Доступность ссылки

Рок против ненависти: как российские музыканты бойкотируют «Нашествие»


Российский военный на фестивале «Нашествие», 2015 год

Российский рок-фестиваль "Нашествие" меньше чем за 2 недели до начала потерял нескольких участников. После новости о том, что партнером фестиваля выступит Министерство обороны России, сотрудничающее с "Нашествием" с 2013 года, от выступлений одна за другой отказались группы "Порнофильмы", "Элизиум", "Йорш", "Пошлая Молли", Distemper и певица Монеточка. Все – из пацифистских убеждений.

Экспозиция Министерства обороны России традиционно представляет собой выставки военной техники, включая ракетные комплексы, показательные десантирования военнослужащих ВДВ, выступления пилотажных групп. Прямо на фестивале размещаются пункты по отбору на военную службу по контракту.

Это не первый протест музыкантов против милитаризованности крупнейшего в стране рок-фестиваля (в рекордном 2016 году на него приехали 205 тысяч зрителей). В 2015 году от участия в "Нашествии" отказалась "Машина времени". Лидер группы Андрей Макаревич заявил, что у него "нет желания петь песни на фоне танков", а ряд участников выступили с критикой такого сотрудничества фестиваля со сцены. В 2018 году бойкот стал самым массовым. Впрочем, шестеро исполнителей не внесли сильные изменения в программу фестиваля: в ней остались около 150 артистов.

В обращении к поклонникам в социальных сетях участники группы "Порнофильмы" объяснили отказ тем, что главным условием участия исполнителей в "Нашествии" было отсутствие на нем пропаганды милитаризма. Группа была основана в 2008 году в подмосковной Дубне. Они играют в стиле панк-рок и считают себя самой политизированной панк-группой в России: в текстах – пацифизм и пропаганда здорового образа жизни. Солист группы Владимир Котляров заявил, что претензий к фестивалю и оргкомитету нет, это дело принципа.

– В какой момент и кому именно в группе пришла мысль отказаться от участия?

Все дело как раз в демонстрации военной техники

– В нашей группе все придерживаются одинаковых убеждений на этот счет. Мы все глубоко пацифисты, и поэтому у нас даже не возникло разногласий, когда мы приняли решение отказаться от участия в фестивале. И точно так же мы отказывались в прошлый и в позапрошлый год, когда нам предлагали играть на "Нашествии". Все дело как раз в присутствии на фестивале этой экспозиции, демонстрации военной техники.

– Как вас приглашали на фестиваль?

– Каждые несколько лет у фестиваля "Нашествие" практически полностью обновляется команда организаторов: приходят новые люди, и у каждого из них свое видение того, каким должен быть фестиваль. Соответственно, они формируют политику фестиваля. И когда-то предыдущая команда организаторов решила, что фестивалю необходимо сотрудничество с Министерством обороны. Они, как люди, которые прежде всего думают о каких-то коммерчески успешных решениях, подумали, что это интересная вещь, то есть никакими идеями не руководствовались, появилась возможность сделать на фестивале авиашоу – давайте сделаем, прикольно. То есть все подряд, чтобы как можно больше всяких движух было, без всякого разбора. Таким образом, когда-то Министерство обороны стало партнером фестиваля, а во время пика конфликта с Украиной, в 2014–15 годах, Министерство обороны развернуло такую мощную пропаганду этого чудовищного, искаженного какого-то патриотизма, возбуждения ненависти к другой стране. Настолько это было абсурдным и чудовищным...

Минобороны развернуло мощную пропаганду возбуждения ненависти к другой стране. Настолько это было абсурдным и чудовищным...

Мы привыкли видеть рок-музыку такой, какая она во всем мире, когда все люди – братья, когда рок всегда против войны. Можно вспомнить фестиваль Вудсток, который я часто привожу в пример, где такие легенды, как Джимми Хендрикс, Дженис Джоплин и много-много других известных, легендарных артистов со сцены призывали к любви, к миру, к дружбе. Все люди – братья, давайте выведем американские войска из Вьетнама. Проходит 50 лет – и мы видим танки, по которым лазают пьяные люди. И некоторые артисты выражают восторг, что мы бомбим Сирию, давайте введем танки в Украину. Мне кажется, это неправильно, это чудовищно, это позор для рок-музыки. И наша рок-музыка совсем не такая. И мы решили, что мы участвовать в таких обстоятельствах в подобных мероприятиях не будем. И когда организаторы нам сказали, что в этом году новая команда решила не сотрудничать с Министерством обороны, не хотим ли мы сыграть, мы подумали: почему бы нет. Потому что это был единственный камень преткновения, и многие слушатели, которые ходят на наши концерты в регионах, когда мы приезжаем туда с турами, хотели бы видеть нас на фестивале "Нашествие". Как только стало известно, что Министерство обороны само решило проявить инициативу и захотело присутствовать на фестивале, и организаторы не смогли им отказать, потому что таким людям очень сложно отказывать, организаторы позвонили нам и сказали: "Ребята, все поменялось. Если вы откажетесь выступать, мы все поймем". В тот же вечер мы и приняли решение об отказе, написали во всех социальных сетях, что мы не играем на "Нашествии".

На фестивале «Нашествие», 2015 год
На фестивале «Нашествие», 2015 год

– А с "Элизиумом" вы это как-то согласовывали? Посты об отмене у вас появились с интервалом в пять минут.

Министерство обороны развернуло мощную пропаганду чудовищного, искаженного патриотизма

– Нет, не согласовывали. У группы "Элизиум" точно такая же позиция, как и у нас, они тоже до этого не принимали участия в фестивале "Нашествие" в прошлом году, в позапрошлом как раз по причине того, что там была эта демонстрация станков для убийства людей и мобильные пункты для призыва добровольцев в армию. Мы считаем, что эти вещи просто несовместимы – рок-музыка и культивирование агрессии и ненависти.

– Ваша песня "Пьяный контракт" 2015 года, первый куплет: "Главный спонсор русского рока – / Министерство обороны страны! / Пьяные хиппи прямо с Вудстока / Отправляются в ад войны!" Как она была написана?

– За одну минуту написана была песня! Я увидел фотографии танков, пьяных людей на их фоне, танк подъезжает к сцене, какие-то группы, которые на танке подъезжают к сцене, с танка залезают на сцену, и мне показалось это настолько абсурдным! Я это мог себе представить только в каком-нибудь мультсериале "Симпсоны", где высмеивают и гиперболизируют, доводят до абсурда. А в нашей стране даже подобный абсурд может существовать в реальности. И увидев это, я взял гитару и сочинил песню.

– А исполнить эту песню там, на поле с танками, – не стало бы это ярким оксюмороном?

Некоторые артисты выражают восторг, что мы бомбим Сирию, давайте введем танки в Украину. Это позор для рок-музыки

– Группа "Тараканы!" несколько лет назад выступала на "Нашествии", они сделали специальную антивоенную программу, между песнями очень много говорили об этом, возможно, они даже больше разговаривали, чем играли песен. Они заявляли: "Давайте рядом с демонстрацией военной техники развесим результаты применения этой техники – трупы, кровавые бинты, чтобы люди наглядно видели, к чему приводит использование этой техники". И эти вроде бы провокационные вещи никакого резонанса вообще не получили, к сожалению, это осталось незамеченным. Поэтому мы решили, что в данной конкретной ситуации нам было бы правильно отказаться от участия, нежели ехать туда и в дула кричать: "Давайте не будем здесь ставить танки!" Это просто бессмысленно. Такой масштаб пропаганды милитаризма, который может Министерство обороны организовать, и одна маленькая группа, которая полчаса выступает среди этих трех суток фестиваля, когда постоянно кто-то играет, – это практически будет незамеченным. И мы решили, что в данной ситуации​ мы лучше свою позицию выразим через отказ.

– Уже не первый год люди, группы отказываются от участия, но пока это ни к чему не привело. Не было ощущения, что это тоже бессмысленно?

Рок-тусовка раскололась на две части: одна говорит "молодцы", а другая осуждает

– В этом году гораздо больше групп присоединились к этому бойкоту, и мне кажется, что в сравнении с подобными случаями, которые были пару лет назад, сегодня резонанс гораздо больший и интерес со стороны СМИ гораздо выше к этому. Очень живо это обсуждает рок-тусовка, она словно раскололась на две части: одна говорит "молодцы", а другая, наоборот, осуждает. Я считаю, что любую проблему можно решить, и первый шаг к ее решению – создать некий прецедент, чтобы люди начали об этом задумываться и говорить. Если об этом задумываются, спорят, значит, все-таки что-то может поменяться.

– А почему так массово получилось в этом году?

– Во-первых, есть старое поколение артистов, которые все еще остаются на плаву и собирают в регионах на концертах какое-то количество людей только благодаря ротации на "Нашем радио" (соорганизатор и информационный партнер фестиваля "Нашествие". – Прим. РС), благодаря тому что они постоянно мелькают во всем этом. Если они уходят из ротации, про них люди тут же забывают. Их аудитория – это люди от 30 и старше. Наша аудитория – это интернет, от 15 до 25–30. То есть мы захватываем и ту аудиторию, конечно, которая слушает "Наше радио", но большая часть нашей аудитории – это молодежь, которая вообще не слушает радио, не смотрит телевизор, они сидят в интернете, и о нас они узнали все только из интернета. Поэтому мы ничего не теряем, отказываясь. Рискуем только тем, что другие организаторы могут подумать: группа ненадежная, они слетели, может быть, не будем их звать, вдруг они у нас тоже найдут что-то, что им не понравится, и в последний момент соскочат. В данной ситуации, конечно, у нас нет взаимных претензий с "Нашествием" и с "Нашим радио", потому что нашим условием было: никаких танков, а они это условие не смогли выполнить, поэтому мы тоже не можем выступить. Что касается слушателей, которые очень обломались – многие покупали билеты только ради нас, – перед ними, конечно, мы извиняемся, потому что, к сожалению, мы не можем переступить через себя. Тогда мы просто свои принципы предадим и грош цена будет нам и нашим песням, в которых мы то же самое поем и то же самое говорим. Поэтому просим нас понять, и приходите на другие концерты!

– А если через год на "Нашествии" не будет танков?

Какие-то группы с танка залезают на сцену, мне показалось это абсурдным!

– "Нашествие", как любой фестиваль, это просто трибуна, у трибуны нет цвета, это просто место, где ты выходишь и говоришь. Одна группа одни идеи несет с этой сцены, другая – другие, третья просто занимается развлекательными вещами, их творчество не несет никакого идейного вектора. В данном случае этот фестиваль ничем не отличался от других фестивалей, на которых мы играем, но когда речь идет о таких коллаборациях и с такими монстрами, как Министерство обороны, я считаю, что это позор. Это просто дискредитирует тебя, если у тебя есть хоть какие-то идеи и здравомыслие. Поэтому мы не можем. Я знаю, что другие группы, которые тоже имеют такие взгляды, но очень сильно зависят от "Нашего радио", они не могут отказаться, поэтому они придумывают различные объяснения, почему они туда поедут и будут играть. Менеджер одной из групп публично дала интервью и сказала, что мы просто хайпожоры, мы все это сделали специально, чтобы словить хайп, но это мысли типичного пиарщика, который во всем видит только хайп. И если кто-то что-то делает, ставит себя на наше место и думает, что и мы можем мыслить только как она. На самом деле мы никакие не пиарщики, мы в пиаре не очень хорошо вообще разбираемся, мы просто по зову сердца решили отказаться.

– Организаторы "Нашествия", кстати, недавно заявили, что все заявленные условия были соблюдены.

– Кроме главного условия – отсутствия Министерства обороны на фестивале! Когда это вновь стало таковым, нам сразу позвонили и сказали: "Извините, ситуация поменялась". И мы в свою очередь тоже поменяли решение. В принципе, ничего страшного не произошло, в любом бизнесе бывает, что меняются условия, изначальные договоренности, и сделка просто не происходит. И в данном случае то же самое произошло. Поэтому ничего страшного нет. Мне нравится, что люди обращают внимание на эту проблему, они это обсуждают, и в споре всегда рождается истина, – считает Владимир Котляров.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG