Доступность ссылки

Солсбери, Трамп и «желтые жилеты». Семь мировых событий 2018-го


Собор в английском Солсбери теперь известен далеко не только своей красотой и высоким шпилем

Подводя итоги уходящего года, Радио Свобода предлагает свой рейтинг важнейших событий 2018-го в мировой политике.

1. Вид с "солсберецкого" шпиля

История с попыткой отравления бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в британском городе Солсбери (инцидент произошел 4 марта) привела отношения России и большинства стран Запада в состояние, описываемое афоризмом "Когда мы достигли дна, снизу постучали". За покушением на Скрипалей, в котором британские власти обвинили спецслужбы России, последовала высылка российских дипломатов из более чем двух десятков стран – тем самым они продемонстрировали солидарность с Великобританией. Москва ответила "зеркальными" мерами в отношении западных дипломатов.

Для Кремля скандал был особенно неприятен не только потому, что в ходе независимых расследований выяснились настоящие имена и карьерные "достижения" двух сотрудников ГРУ, известных как "Александр Петров" и "Руслан Боширов" и обвиненных Лондоном в покушении на Скрипалей. Журналисты раскопали и напрямую не связанные с "делом Солсбери" случаи удивительной небрежности российской военной разведки при проведении операций на Западе. "Вишенкой на торте" стала история с регистрацией в открытой базе данных ГИБДД автомобилей более 300 сотрудников ГРУ – с указанием их паспортных данных, мобильных телефонов и другой личной информации. Машины были зарегистрированы на адрес войсковой части в Москве, где располагается подразделение военной разведки, подозреваемое в организации ряда хакерских атак. После этого уже не только "Петров" с "Бошировым", но и спецслужбы РФ в целом стали предметом многочисленных интернет-мемов и язвительных комментариев:

Российские власти и официальные СМИ, впрочем, заняли привычную позицию: всё отрицать, время от времени переходя в контратаки в виде троллинга оппонентов – иногда очень странного. Накануне Нового года в этом плане отличился телеканал RT, приславший коллегам из "Дождя" подарок в виде шоколадной копии собора в Солсбери – того самого, которым, по версии "Петрова" и "Боширова", они ездили любоваться в Англию:

В России усилия пропагандистов, кажется, не пропали даром. По данным опроса, проведенного "Левада-центром" в октябре, 28% россиян считают, что за покушением на Скрипаля стояли британские спецслужбы, лишь 3% подозревают в этом российскую разведку, а 56% избрали философский ответ "кто угодно". Но на мнение о России в мире главный международный скандал года повлиял однозначно негативно, отмечают социологи из Pew Research:

В Европе положительного мнения о России придерживаются в среднем 27% опрошенных, в США – 21%. При этом 42% респондентов считают, что Россия стала играть более существенную роль в мировых делах, чем 10 лет назад.​

2. Под колпаком у Мюллера

Одно из самых сложных и разветвленных политических расследований в новейшей истории ведет в США команда следователей под руководством специального прокурора Роберта Мюллера. В центре – Россия: попытки Кремля повлиять на исход американских президентских выборов 2016 года и возможные связи предвыборного штаба Дональда Трампа с российскими представителями. Краткое описание хода расследования таково:

Роберту Мюллеру не позавидуешь: он находится в положении человека, который не нравится никому. По понятным причинам – президенту Трампу, который отрицает все обвинения и называет усилия следователей "охотой на ведьм" и "фальшивкой":

"Охота на ведьм – фальшивка, связанная с Россией, появилась в качестве "страховки" (очевидно, против избрания Трампа президентом. – Прим. РС) еще задолго до того, как я был избран, и очень вредит нашей стране. Они ловят людей на неточностях, лжи или не относящихся к делу вещах, имевших место много лет назад. Ничего общего со "сговором" (с Россией. – Прим. РС) это не имеет. Это жульничество демократов!"

Но от Мюллера не в восторге и многие оппоненты Трампа, которые хотели бы максимально быстрого завершения расследования – и максимально суровых выводов в отношении главы государства. Для себя многие из них эти выводы уже сделали:

"Картина, которую рисует расследование Мюллера, – это жулик, окруживший себя преступниками и умудрившийся занять свой пост с помощью лжи, расизма и незаконного акта войны (это одно из толкований действий Кремля по вмешательству в выборы 2016 года. – Прим. РС). Разум останавливается над тем, что это надувательство продолжается так долго".

По результатам промежуточных выборов в Конгресс, прошедших в ноябре, демократы закрепили за собой большинство мест в Палате представителей, но уступают поддерживающим Трампа республиканцам в Сенате. Это означает, что противники президента смогут более успешно блокировать многие его инициативы, но им будет крайне сложно добиться отстранения Трампа от должности – для этого нужно согласие обеих палат. В такой обстановке политики и общество еще нетерпеливее будут ждать результатов расследования Мюллера, а склонность делать из этих результатов прямо противоположные выводы станет еще более очевидной.

3. Путин + Асад = пиррова победа?

В затянувшейся войне в Сирии в 2018 году произошло несколько важных событий.

В начале года выяснилось, что в Сирии есть не только "официальный" российский воинский контингент, помогающий Башару Асаду расправляться с противниками в гражданской войне, но и наемники, которых вербуют "частные военные компании". Это прежде всего "ЧВК Вагнера", чьи бойцы участвовали в начале февраля в бою у города Дейр-эз-Зор и понесли тяжелые потери. О боевых буднях "вагнеровцев" можно прочитать здесь.

А вот как выглядели последствия предполагаемой химической атаки 7 апреля в сирийском городе Дума, который контролировали тогда отряды оппозиции:

Запад обвинил режим Асада в применении химического оружия против мирного населения. Дамаск и Москва всё отрицали.

17 сентября ракетой, запущенной силами асадовской ПВО, был сбит российский самолет радиоэлектронной разведки Ил-20. Погибли 15 военнослужащих. Хотя стреляли сирийцы, Москва обвинила в случившемся Израиль, чьи самолеты в тот момент находились в воздушном пространстве Сирии.

Одно время казалось, что дело пахнет крупным международным обострением, но наконец реакция Кремля оказалась куда более мягкой, чем в случае с российским Су-24, сбитым турецкими ВВС в конце 2015 года.

В конце года увеличил свою боевую активность в Сирии Израиль – хотя официально участие своих ВВС в декабрьских бомбардировках израильские власти не подтвердили.

Напротив, президент США Дональд Трамп принял решение о выводе из Сирии примерно двух тысяч находившихся там американских военнослужащих. Сам Трамп объяснил это так:

"Хотят ли США быть полицейским Ближнего Востока, не получая НИЧЕГО, но теряя драгоценные жизни и тратя триллионы долларов на защиту тех, кто в большинстве случаев не ценит того, что мы делаем? Хотим ли мы оставаться там вечно? Пришло наконец время сражаться другим…"

Реакция на решение Трампа оказалась неоднозначной даже в самих США – в частности, подал в отставку министр обороны Джеймс Мэттис. В то же время уход американцев позволил продвинуться еще дальше на севере Сирии, с одной стороны, войскам Башара Асада, с другой – турецкой армии, действующей в приграничных районах.

В последний день года влиятельный сенатор Линдси Грэм, однако, внес разъяснения относительно сирийских планов Вашингтона:

"Президент намерен гарантировать, что любой вывод войск из Сирии будет осуществлен так, чтобы обеспечить:

1) полное уничтожение ИГИЛ,

2) невозможность расширения влияния Ирана,

3) защиту наших курдских союзников".

2018 год принес ряд побед сирийскому режиму и его российскому союзнику, но победы эти могут оказаться пирровыми. Договориться хотя бы о тактическом союзе в крайне запутанных сирийских делах России, Турции и Ирану (у каждого из них в Сирии свои клиенты) так и не удалось. Американское присутствие на севере Сирии, способное объединить эти три страны по принципу "против кого дружить будем", будет по меньшей мере сокращено. Немного осталось и от другого общего противника – террористической группировки "Исламское государство". Зато противоречия между самими Москвой, Анкарой и Тегераном никуда не делись. Очень похоже, что сирийский конфликт вступает в новую фазу.

4. Мой друг "маленький ракетчик"

Если не любовь, то по крайней мере симпатия с первого взгляда – так можно истолковать итоги первой в истории встречи президента США и лидера коммунистического режима Северной Кореи. Она прошла в Сингапуре 12 июня 2018 года – менее чем через год после того, как один из ее участников грозил другому "огнем и гневом":

Дональд Трамп долго издевался в Твиттере над Ким Чен Ыном, называя его не иначе как "маленьким ракетчиком" (Little Rocket Man) – в связи с проведенными КНДР ракетными испытаниями. Но в течение нескольких месяцев льды между Вашингтоном и Пхеньяном внезапно растаяли – причины этого по-разному трактовались аналитиками. На саммите в Сингапуре Трамп и Ким подписали совместную декларацию – довольно размытую, но позволившую (во всяком случае пока) исключить Корейский полуостров из числа очагов острой военной напряженности.

Какими бы мотивами ни руководствовались американский президент и северокорейский диктатор, резко поменяв вражду на дружбу, это можно считать самым приятным политическим сюрпризом 2018 года.

5. Уходя – не уходи?

29 марта 2019 года Великобритания должна официально покинуть Европейский союз. Но произойдет ли это на самом деле, и если да, то на каких условиях, не может сегодня сказать никто. Договоренность об условиях Брекзита, которой достигла с руководством ЕС британский премьер-министр Тереза Мэй, "подвисла" в британском парламенте, где у нее пока нет достаточного числа сторонников.

Сделку, заключенную премьером, критикуют за то, что она оставит Британию на неопределенный срок в рамках единого торгового и таможенного пространства ЕС – то есть Лондон будет вынужден по-прежнему подчиняться европейскому законодательству во многих областях, уже не имея возможности влиять на его разработку и принятие.

"Каждый день ее пребывания в должности несет угрозу Брекзиту. Избавимся от нее. Сейчас".

Главу правительства обвиняют в нерешительности и отсутствии четкой позиции – в этом пародийном ролике Тереза Мэй перевоплощается в Голлума – персонажа сказочной эпопеи "Властелин колец", страдающего от раздвоения сознания:

Как бы то ни было, избавиться от Мэй ее противникам не удалось: в декабре бóльшая часть парламентариев-консерваторов в ходе специального голосования поддержала премьера. Тем не менее будущее и самой Мэй, и Брекзита совершенно туманно. Изучив мнения различных аналитиков, Радио Свобода сформулировало несколько наиболее вероятных сценариев.

  • Чудо: Тереза Мэй убеждает депутатов принять согласованный ею с Брюсселем вариант Брекзита. В таком случае Британия "мягко" покидает ЕС в конце марта будущего года.
  • Жесткая посадка: Мэй так или иначе уходит, ее преемник из числа радикальных консерваторов ведет страну к "жесткому" Брекзиту – без договоренности с ЕС.
  • Выборы: консервативное правительство проигрывает голосование о доверии в парламенте (которое в любой момент может вызвать оппозиция). Назначаются новые выборы, результатом которых может быть победа лейбористов во главе с левым радикалом Джереми Корбином. В этом случае Брекзит явно отложат – такой механизм тоже предусмотрен.
  • Повторение пройденного: парламент не принимает предложенный Мэй вариант Брекзита, но вносит в него многочисленные поправки и утверждает в измененном виде. В таком случае измененное соглашение придется вновь согласовывать с Евросоюзом (неизвестно, согласится ли он на это). Срок Брекзита опять-таки нужно будет перенести.
  • Всё сначала: обе стороны "забывают" о варианте, согласованном Мэй, и приступают к переговорам по-новому. Вероятность этого невелика: у Брюсселя нет никаких весомых причин идти на такие уступки Лондону. Понятно, впрочем, что и в этом случае на Брекзит в марте рассчитывать не приходится.
  • Полный назад: парламентское большинство решает остановить процесс Брекзита и отозвать соответствующую заявку из Брюсселя. Вариант маловероятный, однако легальный: Европейский суд принял специальное постановление, подтверждающее право Британии на такой шаг.
  • Второй референдум: в стране нарастает кампания за повторный референдум о Брекзите. Активисты заявляют, что люди, голосовавшие за Брекзит в 2016 году, не представляли формы, в которой он будет происходить. Мэй выступает против подобного голосования, но ситуация меняется так стремительно, что исключать этот вариант тоже нельзя.

Какой из этих сценариев станет реальностью, мы узнаем в первые месяцы 2019 года.

6. Меркель: долгое прощание

Если Тереза Мэй борется с превратностями политической судьбы, то ее немецкая коллега Ангела Меркель устала и уходит. Правда, не сразу. Осенью канцлер Германии (она занимает эту должность уже 13 лет) подала в отставку с поста председателя правящего Христианско-демократического союза (ХДС). И даже успела добиться избрания той преемницы, которая ей по душе – Аннегрет Крамп-Карренбауэр, из-за труднопроизносимого имени известной под инициалами АКК. Пост главы кабинета Меркель, однако, за собой сохранит – до следующих выборов, которые, если не случится ничего непредвиденного, должны состояться в 2021 году.

Ангела Меркель (справа) и ее преемница на посту лидера ХДС - АКК
Ангела Меркель (справа) и ее преемница на посту лидера ХДС - АКК

Еще несколько лет назад казалось, что политическое наследие Меркель будет блестящим: Германия под ее руководством процветала, а лидирующая роль этой страны в Европе была несомненной. Но миграционный кризис 2015 года, когда канцлер "распахнула двери" сотням тысяч беженцев с Ближнего Востока, изменил всё. Популярность Меркель, ее партии ХДС и партнеров по коалиции – социал-демократов покатилась вниз, зато вырос рейтинг правых популистов из "Альтернативы для Германии", посткоммунистов из Левой партии и "зеленых":

Пока не похоже, что Ангела Меркель уйдет из политики с высоко поднятой головой. Впрочем, чтобы исправить положение, у нее есть еще три года. Или меньше?

7. Как Макрон "желтых жилетов" испугался

Протесты людей в ярко-желтых жилетах (из обязательного для автомобилистов набора) в конце 2018 года перевернули вверх дном Францию. Семь недель подряд "желтые жилеты" выходили на улицы, вступали в столкновения с полицией, перекрывали дороги, громили магазины, поджигали автомобили и даже повредили Триумфальную арку в центре Парижа.

Погибли не менее 10 человек, десятки пострадали, несколько тысяч – если суммировать все протестные акции – были задержаны. Протесты "желтых жилетов" необычны тем, что, вопреки обыкновению, не были организованы ни профсоюзами, ни политическими партиями, а возникли совершенно стихийно, за счет координации в интернете. Появились и сообщения о "российском следе": французские власти даже начали расследование активности в социальных сетях нескольких сотен аккаунтов, предположительно связанных с российской "фабрикой троллей".

Причиной беспорядков стало решение властей повысить налог на автомобильное топливо и общее недовольство многих французов экономической политикой правительства и президента Эммануэля Макрона. По данным опросов, первые выступления "желтых жилетов" пользовались поддержкой более чем 70% французов. Президент Макрон пошел на попятный: в обращении к нации он назвал гнев протестующих "во многом оправданным", хотя и осудил акты насилия и вандализма.

Макрон предложил правительству с января повысить минимальную зарплату на 100 евро в месяц и не облагать налогом сверхурочную работу, пообещал облегчить налоговое бремя для пенсионеров и людей с низким уровнем дохода. Большинство аналитиков сошлось во мнении: это самое чувствительное политическое поражение Макрона за еще недолгое – чуть более полутора лет – время его президентства. Рейтинг президента упал до отметки менее 20%.

Успех "желтых жилетов" вдохновил протестующих за пределами Франции: подобные группы появились в Бельгии, Испании, Венгрии, Израиле и других странах. Правда, такого размаха, как во Франции, это движение там пока не получило.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG