители регионов себе вообще позволить не могут. Нищее население, зато у Пескова часы за 37 млн рублей

Кирилл Шулика:

Как вы полагаете, к чему приведет нынешний госплан с ценами на продукты?
Во-первых, к падению качества. Производители будут сокращать издержки, уже сейчас население беднеет и они начали это делать. Условно, в колбасу идет меньше мяса и больше крахмала. Госрегулирование эти процессы, скажем так, усилит. С тем же подсолнечным маслом, будут экономить на производстве и сырье.
Во-вторых, еда будет пропадать. Не будет тотального дефицита, но по некоторым товарным позиция, по дешевым продуктам он будет возможен, потому что делать много и дешево производителю невыгодно.
Импортом же из-за контрсанкций заместить некачественный товар от отечественного производителя не получится.
Это все популизм, которого, надеюсь, надолго не хватит. Потому что если хватит, то качество продукции пострадает очень серьезно и надолго, будет меняться технология производства.

Дмитрий Гудков:

Правительство готовит заморозку цен на сахар и подсолнечное масло. Генпрокуратура изучает их стоимость. «Рост цен на макароны недопустим!» – кричат из бункера.
Сколько стоят эти самые макароны и подсолнечное масло? Туда-сюда сто рублей. И вот, двадцать лет диктатуры спустя оказывается, что про оливковое масло граждане вставшей с колен страны и мечтать уже не должны. Что едят они не болоньезе, а макароны по-флотски. (Хотя, возможно, и не по-флотски, а просто, потому что мясо еще надо купить.)
И главный подарок, который президент может сделать к Новому году, – это волевым решением удержать цены на эти самые макароны.
Говорить об экономической составляющей всех этих заморозок цен смешно: любой школьник понимает, что она ведет только к дефициту. А любой силовик уже потирает руки: проверки, штрафы, посадки, взятки и откаты. В то время, когда бизнес еле дышит.
Помнится, еще в 11-м году, когда ввели квоты на мигрантов, один предприниматель жаловался мне, что граждан РФ найти в нужном количестве не может, зато нашел товарища полковника, который прикрыл его ото всех проверок. Занятость – ее по-разному можно создавать. Вот и теперь полковники, майоры и прочие капитаны неплохо поднимутся на макарошках.
А бункер – что бункер? Там уже глубокий Брежнев, который путает написанное в папочках, во сне видит родные талоны на сахар, «Спутник V» и гонку вооружений с США.
До чего же мы докатились, до каких нищеты и позора.

Юлия Галямина:

Хочу высказать простую мысль. Между тем, что мы дожили до сдерживания цен на макароны, и явкой на выборах есть прямая связь. Нужно ходить и голосовать против тех, кто только и может предложить людям, что макароны и подсолнечное масло. Только участие в политике поможет сделать Россию страной, где цены не будут расти как сумасшедшие и где каждый сможет зарабатывать, чтобы есть разнообразно и полезно.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG