Доступность ссылки

Сергей Жадан: В плену «усталости от войны»


Президент Украины Владимир Зеленский

Перемирие

С самого начала говорил, что проблемы новой власти начнутся, как только им придется нести ответственность. Поскольку пока они перекладывают ответственность на всех вокруг (предыдущего президента, чиновников, коррупционеров), пока действуют на масс-медийном кураже, пока президент четко соответствует своему телевизионному образу ‒ до тех пор все в порядке: звучит красиво, грубо, оптимистично. Именно то, что нравится его избирателю.

Но начинаются проблемы и президент становится тем, кем он, похоже, глубоко в душе и является ‒ не уверенным в народной любви артистом, так легко и непринужденно поймавшим волну всеобщего восторга, а неуверенным и растерянным молодым человеком, вдруг встретившимся с проблемами, к которым был просто не готов. И Бог с ней ‒ его растерянностью, это его дело, по большому счету. На фоне смертей украинских военных совсем не хочется злорадствовать.

Просьба, адресованная агрессору

Просто вот эти свежие рассказы о телефонном разговоре и просьба не стрелять, адресованная агрессору, они же показывают одну простую вещь ‒ этот человек, похоже, действительно не до конца осознает, что это именно он теперь несет ответственность за все: за каждую жизнь и за каждую смерть. И браслет с именами пленных на руке не является индульгенцией от общественного недовольства и претензий. И в какой-то момент все ссылки на «предшественников» перестают действовать. Так же, как однажды они перестали действовать в случае предшественников, которые, предполагаю, тоже не совсем были готовы к такому повороту событий.

Фраза «нужно просто прекратить стрелять» красиво звучит с телевизионных экранов. Но это не стратегия

Примечательно, что в этот раз даже президентский имидж не сработал ‒ обычно же Владимир Александрович берет своих сторонников именно этой своей непосредственностью, которая показывает, что президент ‒ обычный человек, все мы, в конце концов, президенты, что у всех нас равные возможности (о совместной ответственности, правда, обычно не упоминается). А вот здесь его «извините, заболел» не только не вызывает сочувствия ‒ оно вызывает раздражение, поскольку только подчеркивает слабость.

И вообще все эти словесные конструкции (лечу, но в случае ухудшения (не дай Бог) ситуации ‒ обязательно вернусь!) должны всем напомнить ‒ нет, к сожалению, у него понимания того, как из всей этой истории выпутываться, нет у него никакой стратегии. Нет и никогда не было. Поскольку фраза «нужно просто прекратить стрелять» ‒ это не стратегия. Это красиво звучит с телевизионных экранов, это убеждает идти на избирательные участки тех, кто 5 лет верил, что война ‒ это личный бизнес Порошенко, однако реальность, как оказывается (неожиданно), немного отличается от телевизионной картинки, и замечательная красивая идея «просто не стрелять» оборачивается четырьмя погибшими. И вот уже эти погибшие ‒ на его совести, он за них отвечает. Не предыдущая власть. Это уже не их погибшие. Предыдущая власть делала свои попытки перемирия с агрессором, которые заканчивались примерно тем же. Но если ты не учишься на ошибках «предшественников» ‒ это же не проблемы предшественников, согласись.

Смертельная опасность

То, что один человек легко может проиграть войну ‒ не новость. Но так же не новость, что заложниками поражения становятся все

Несложно предположить, что теперь каждый шаг гаранта, каждое его заявление, каждое проявление слабости будут рассматриваться уже не в контексте его предвыборных обещаний, а в контексте его деятельности у власти. И здесь не стоит забывать простую вещь ‒ украинское общество традиционно готово к разочарованию в кумирах и свержению идолов, оно психологически настроено на скепсис и неверие. А вот готов ли к общественному скепсису новый глава государства, которое воюет шестой год? Он вообще находился когда-нибудь в ситуации, когда ему переставали хлопать? Когда публика оказывалась неблагодарной. Когда то, что он говорит, начинало массово «не заходить». Опять же, были бы это его проблемы ‒ не было бы о чем говорить. Но проблемы эти не только его ‒ проблемы эти так или иначе будут бить по всем нам, независимо от того, за кого мы голосовали и в чьи обещания этой весной мы верили. И здесь снова встает вопрос не о злорадстве, а об ответственности. То, что один человек легко может проиграть войну ‒ не новость. Но так же не новость, что заложниками поражения становятся все.

Самое противное, конечно же, что заложниками нашей тыловой «усталости от войны» являются украинские военные, в отличие от нас, не имеющие особого выбора, поскольку их работой является именно оставаться на линии фронта в войне, так утомившей многих украинцев. Это для нас мирные инициативы ‒ красивый щедрый жест, а для них они ‒ смертельная опасность. И вовсе не нужно быть «ястребом» и принадлежать к условной «партии войны», чтобы это понимать. В общем, убежден, что все все понимают. Просто некоторых устраивает худший вариант.

Сергей Жадан, поэт, прозаик, переводчик, общественный активист

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG