Доступность ссылки

«Угрожали расправой мне и дочери». Что говорят о расизме в России


В России – стране, где нет антидискриминационного законодательства, – в эти дни активно обсуждают вопросы расизма и ксенофобии. Началось все с осуждения на федеральных каналах и в соцсетях протестов в США, а продолжилось кампанией против "Яндекса" – после того как сервис уволил таксиста за дискриминацию чернокожего клиента.

Корреспонденты "Настоящего Времени" поговорили с людьми, испытывающими в России проблемы из-за цвета кожи.

Кто в России чаще всего сталкивается с расизмом
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:14 0:00

Чумахон Каримов рассказывает про свой конфликт с полицейскими. В 2016 году он работал таксистом в Подмосковье. С опозданием приехал на заказ офицера полиции Алексея Баранова.

Он сильно пьяный был, у него ствол был

"Он сильно пьяный был, у него ствол был. Он начал говорить в мою сторону: "Опоздал ты, чурка недоделанная!" Матом-перематом", – рассказывает Чумахон.

Полицейский был настроен агрессивно, вспоминает он, пришлось защищаться. Баранову на подмогу пришли друзья. Каримов вспоминает, что в руках у полицейского появилось ружье.

"Убью, – говорит, – вы нам мешаете, понаехали, чурки". И начали они меня избивать. Я испугался, начал за ружье хватать. Крутил-крутил, чтобы не стрелял. И получилось в ногу. Он хотел меня убить. И "скорую" не вызывали. "Еще раз, – говорит, – дай ему, чтоб он сдох". Другой говорит: "Да он сдох уже". Кровь как фонтан льется. До сих пор по ночам, когда погода меняется, я не могу спать. Нога болит. Когда жара – тоже болит", – продолжает Каримов.

У него был открытый многооскольчатый перелом со смещением. Больница, месяцы постельного режима, аппарат Елизарова, несколько операций. Сейчас требуется еще одна.

Алексея Баранова уволили, и на этом все закончилось. Предварительное следствие, очная ставка, полиграф, слово против слова – следствие приостановлено. О расовой ненависти в постановлении о возбуждении уголовного дела нет ни слова. Хотя с оскорблений на расовой почве и начался конфликт.

Когда на человека явно напали на почве ненависти, предварительно указав ему, почему на него нападают, полицейские про мотив ненависти вообще забывают


В больнице, говорит Чумахон, ему тоже были не рады: "Даже элементарно в больнице когда я был, сказали, что я "какой-то моджахед". Сказали, бородатый, терроризм. "Террориста привезли, что ли?" Хотя в меня стреляли. У меня боль. Страховой медицинский полис есть, все документы есть, все на руках".

Россия не ведет отдельную статистику по преступлениям, совершенным на почве расовой ненависти. Поэтому подсчитать количество таких нападений невозможно.

"Когда на человека явно напали на почве ненависти, предварительно указав ему, почему на него нападают, полицейские про мотив ненависти вообще забывают. Скорее всего, они запишут, что это хулиганство", – говорит координатор комитета "Гражданское содействие" Варвара Третяк.

С давлением российских властей на русских националистов, говорят в комитете "Гражданского содействия", атаки на иностранцев стали носить скорее случайный характер, нежели систематический.

Нападения, когда человек с партбилетом нацистской группировки, сейчас действительно очень редкие. Сейчас это нападения со стороны пьяных россиян

"Это нападения спародические. Такие нападения, когда человек с партбилетом нацистской группировки, они сейчас действительно очень редкие. Сейчас это нападения со стороны пьяных россиян", – отмечает Варвара Третяк.

Если судить по обращениям жертв таких нападений в комитет "Гражданское содействие", то атакуют в основном трудовых мигрантов, чаще таксистов. Основные претензии – они совершают преступления против россиян и якобы забирают рабочие места у местных.

"Мигрантская преступность – это один из самых распространенных мифов. Якобы мигранты совершают много преступлений. На самом деле это не так. По открытой статистике прокуратуры и департамента Верховного суда можно посмотреть, что это не больше трех процентов – преступность со стороны иностранных граждан", – продолжает Варвара Третяк.

"Не хочу вас везти"

Рой Ибонга, студент из Конго, живет и учится в Брянске. Он вызвал такси, но водитель отказался его везти.

"Я зашел туда, а он говорит: "Это ты, что ли?" Я говорю: "Как я? Какой вопрос?" Он говорит: "Нет, я вас не подвезу. Сейчас коронавирус, я не хочу вас везти", – рассказывает Рой Ибонга.

Я хотел, чтобы люди узнали, как это происходит, как к нам относятся такие люди

После этого инцидента с таксистом он написал в службу поддержки "Яндекса". Перед Роем извинились, а таксисту заблокировали доступ к системе. Но и у того нашлась поддержка – в соцсетях некоторые пользователи встали на сторону водителя.

Рой Ибонга говорит, что не хотел его увольнения: "Я не хочу создавать какие-то конфликты. Я хотел, чтобы люди узнали, как это происходит, как к нам относятся такие люди".

Как говорят в комитете "Гражданское содействие", нападать на выходцев из африканских стран в России стали гораздо реже, но это не значит, что они не сталкиваются с расизмом. Их не перестают оскорблять и дискриминировать. Пусть теперь угрозы и перешли в онлайн.

"Всегда готова ко всему"

Мария Магдалена Тункара родилась в Петербурге. Поэтому когда ей кричат: "Убирайся к себе домой", она не очень понимает, о чем идет речь. Она дома. Хотя с ненавистью от сограждан сталкивается с самого детства.

Это были старшеклассники. Они собирались компанией, и каждый раз, когда я проходила мимо, изображали обезьяну

"Это были старшеклассники. Причем какие-то наглухо отбитые, на которых никак нельзя было повлиять. Они собирались компанией, и каждый раз, когда я проходила мимо, изображали обезьяну. Я боялась ходить по коридорам, потому что каждый раз это было, каждый день. Один раз я им что-то ответила, и один из них меня побил", – рассказывает Мария Магдалена.

Сейчас она ведет блог, посвященный проблемам расизма в России. Ей постоянно поступают угрозы, она попросила встретиться подальше от ее дома.

Если говорить о степени страха перед такими угрозами – они могут быть реальными

Не хочет раскрывать свое местонахождение и Евгения, она живет с дочкой. Отец девочки – студент из Анголы, решил вернулся на родину. А Евгения с дочерью остались жить в России.

"С тех пор я всегда готова ко всему. Даже к встрече с вами я очень сильно готовилась, искала информацию о вас, чтобы узнать, а мало ли что. Если говорить о степени страха перед такими угрозами – они могут быть реальными", – делится Евгения.

За девушками, которые выбирают себе в партнеры иностранцев, идет настоящая охота в интернете, говорит Евгения. Тем, кто состоит в отношениях с африканцами, достается больше всех: "У них есть целые сообщества. И в основном они базируются "ВКонтакте". Эти сообщества называются такими странными словами – "Чернильница". И, собственно, так эти люди называют девушек, у которых есть мужья-иностранцы, другой расы. В таких сообществах просто выкладывается фотография девушки и информация, которая о ней известна. И такую девушку начинают очень сильно третировать. Я это знаю по себе".

Оскорбительные комментарии и прямые угрозы теперь преследуют Евгению постоянно: "У тебя парень африканец? Куда ты уехала со своей макакой?" Это уже в адрес моей дочери. Здесь очень много нецензурной лексики, но в переводе: тут угрожали расправой мне и моей дочери".

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG