Доступность ссылки

Гордятся, но прививаться не готовы. Что думают россияне о вакцине от COVID-19


Аналитический центр Юрия Левады исследовал отношение граждан России к недавно зарегистрированной российской вакцине от коронавируса COVID-19

Аналитический центр Юрия Левады исследовал отношение граждан к недавно зарегистрированной российской вакцине от коронавируса COVID-19, которую разработал Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени почетного академика Н. Ф. Гамалеи, пишет Радио Свобода.

Вопрос социологов звучал так: "Если вакцинация будет бесплатной и добровольной, а не обязательной, готовы ли вы лично привиться этой вакциной?" Согласие выразили 38 процентов опрошенных, в то время как большинство – 54 процента – к вакцинации не готовы. Другой вопрос касался тех чувств, которые в первую очередь вызывает у людей новость о появлении российской вакцины от коронавируса. 18 процентов россиян испытали по этому поводу гордость, 9 – радость, 13 – доверие. 20 процентов респондентов выразили по этому поводу сомнение, столько же – недоверие, и 6 процентов – страх. Безразличным к этой новости остался каждый десятый россиянин.

Данные, полученные социологами, прокомментировал для Радио Свобода Алексей Левинсон, заведующий отделом социально-культурных исследований "Левада-центра".

Больше половины россиян не хотят добровольно вакцинироваться, они не доверяют отечественной вакцине
Алексей Левинсон

– Наше исследование обнаружило две вещи: высоко ожидаемые, но очень важные. Первое: больше половины россиян не хотят добровольно вакцинироваться, они не доверяют отечественной вакцине, и можно ожидать, что если вакцинирование будет не добровольным, а обязательным, то на этой почве возникнут конфликты. Интересно, что это не общее недоверие медицине или вакцинации: людей, которые против любых прививок, ничтожно мало – 2 процента, то есть это именно недоверие отечественной вакцине.

Среди тех, кто собирается отказаться от вакцинации, лидируют две категории граждан: это домохозяйки и предприниматели; очень высок процент специалистов и служащих, причем женщин тут значительно больше, чем мужчин. Чем меньше люди включены в сети официоза, тем активнее они отказываются от вакцинации. Среди граждан, чаще всего узнающих новости из программ телевидения, почти минимум тех, кто хотел бы вакцинироваться, а среди доверяющих телеграм-каналам и соцсетям, максимум тех, кто на это не согласен. Это значит, что там, где информация распространяется свободно, в результате коммуникации между людьми, сформирована установка не делать эти прививки, а там, где люди являются объектами информационного воздействия, минимум таких отказов: это наименее сопротивляющаяся группа населения.

Алексей Левинсон
Алексей Левинсон

Второй интересный результат – это чувства, которые испытали люди, узнав о появлении этой вакцины. Интересно, что граждан, которые вообще ничего об этом не слышали, очень мало: 2 процента, что ниже зоны ошибки. Людей, которые отнеслись к этой новости безразлично, немного – одна десятая, то есть реакция на это событие активная, при этом позитивных ответов 40 процентов, а негативных – 46. Интересно посмотреть на тех, кто испытал гордость за то, что первая вакцина от коронавируса – отечественная. Тут такая закономерность: чем старше люди, тем выше вероятность, то они испытывают гордость. Тут работает и возраст, и включенность молодых людей в информационные сети: это почти целиком люди интернета, тогда как старшее поколение – почти целиком люди телевидения. Среди мужчин позитивные реакции преобладают над негативными, а среди женщин – наоборот: они ощутимо больше испытывают сомнения и страх по этому поводу – 54 процента женщин в сумме сообщили о таких реакциях.

– А с чем вы это связываете?

Население рассматривает предложение о вакцинации не как здравоохранительное, а как политическое

– В российской культуре вопросы внутрисемейного здравоохранения, решения по поводу того, какие лекарства кому давать, к какому врачу идти, делать ли ребенку прививку, – это, как правило, женская прерогатива, а у мужчин тут скорее совещательный голос. Поэтому женщины в большей мере ощущают себя ответственными за последствия всяческих медицинских вмешательств.

– Каковы ваши выводы из того исследования?

Просматривается достаточно четкая корреляция между отношением к возможной вакцинации и отношением к российскому президенту
Алексей Левинсон

– Население рассматривает предложение о вакцинации не как здравоохранительное, а как политическое. Здесь просматривается достаточно четкая корреляция между отношением к возможной вакцинации и отношением к российскому президенту. Среди тех, кто одобряет деятельность президента, гордость по поводу вакцины испытали 24 процента, а радость – 12; среди тех, кто не одобряет деятельность Владимира Путина, гордость испытывают в 5 раз меньше людей, а радость – в 2,5 раза меньше. Доверие у одобряющих президента – 18 процентов, а у неодобряющих – в 6 раз меньше. Иными словами, готовность испытать патриотические чувства по поводу вакцины значительно выше у тех, кто одобряет действия власти. Это означает, что речь идет не о медицинском препарате, а о том, что со стороны государства предлагается населению и по поводу чего затребована реакция одобрения и принятия. И вот именно такой реакции общество не выдало.

Что касается здравоохранительного компонента, никто ведь пока не доказал, что эта вакцина действительно помогает. А испуг по поводу болезни в обществе сейчас невелик. Того, что рисовалось как ужасная перспектива в марте-апреле, сейчас нет, люди не ощущают этой прифронтовой ситуации, поэтому у них нет и установки хвататься за любое средство, которое, быть может, избавит от этого. Те, кто безусловно зависим от телевидения и только от него, гораздо более склонны принять ту линию поведения, которой хотят от них политические и медицинские власти: испытать радость по поводу вакцины, не бояться и вакцинироваться, если последует такое решение. Если же люди не зависят так сильно от официоза, такого эффекта не получается.

– Каковы сейчас основные страхи россиян?

Когда мы спрашиваем, какие проблемы беспокоят людей больше всего, они называют рост цен, а это страх совершенно другого рода
Алексей Левинсон

– Я бы не сказал, что страх смерти из-за эпидемии сейчас является особо важным фактором массового сознания. Когда мы спрашиваем, какие проблемы беспокоят людей больше всего, они называют рост цен, а это страх совершенно другого рода. Страх смерти не возник в такой степени, чтобы он мог вытеснить какие-то другие страхи. И, если я правильно читаю чувства людей, эпидемия, в общем, прошла как цепь событий не в области жизни и смерти, и даже не в сфере здоровья и болезни, а скорее в сфере экономической и гражданской жизни, ведь доходы падали, магазины и предприятия закрывались, из дома выходить запрещали, на улицах ловили. Вот эта проблематика оказалась гораздо сильнее, чем разговоры о болезни и смерти. Да, люди заболевали и умирали, об этом рассказывали, но нельзя сказать, чтобы эти рассказы больше занимали общество. Конечно, если семья понесла утрату, то с ней все иначе, но в целом общество не погрузилось ни во мрак, ни в страх, хотя и пережило экстраординарные обстоятельства. Очень многие не ходили на работу: это серьезное нарушение жизненных ритмов. Люди не могли поехать, куда хотели, у многих были поломаны отпуска. Вот чем запомнилось это полугодие, а не то что "великое несчастье обрушилось на страну", – сообщает социолог Алексей Левинсон.

Корреспондент Радио Свобода поговорила с москвичами и приезжими, задавая тот же вопрос, что и сотрудники "Левада-центра": готовы ли вы привиться российской вакциной от коронавируса? Подчеркнем, что все эти люди, чьи ответы мы здесь приводим, – не специалисты в области вирусологии или вакцинации, и они выражают свое частное, подчас оценочное мнение.

– Нет: слишком мало времени над ней работали, – отвечает Сергей из Курска, торгующий овощами на рынке. – Это пиар, все это прекрасно понимают, и мало кто, думаю, захочет подвергать себя риску.

А если бы это была не российская вакцина, а, скажем, немецкая или японская, вы бы согласились?

Сергей
Сергей

– Нет, я бы все равно не рискнул. Предпочитаю естественный иммунитет, которому способствует хорошая еда, занятия спортом, холодные обливания. И от этого уж точно не будет никаких побочных эффектов!

– Не знаю, не уверена, – говорит Инна, официантка в кафе. – Ходят самые разные слухи. Да я и заболеть-то не особо боюсь. Думаю, у меня уже иммунитет выработался: я же с людьми работаю, и уже сколько времени прошло, давно бы заболела. Я вообще считаю, что этот вирус на каждого человека действует по-разному: кто-то может умереть, а кто-то переболеет и не заметит. Все же индивидуально: у кого иммунитет слабый, у кого с сосудами проблемы, у кого сахар повышен…

Средних лет москвич по имени Виктор крайне обеспокоен ситуацией.

– Мне категорически не нравится, как наши власти сейчас, уподобляясь Биллу Гейтсу и прочим ребятам, готовят вакцинацию! Уже идет подготовительная работа среди учителей, воспитателей в детских садах, медиков: это первая группа лиц, которых она коснется, а потом, видимо, планируют обязаловку для всех. И все эти анализы на антитела, и вся эта паника вокруг болезни вызывает у меня активное раздражение. Я категорически возражаю против вакцинации, которая готовится мировым правительством и предполагает последующее чипирование: надо бить во все колокола, чтобы не допустить этого!

Вячеслав Борисович
Вячеслав Борисович

– А я слышал по телевизору, что вакцинироваться разрешат только людям моложе 60 лет, старше никого прививать не будут, – говорит пенсионер Вячеслав Борисович. – Наверное, считают, что нечего на стариков добро переводить. Я же, к сожалению, давно перешел этот возраст. А так я бы привился, конечно.

– Не хотела бы я делать эту прививку, – заявляет девушка по имени Дарья, – я как-то не верю, что хорошую вакцину можно сделать за полгода. Пускай еще пара-тройка стран разработают свою вакцину, тогда и выберем. Но вообще-то я больше рассчитываю на свое здоровье, на то, что, если и заболею ковидом, перенесу его достаточно легко.

– А почему нет? – присоединяется к разговору Михаил, коллега Дарьи по работе. – Я, наверное, привьюсь, когда разрешат. Ведь эту вакцину разработал Центр Гамалеи, который первым создал и вакцину против Эболы. Этот центр – один из лучших в мире в своей области. Вообще, российскую медицину, на мой взгляд, недооценивают. Мы вот всей семьей ежегодно прививаемся от гриппа, а это точно такая же вакцина. Раньше я этого не делал, но, когда у нас появился ребенок, понял, что, не будучи привит, могу его заразить.

Готовы ли вы привиться новой российской вакциной от коронавируса? – спрашиваем мы молодого человека по имени Никита.

Никита
Никита

– Возможно, – отвечает он. – Но сначала я хотел бы получить о ней больше информации. Пока нам мало что известно. Если будут опубликованы результаты клинических испытаний, станет понятно, какова эффективность вакцины, и если все это вызовет у меня доверие, тогда почему бы и нет?

Обращаемся с тем же вопросом к пожилой женщине, идущей по улице вместе с сыном лет тридцати. Оба в медицинских масках.

– О, это щекотливый вопрос! – восклицает мать, Анна. – Знаете, у меня мама однажды сделала прививку от гриппа и все равно заболела, так что все это сомнительно.

– Хорошую вакцину создают и тестируют не меньше пяти лет, – утверждает сын Анны, госслужащий по имени Виталий. – А мы и вообще из принципа никакими вакцинами не пользуемся, мне и в детстве прививки не делали. Это все вредная штука!

Елена, дизайнер женских украшений, настроена весьма категорично:

– Ни за что! Она ведь еще не проверена. Год-два еще нужно, как минимум, а к тому времени, может, уже и эпидемия закончится, и этот вирус перестанет быть таким опасным. Если бы были известны все данные о том, как действует вакцина, насколько она предохраняет от вируса, не вредит ли здоровью в чем-то другом, тогда я бы, конечно, подумала. Дело-то серьезное, коронавирус – это не шутки! Но за тех людей, которые сейчас пойдут прививаться, я, честно говоря, беспокоюсь.

Наталья Аркадьевна
Наталья Аркадьевна

– Не хочу я этих прививок, – говорит пенсионерка Наталья Аркадьевна, – мне 77 лет: зачем? И даже если зарубежную вакцину сделают, все равно не буду. От них побочных явлений, наверное, больше, чем пользы. Вообще не вижу в этом необходимости: я постоянно живу на даче, мало с кем общаюсь. А чему быть, того не миновать. Были же и раньше всякие гриппы, вирусы, порой опасные, но как-то обходилось. Ну, переболеем и этой болячкой или помрем, в конце концов.

А вот пятидесятилетняя художница по имени Татьяна ждет не дождется, когда будет возможность вакцинироваться:

Очень рада, что именно наши первыми сделали эту вакцину, такие молодцы!

– Я очень боюсь. У меня больное сердце, и если я заболею ковидом, то могу не выжить. Всю весну и половину лета я просидела дома, боялась выходить. Сейчас понемногу начала, но только в маске, и все время профилактически принимаю антивирусные препараты. Очень рада, что именно наши первыми сделали эту вакцину, такие молодцы!

Дмитрий
Дмитрий

– Не вижу в этом смысла, – отвечает Дмитрий, разработчик мобильных приложений. – Заболеть не боюсь, рассчитываю на свой иммунитет. Я человек молодой, если и переболею, то, наверное, в легкой форме. А может быть, и уже переболел: осенью лежал в больнице с пневмонией.

Федор – индивидуальный предприниматель. Он утверждает, что готов привиться новой вакциной, но сначала хочет посмотреть, как она будет воздействовать на других людей.

– Если с этими людьми все будет нормально: они не будут болеть этим вирусом и осложнений после прививки у них не будет, то, наверное, привьюсь. Еще, конечно, посоветуюсь с знакомыми врачами, почитаю отзывы в интернете. Но в целом я знаю, что прививки помогают. Я уже пару лет прививаюсь от гриппа, причем бесплатной российской вакциной, и ни разу за это время не болел.

– А у меня будет возможность проверить, как действует эта вакцина, прежде чем самому прививаться, – рассказывает Александр из Тамбова, работающий в сельском хозяйстве, – потому что сначала сделают прививку моей жене: она учительница в школе, и их будут прививать в первую очередь. Вот если с ней потом все будет в порядке, тогда, может, и я привьюсь. Вообще-то я никогда ни одной прививки от гриппа не делал, все болезни переношу на ногах. А дочь у меня однажды сделала такую прививку, тут же заболела и два дня валялась с высокой температурой. Я на это посмотрел и решил, что от гриппа прививаться не буду. Но коронавирус – это ж совсем другое дело, он куда более опасен.

О своем отношении к вакцинации рассказал Радио Свобода артист театра и кино Михаил Занадворнов.

Михаил Занадворнов
Михаил Занадворнов

– Я много размышлял на эту тему и готов привиться от коронавируса, если авторитетный врач посоветует мне хорошую вакцину, скажет, что она безопасна, не дает тяжелых побочных действий. Другого выхода нет, потому что у меня родственники за границей, мне и к ним хочется поехать, и мир еще повидать, а без этой прививки я буду чувствовать себя в опасности. Да и в Москве я тоже чувствую опасность, поэтому надо, конечно, делать прививку. Но вот то, что сейчас наспех создают, не вызывает у меня доверия. Если будет создана израильская или американская вакцина, то я бы скорее их выписал, – отмечает Михаил Занадворнов.

Почему россияне в массе своей не готовы вакцинироваться от COVID-19? На этот вопрос Радио Свобода отвечает Георгий Викулов, директор Научного информационного центра по профилактике и лечению вирусных инфекций, кандидат медицинских наук, врач-инфекционист, иммунолог-аллерголог:

В России, как и в целом в мире, активны антивакцинальные настроения
Георгий Викулов

– Здесь могут быть разные причины и объяснения. В России, как и в целом в мире, активны антивакцинальные настроения и даже существует антивакцинальное лобби: люди, считающие, что вакцинация опасна, несет больше рисков, чем пользы. Причем все эти утверждения основаны не на доказательной медицине, а на частных непрофессиональных мнениях обывателей, которые, как правило, без доказанной причинно-следственной связи считают, что развиваются поствакцинальные осложнения. На самом деле они крайне редки и чаще связаны с нарушением техники вакцинации и хранения вакцин или с тем, что не учтены индивидуальные противопоказания к вакцинации. Однако при этом не стоит забывать о том, сколько жизней спасают вакцины, как существенно уменьшилась заболеваемость гриппом, менингитами, хроническим гепатитом В, полиомиелитом, туберкулезной и пневмококковой инфекциями, дифтерией и корью благодаря вакцинальным кампаниям.

У многих людей просто нет достоверной и полной информации по поводу того, что плюсов у вакцинации очевидно больше. Кроме того, некоторые персоны, и даже с медицинским образованием, пытаются оспаривать необходимость вакцинации, что также влияет на общественное мнение. Эти люди, как правило, не являются специалистами ни в области инфекционных болезней, ни в области вирусологии, эпидемиологии или иммунологии. Но ведь даже вакцинации от гриппа за много лет показали, насколько они эффективны: они предотвращают развитие гриппозной ("летальной") пневмонии, добавочную смертность вследствие эпидемий гриппа, сосудистые катастрофы у пациентов, которые относятся к группам риска.

Георгий Викулов
Георгий Викулов

Сомнения у людей возникают, в частности, и из-за тех коротких сроков, в которые была создана вакцина для профилактики COVID-19. Клинические исследования эффективности и безопасности вакцин не завершены, они продолжаются по настоящее время. Доклинические испытания на животных проведены в полном объеме и успешно завершены. Клинические исследования для некоторых вакцин российского происхождения поведены только для первой и второй фазы, на подходе третья фаза масштабных исследований. Говорить об эффектах вакцины на популяционный (коллективный) иммунитет можно будет только после получения и публикации всех этих данных, включая итоги третьей фазы исследований. Уже есть добровольцы, которые вакцинированы, и у них все в порядке со здоровьем. Стоит отметить еще один важный момент: насколько вакцина иммуногенна и безопасна в отдаленном периоде. Это предстоит узнать после соответствующих исследований в полном объеме в пострегистрационной фазе.

Одно из опасений конспирологического толка – это то, что во время вакцинации людям могут ввести некие чипы, с помощью которых будут в дальнейшем их контролировать. Что вы об этом думаете?

– Это бред эпического масштаба, не имеющий отношения к доказательной медицине и к серьезной медицинской практике! Даже теоретически нет подобных разработок. Чипы уже не первое десятилетие используют для лабораторной диагностики: например, берут кровь на анализ и с помощью чипов проверяют наличие возбудителей инфекционных заболеваний, но человеку ничего не вживляют.

Если можно, несколько слов о российской вакцине.

Сейчас один из ключевых моментов – понять, как долго будет держаться вакцинальный иммунитет, насколько успешной будет вакцинация
Георгий Викулов

– Это векторная вакцина нового поколения, при ее создании использован аденовирус. Вакцина перспективная. Сейчас один из ключевых моментов – понять, как долго будет держаться вакцинальный иммунитет, насколько успешной будет вакцинация, какие факторы и как на нее влияют. После вакцинации титр антител может снижаться уже через три месяца, но в некоторых случаях возможно его сохранение до полутора-двух лет.

Существует мнение, что от нового коронавируса достаточно сложно привиться, потому что он очень склонен к мутациям: так ли это?

– Нет. Любые РНК-содержащие вирусы склонны к мутациям, но неверно считать, что данный вирус сильно мутирует. У него есть изменения, но они пока не настолько существенны, чтобы говорить о том, что вакцинация будет неэффективной. Есть вирусы гриппа с более мутабельным потенциалом, тем не менее вакцины созданы и оказывают положительное иммунопрофилактическое действие, – объясняет Георгий Викулов.

О российской вакцине от коронавируса размышляет Семен Гальперин, кандидат медицинских наук, президент Лиги защиты врачей.

– В принципе, в России неплохая школа в этой области, есть достаточно богатый опыт разработки и производства вакцин. Та технология, которая использовалась для получения российской вакцины от коронавируса (аденовирусный вектор), – это достаточно отработанная технология, и этой вакциной можно было бы пользоваться, теоретически она должна быть безопасной. Проблема на сегодняшний день в одном: вакцина "Спутник V" пока не прошла полноценные клинические исследования. Для того чтобы говорить о качестве любого медицинского препарата, нужно оценивать результаты его клинических исследований. Пока эти результаты не опубликованы, клинические исследования считаются незаконченными. Даже данные по тем двум первым стадиям исследований гамалеевской вакцины, которые уже завершены, не опубликованы, соответственно, оценить их невозможно, и мы не знаем, насколько качественно они были проведены. Как заявляют производители, у всех подопытных были выявлены антитела, но мы не знаем, как нарастал титр этих антител, сколько он держится и, самое главное, о чем говорит наличие этого титра.

Семен Гальперин
Семен Гальперин

На сегодняшний день нет никакой достоверной корреляции между наличием антител в крови и способностью противостоять инфекции. Особенно неприятно это после получения информации из разных стран о случаях повторного инфицирования. Это говорит о том, что либо антитела нестойкие и способность противостоять инфекции сохраняется очень короткое время, либо вообще может быть такая ситуация, что антитела активно образуются, но не выполняют свою защитную функцию. Ответ на эти вопросы должна дать третья фаза клинических исследований вакцины. Необходимо знать, как происходит приобретение антител на фоне проведения прививочной кампании и какая появляется статистика по сравнению с теми, кто не был вакцинирован.

У нас пока нет и данных о безопасности этой вакцины

У нас пока нет и данных о безопасности этой вакцины. Существуют разные публикации о том, что вакцинирование иногда может ухудшить ситуацию у заболевающих, например, у тех, кто уже инфицирован, но процесс еще не развился. Есть и разные другие предположения. На самом деле в истории были единичные случаи, когда вакцины приносили вред здоровью людей, в целом же, как правило, ожидать негативных последствий от вакцины не стоит. Основной вопрос – к эффективности российской вакцины от коронавируса, данные о которой на сегодняшний день практически отсутствуют, точно так же, как и в случае с американской и китайской вакцинами. Количество добровольцев, на которых испытывается вакцина, – это, как правило, десятки тысяч человек: только после этого появляются какие-то статистические данные о ее эффективности. Я видел публикацию, в которой руководство Центра Гамалеи обещает, что будут проводиться действительно большие клинические испытания. Как это будет совмещаться с разрешением на применение вакцины в клинической практике, которое уже фактически получено (это ведь уже пострегистрационные исследования), покажет время. С моей точки зрения, сегодня еще недостаточно оснований для введения ее в широкую клиническую практику.

Как вы думаете, почему обычные люди, не медики, не ученые, в большинстве своем не готовы использовать для себя эту вакцину: что отвращает людей от вакцинирования?

– Полагаю, прежде всего, причина в тех жестких мерах, которые принимали власти в связи с эпидемией: люди почувствовали, что эти мероприятия очень негативно на них отразились. При этом в России они не почувствовали защиты государства. Для сравнения: в Японии был действительно введен карантин и особое положение, но при этом людям сказали: оставайтесь дома, но сами решайте, насколько для вас это возможно. Кроме того, государство там несло расходы по поддержке населения.

А в России никаких официальных карантинов не вводилось, чрезвычайное положение тоже не водилось, была введена некоторая внеюридическая форма – так называемая "самоизоляция", не предусмотренная никаким законом, но власть объявила, что за нарушение этих непонятных ограничений людей будут штрафовать и привлекать к разным видам ответственности. При этом государство не приняло серьезных экономических мер для поддержки людей. Вот, например, сейчас медицинские организации по инициативе профсоюза "Действие" готовятся к проведению всероссийской акции протеста по поводу того, что медикам не обеспечили гарантированной оплаты и защиты во время эпидемии: было много обещано, но многое из этого не было выполнено.

Люди все это видят, и это подрывает доверие ко всем прочим мерам, в том числе к таким обязательным, какой может стать вакцинация. Да и в принципе вся история с реформой здравоохранения за последнее десятилетие приучила людей к тому, что многие меры, принимаемые государством в этой области, в основном негативно на них отражаются, поэтому у граждан и нет доверия к таким мерам.

Коронавирусная инфекция COVID-19

Коронавирус SARS-CoV-2, ранее известный как 2019-nCoV, обнаружили в Китае в конце 2019 года.

Он вызывает заболевания COVID-19. В некоторых случаях течение болезни легкое, в других – с симптомами простуды и гриппа, в том числе с высокой температурой и кашлем. Это может перерасти в пневмонию, которая может быть смертельной. Большинство больных выздоравливает; умирают преимущественно люди с ослабленной иммунной системой, в частности пожилые.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вспышку заболевания, вызываемого новым коронавирусом, пандемией.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG