Доступность ссылки

«Без вождя жизнь не та». Рунет – о сворачивании протестов в России


Лидеры российской оппозиции берут тайм-аут и пока не будут собирать новых митингов. Об этом сообщил соратник Алексея Навального Леонид Волков:

Если мы будем выходить каждую неделю, мы будем получать еще тысячи арестованных и сотни избитых. Будет парализована работа штабов и будет невозможна работа по выборам уже за просто так. Это не то, что от нас просит Алексей. Алексей нас просит сконцентрироваться на осени [и выборах в Госдуму]. Доставать его из тюрьмы мы будем внешнеполитическими методами.

Решение многим не нравится, с ходу подозревают какой-то сговор.

Алексей Венедиктов:

Кажется Леонид Волков и команда Алексея Навального осознала, что у них сидит заложник

Артур Москвин:

А я, признаться, на полном серьезе собирался ехать на Манежку в день вынесения приговора Навальному. Уже оделся, дошел до машины и затянув сигару решил подумать еще. То, что поездка закончится для меня 10-15 сутками ареста (в лучшем случае) сомнений не было. Были сомнения - а ради чего это нужно? В качестве аргумента "за" мне бы хватило хотя бы минимальной уверенности, что клоуны вроде Волкова нас в итоге не сольют. Но не было не только такой уверенности, но и наоборот, была полная уверенность, что как раз сольют. Что дальше будет именно так, как и случилось - вскоре выступит Волков или кто-то еще и скажет: "Малятки, больше собираться не будем, а будем теперь готовиться к сентябрьским выборам".
Так и произошло. А я очень рад, что не принял участия в совершенно бессмысленном действе.

Алексей Алешковский:

В общем, скормили кровавому режиму сотни людей с хорошими лицами, и решили перейти к легальной политической борьбе. В мае 2012-го в провокации, за которой последовало "Болотное дело" и разгром оппозиции, если помните, обвиняли силовиков. Никаких аналогий не возникает?

В прокремлевских блогах целая вакханалия злорадства.

Илья Ремесло:

Протест навальнистов оказался настолько страшен для Кремля, что пришлось его отменить. А то солнце бы завтра не взошло)

Вот это и есть реальность. Вышли раз, другой, третий – и всё, протест сдулся.

А Навальный сидит. Потому что нет массовой поддержки, и самое главное – смыслов. Нечего предложить, чтобы люди за это массово выходили на улицу. За Навального – вышло немного, и стало выходить еще меньше. Волков это быстро понял и отменил "страшный для Кремля" протест.

Дмитрий Петровский:

Друзья мои, А ВЫ ЧЕГО ЖДАЛИ? Что, в предыдущие годы, в 2017, 2015 и тд — было как-то иначе? Ну просто — что спровоцировало такой ваш оптимизм?

Эта вечно повторяющаяся карусель, барабан «Поля чудес», непрерывный, как колесо Сансары. Как «украл-выпил-в тюрьму».

Ваш Леша — однопрограммный. И его сторонники тоже. Они физически не могут исполнять другого, как еж не рожден летать. Но вы все равно выходите. Снова. И снова. И снова. Ваши разочарованные посты греют мое тоталитарное сердце.

Юлия Витязева:

И хотя вожди пытаются разыграть карту «хитрого плана» и педалируют тему необходимости концентрации на выборах в ГД, адепты секты Навального чувствуют себя не просто разочарованными. Пусть с неохотой, но они признают, что их тупо кинули. В ту самую топку, о которой сказал Волков. Как глупеньких и доверчивых буратин.

Роман Голованов:

Революция провалена, майдан не сработал. Они ждали, что за гульфик-фюрером пойдут сотни тысяч людей. Но боты из YouTube на митинги не выбираются. Про Навального писала вся пресса - американская, европейская, российская. Цитируемость в соцсетях зашкаливала и срывала всё считчики.

И что в итоге? Пшик. Не сработал даже Tik Tok. Оттуда эти проходимцы хотели выманить детей на беспорядки.

Проходит 23 января. Проходит 31 января. Проходит суд 2 февраля. Народу только меньше и меньше. В некоторых городах люди просто не приходили на площади. В этот вторник по Москве бродили жалкие кучки студентов. К вечеру ребята разбрелись по домам и общагам.

Учините, что стандартно ФБК выводил 3-5 тысяч человек за деньги. Дадут пару тысяч на карман, вот тебе и топтуны на митинге. Теперь даже они не хотят рисковать своей шкурой.

Протест сдулся. Тотальное поражение. И всё это происходит на пике славы Навального. Представьте, как ему сейчас больно всё это осознавать за решёткой.

Да, зря вваливали миллионы в биткоин-кошельки...

Алексей Мухин:

Протест, как массовое действие провалился. На радикалах (многие уже не с нами) далеко не уедешь, да и опасно - придётся отвечать, рано или поздно (да, Волков?).
Скорее всего и Навальный, набивший свой биткоин-кошелёк не поделится в ближайшее время.

В оппозиционной среде – фрустрация от "слитого протеста".

Эльшад Бабаев:

Ну что, хомячки? Убедились?

Я вам 100 раз говорил, что ФБК сливает протест, а вы мне не верили. Оскорбляли меня, называли кремлеботом, гордо отписывались.

****
ФБК, вы предатели и подстрекатели! Люди вам поверили и вышли! А теперь сидят в концлагерях без еды и воды!

Александр Рыклин:

Все теперь, кивая головой, многозначительно говорят - Сконцентрируемся на выборах! Я сейчас умру со смеху... А вы за кого на них будете голосовать? За КПРФ, за ЛДПР или за микст-помойку Миронова с Прилепиным? Я, например, для себя еще не решил... Боженьки, боженьки... "Кажинный раз на евтом самом месте"....

Впрочем, многие как раз настроены скептично.

Евгений Бузев:

Сколько всего про Волкова говорили, а вывод из белорусских событий он самый честный сделал

Олег Козловский:

Адвокаты, правозащитники, волонтеры и журналисты, наверное, облегченно выдохнули, но надо честно признать, что это поражение. В Кремле сейчас открывают шампанское: еще одну волну протестов пережили. Неизвестно, сколько еще продержалась бы система, работавшая уже на пределе своих возможностей, но оппозиции сил не хватило. Впрочем, это было предсказуемо.
За последние две недели была обезглавлена и обескровлена вся структура штабов Навального. В некоторых регионах за решеткой оказались все до одного сотрудники, во многих других - все руководство. Сидят многие ведущие ФБКшники, включая Любовь Соболь, Киру Ярмыш, Георгия Албурова, и их союзники: Илья Яшин, Константин Янкаускас, Андрей Пивоваров и др. Банально некому придумывать, организовывать и координировать акции. Один Волков из-за границы с этим не справится. Еще немного - и на свободе вообще никого не останется. В этом смысле тактика властей оказалась эффективной.
Кроме того, после более чем 11000 задержанных на акциях, сотни протестующих теперь отбывают арест, а тысячи рискуют при повторном задержании получить громадные штрафы (или даже уголовку по "дадинской статье"). Еще десятки тысяч видят происходящее и напуганы. То есть могут быть проблемы и с рядовыми участниками. Видимо, есть опасения, что следующая акция может оказаться малочисленной и провальной, поэтому лучше остановиться сейчас, на пике.
Кстати, думаю, что серьезной ошибкой было звать людей в центр Москвы вечером во вторник. Мало кто был готов так срочно подорваться в будний день и на ночь глядя ехать протестовать, зато полиция была готова. В результате в темноте похватали всех самых активных, и пар был выпущен. Это была какая-то непродуманная банзай-атака.
Вообще, надо искать разные способы сопротивления и выражения протеста, в том числе менее рискованные. Нужно создавать более крепкие структуры, например, объединяясь в местные группы. Нужно укреплять "тылы", обеспечивающие защиту активистов от разных видов преследований. Теперь вместо фронтальных штурмов и генерального сражения будет долгая позиционная война с партизанщиной.

Аббас Галлямов:

Заявленное Волковым решение отказаться пока от митингов - правильное с точки зрения стратегии - оказалось не очень удачным с точки зрения формы. Да, каждый день митинговать пока рано, не настолько ещё ситуация накалилась. Но вот заголовков «Волков объявил, что он отказался от митинга в ближайшие выходные» надо было избегать, потому что выглядит это как отступление.
Надо было просто описать общий план действий до сентября, сконцентрировавшись на том, что ФБК планирует делать, а не на том, что он планируют НЕ делать.

Анатолий Несмиян:

Заявление Волкова о том, что в феврале акций в защиту Навального проводить не будут, ставит перед режимом весьма непростой вопрос. Машина террора только-только начала набирать обороты, а теперь вдруг выясняется, что ее нужно тормозить. А потому возникает вполне резонный вопрос: а надо ли?
Вопрос, кстати, не из лёгких. Если тормозить — то придется признавать (конечно, вслух об этом никто не скажет, но ситуацию-то это не меняет), что Кремль в этой игре вторичен. Он лишь реагирует на подбрасываемые ему задачи, причем реагирует импровизационно, а значит — очень некачественно. Фактически с момента прилета Навального кремлевские перешли в весьма неудобную для себя позицию: им навязывают какую-то игру, смысла которой они не понимают. Отсюда и максимальная силовая мобилизация — уравновесить отвратительное качество собственной игры количественным показателем — ресурсом террора. И ранее Кремль не отличался изяществом в решениях, сейчас они вообще приобрели лобовой, наиболее тупой из всех возможных вариантов характер.
Теперь так же внезапно происходит смена темпа. И опять инициатором выступает противная сторона. Понятно, что пропаганда с визгом взвоет: «испугались», «дави гадов» и прочее — речь давно уже не идет о собственных гражданах, всех противников режима оптом записывают во врагов, который, как известно, если не сдается, то его надобно истребить. Физически желательно.
В реальности Кремль должен демобилизовать свою карательную машину — либо наоборот, продолжить запущенный процесс. Кстати говоря, как раз продолжение террора — это единственный способ вырвать инициативу и перейти к игре первым номером. Это, думаю, даже для таких тупней, как кремлевские, выглядит очевидным.
Но террор — штука крайне специфическая. Это что-то вроде ремонта. Его нельзя закончить, его можно только прекратить. Это самоподдерживающийся процесс, причем динамически всегда положительный. Остановить его завтра будет ресурсно гораздо затратнее, чем сегодня. А послезавтра — сложнее, чем завтра.
Росгвардия, которая и является основным ресурсом террора, через полгода может выйти из-под контроля, и загнать ее в стойло можно будет только одним способом - «разукомплектовать» ее, переподчинив собранные под ее крышей структуры по разным силовым ведомствам. Разгромив, по сути, личную путинскую гвардию, его единственный силовой ресурс.
Возникает дилемма — либо пойти на поводу у протестующих и завершить террор вместе с завершением протестов (и оставить Росгвардию под контролем в нынешнем виде) — но тогда Кремль так и останется «вторым номером», который зависит от инициативы протестующих. Либо продолжить террор и перехватить инициативу, но гарантировано доведя дело до необходимости через полгода-год решать проблему прекращения террора через структурный разгром вышедших из берегов карателей. Что, кстати, для полуживой госмашины не так уж и просто, а в ситуации, когда Путин продолжает прятаться (не от хорошей жизни) в подвале — так тем более.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG