Доступность ссылки

Инцидент у храма. Как в Севастополе люди в рясах и камуфляже задерживали журналистов


В Севастополе в субботу, 2 ноября, люди в рясах и камуфляже задержали местных журналистов: бывшего главного редактора издания «Примечания» Виктора Ядуху и корреспондента Надежду Исаеву. Им вменяли попытку произвести фотосъемку на территории действующей российской военной части. В итоге журналисты провели в окружении лиц в камуфляжной форме более двух часов, после чего, дав объяснения прибывшему на место полицейскому, были отпущены. Корреспондент Крым.Реалии разбирался в деталях произошедшего инцидента.

О задержании на окраине Севастополя двух журналистов стало известно в субботу вечером, после того как Надежда Исаева начала вести прямую трансляцию на своей странице в социальной сети Facebook. На видеозаписи видно, как несколько молодых людей в камуфляжной форме, пытаясь не попасть в объектив камеры, сопровождают журналистов на пути к храму святых преподобномучеников Александра Пересвета и Андрея Осляби Радонежских.

В это же время коллега Исаевой Виктор Ядуха дискутирует с некоторыми людьми в камуфляже о границах военной части, в которых находится вышеупомянутая церковь. Журналист пытается доказать, что территория режимного объекта никак не обозначена и внутрь храма свободно заходят и выходят гражданские лица.

В рясах и камуфляже

«Надя готовила материал о несанкционированных свалках и попросила меня – как человека, у которого есть автомобиль – подвезти ее к месту, где, по нашей информации, имеется эта свалка строительного мусора, чтобы сделать фотографии. Мы свернули с Монастырского шоссе на развязке 5-го километра в сторону [мыса] Фиолент на второстепенную дорогу, подходящую к городскому кладбищу с юго-западной стороны, и увидели там эту церквушку, расположенную на пригорке с хорошим видовым местом», – рассказал Ядуха корреспонденту Крым.Реалии.

По словам Ядухи, Надежда Исаева вышла из автомобиля и направилась в сторону храма, где к ней подбежали двое парней в бордовых, расшитых золотом подрясниках, из-под которых виднелись камуфляжные штаны и форменные армейские ботинки. По мнению Ядухи, на дальнейшие действия молодых людей спровоцировал висящий у журналистки через плечо фотоаппарат, они вызвали начальство.

Пришли человек восемь мужчин, одетых в камуфляжную форму, с которой не считывались знаки отличия, и сказали нам, что мы нарушили правила пребывания на военном объекте
Виктор Ядуха

«Пришли человек восемь мужчин, одетых в камуфляжную форму, с которой не считывались знаки отличия, и сказали нам, что мы нарушили правила пребывания на военном объекте и поэтому они вызывают представителей правоохранительных органов. В этот момент я осмотрелся и увидел, что нас так незаметно взяли в кольцо, чтобы мы никуда не сбежали», – продолжает журналист.

Журналисты настаивают, что границы военного объекта визуально определить было невозможно – никаких условных обозначений о том, где начинается территория части, не было. Более того вымощенные дорожки, ведущие ко входу в храм, «вдаются» в городское кладбище. Об этом можно судить в том числе и по спутниковым картам.

Отметка храма на карте. Чуть ниже виден значок шлагбаума – там находится КПП военной части
Отметка храма на карте. Чуть ниже виден значок шлагбаума – там находится КПП военной части

Министерство обороны России оперативно эту информацию не прокомментировало. Никаких сообщений о возможном правонарушении, совершенном гражданскими лицами на территории объекта российского Минобороны, на официальных ресурсах не появлялось. Лишь несколько часов спустя помощник командира севастопольской 31-й дивизии ПВО по работе с верующими военнослужащими священник Александр Рева заявил «Новой газете», что храм является дивизионным, и поэтому фотографировать возле него запрещено. Однако к тому времени, говорит Ядуха, они и сами смогли найти эту информацию.

«После того как мы два часа простояли на улице, нам позволили зайти в храм погреться, и там на стене я обнаружил листик формата А4 в прозрачном файле, где очень мелким кеглем было написано, что это дивизионный храм, построенный в 2016 году по инициативе журналиста [ВГТРК Андрея] Кондрашова», – добавил журналист.

Храм преподобномучеников воинов Александра Пересвета и Андрея Осляби Радонежских на пригорке
Храм преподобномучеников воинов Александра Пересвета и Андрея Осляби Радонежских на пригорке

Последствия непредсказуемы

По словам Ядухи, спустя еще полчаса к храму подъехал полицейский автомобиль – сотрудник российской полиции взял с журналистов письменные объяснения, сфотографировал их документы, а также просмотрел галерею в их мобильных телефонах. Последнее служило доказательством того, что ни фото- ни видеосъемка территории военной части журналистами не велась.

Эту историю прокомментировал протодиакон РПЦ Андрей Кураев. По его словам, люди, с которыми общались журналисты, не являются священниками.

Это не рясы и не батюшки. Это солдаты-срочники, которых отпустили пономарить в храме при их воинской части
Андрей Кураев

«Это не рясы и не батюшки. Это солдаты-срочники, которых отпустили пономарить в храме при их воинской части», – заявил Кураев.

Оценивая возможные риски, связанные с данным происшествием, Ядуха считает, что они будут зависеть от разных факторов, в том числе и экономического характера.

«Учитывая историю этой свалки, у меня, например, есть основания полагать, что она существует на территории военной части на взаимовыгодных для начальства и девелоперов условиях. Я очень сомневаюсь, что территория части предоставляется для складирования строительного мусора безвозмездно. Поэтому я считаю, если вдруг по факту депутатских запросов (свалка была обнаружена севастопольским депутатом Вячеславом Гореловым – КР) или журналистских публикаций будет возбуждено, предположим, уголовное дело, то защищаясь военные могут предпринять в отношении нас какие-то шаги. Если же угрозы преследования они не почувствуют, то и к нам претензии вряд ли будут предъявлять», – подытожил Ядуха.

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG