Доступность ссылки

«Мы ни на что не рассчитываем». Что будет с симферопольской «поляной протеста» «Стрелковая»


Ситуация на симферопольской «поляне протеста» «Стрелковая» обострилась. 2 августа строители микрорайона «Крымская роза» устанавливали забор, преграждая местным жителям доступ к «поляне протеста». А 3 августа активист Ватан Карабаш пытался совершить акт самосожжения в центре Симферополя. Он облился горючей жидкостью и поджег себя, но собравшиеся потушили огонь. Перед поджогом мужчина заявил, что протестует против произвола властей, поддерживающих застройку.

Крымскотатарский активист Нариман Джелял отмечает, что застройка «поляны протеста» – не первое ущемление прав местного населения:

«Аналогичную историю уже пережили жители симферопольского массива «Жигулина роща», где были снесены строения людей, мечеть, а теперь как грибы растут многоэтажки. При этом абсолютное большинство построенного многоквартирного жилья уходит в собственность или аренду не местного населения, а активно заселяемых властью на полуостров россиян, львиную долю которых составляют военные, чиновники и силовики».

Активист «поляны протеста» «Стрелковая» Замир Анарбаев говорит, что застройщик и полиция усложнили местным жителям доступ к домам.

Мы не ожидали, что правоохранительные органы, которые должны защищать интересы населения, примут сторону застройщика
Замир Анарбаев

– После того как силовики нас выдворили, строительная техника начала возводить забор. Они до самого утра полностью перекрыли те дома, в которых мы проживаем. Там порядка 15 домов, 5 из которых – жилые и 10 – разной степени готовности. Они по периметру расставляют охрану, чтобы следить за порядком или зачем-то еще. По периметру также ездит полиция. Людей разогнали, чтобы не препятствовать строителям. Мы не ожидали, что правоохранительные органы, которые должны защищать интересы населения, примут сторону застройщика. Жизнь нам усложнили: один въезд остался со стороны Киевской улицы, где стоит вагончик с охраной. Нам еще никаких пропусков не выдавали, но уже объявили, что только два месяца мы сможем туда попадать. Они укрепляют позиции, регулярно много машин заезжает. Мы ни на что не рассчитываем, но сейчас нам важно услышать позицию властей.

Замир Анарбаев отмечает, что дома уже трех семей подвели к сносу через суды, а судебные исполнители постоянно выписывают штрафы.

Даже если они дают нам смешную компенсацию, где мы будем жить – в подвале?
Замир Анарбаев

– Люди на взводе – неизвестно, что может произойти завтра. У каждого сдают нервы. Администрация города подписала договоры аренды и умыла руки. Непосредственно пытается вести переговоры по телефону сама фирма «Монолит», рассказывая, что все суды бесполезны, что тут уже принято решение о строительстве большого микрорайона, а вариант того, что мы останемся, не рассматривается. Предлагают с помощью своей оценки получить хоть какую-то компенсацию. Но мы-то выстрадали 12 лет, дом построить – это каждый год откладывать что-то, делать. И сейчас, даже если они дают нам смешную компенсацию, где мы будем жить – в подвале? Перспектив, чтобы поселить свои семьи, никаких нет. Суммы зависят от степени готовности дома. У меня дом 106 квадратных метров – за него дают 1,7 миллиона рублей. Говорят, купишь просто участок на эти деньги.

Член Меджлиса, председатель Комитета защиты прав крымскотатарского народа Эскендер Бариев отвечает на версию депутата Госдумы России от Крыма Руслана Бальбека о том, что самосожжение якобы было «постановочной сценой».

– В некоторых российских оккупационных СМИ мы начали отслеживать то, что якобы это было подстроено, инициировано для запугивания и так далее. Я скажу однозначно, что Ватан Карабаш является членом легендарной семьи. Его родители, Мумине и Рустем-агъа Карабаши, с 1968 года пытались вернуться на родину и постоянно подвергались выселениям из Крыма. В 1970 году родился Ватан, его имя в переводе с крымскотатарского означает «Родина».

ВНИМАНИЕ! Видео содержит шокирующие кадры.

​Что касается самого акта самосожжения: если мы вспомним процессы или способы ненасильственной борьбы крымскотатарского народа, то подобные акции совершались и в 1978 году, когда Мусу Мамута несколько раз выселяли из дома в родной деревне. Пока он не облил себя бензином и не сжег, его семью не оставили в покое. К сожалению, Муса Мамут погиб, и есть даже поэма «Живой факел».​

Эскендер Бариев напоминает, что крымские татары обливались бензином и угрожали самосожжением еще в 1990-е годы, когда им отказывались выделять участки земли. По словам члена Меджлиса, такие действия положительно влияли на решение вопроса.

Сегодня продолжаются репрессии, давление, вытеснение и нарушение права на получение земли
Эскендер Бариев

– Поэтому подобная акция со стороны Ватана была шагом отчаяния, шагом от безысходности. Земля на «поляне протеста» «Стрелковая» является коммунальной собственностью Симферополя, и даже были промежуточные решения, которые позволяли людям надеяться, что за ними закрепят эти участки. Но сегодня опять продолжаются репрессии по отношению к нашим соотечественникам, несмотря даже на то, что сама оккупационные власть принимала ряд нормативных документов. Все равно идет давление, вытеснение и нарушение права на получение земли. На момент захвата Крыма существовало несколько десятков таких «полян протеста». Оккупант понимал, что здесь наиболее самоорганизованные люди, и потому начал заигрывать с лидерами, предлагая самостоятельно отказываться от участков и обещая наделить другими участками. На «Стрелковой» такое тоже происходило.

Эскендер Бариев заключает, что российские власти Крыма не будут решать проблемы крымскотатарского народа, а, наоборот, будут всячески препятствовать его жизни на исторической родине.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG