Доступность ссылки

«Крым стал темным местом». Шведский политик – о полуострове и российских угрозах для Европы


Депутат парламента Швеции Мария Нильссон проводит семинары и дискуссии на тему аннексированного Крыма и привлекает внимание шведских политиков к проблеме российской агрессии в Украине. С 2001 по 2012 год Нильссон регулярно приезжала в Крым, где оказывала помощь детям-сиротам и изучала становление гражданского общества на полуострове. В интервью для Крым.Реалии политик рассказала, почему считает тему Крыма важной для Швеции, в какой помощи нуждается Украина и о том, как она наблюдала за становлением гражданского общества на полуострове.​

Мария Нильссон рассказала Крым.Реалии, что прошедшая 11 марта дискуссия стала ее третьим мероприятием в парламенте Швеции, на котором поднимали тему аннексированного Крыма и российской агрессии в Украине. По ее словам, в парламенте Швеции хорошо осведомлены о происходящем в Украине, в том числе – в аннексированном Крыму.

Она убеждена, что людям в Швеции необходимо напоминать о том, что происходит в Украине и аннексированном Крыму, поскольку «нельзя забывать о том, что в Европе сейчас идет война».

«Когда я пришла работать в парламент, у меня была идея провести несколько мероприятий на тему Украины и того, что там произошло – я имею в виду оккупацию Крыма и войну на востоке страны. Этот семинар стал третьим мероприятием, которое я провела в парламенте Швеции по поводу Украины», – сказала Мария Нильссон.

«Невозможно иметь конструктивный диалог с Россией»

После выступления в парламенте Швеции бывшего политузника Олега Сенцова и крымского правозащитника Абдурешита Джеппарова шведские политики и дипломаты узнавали их мнения по поводу того, чем эта страна может помочь Украине, в частности, аннексированному Крыму. По словам Марии Нильссон, для шведов важно получить ответы на этот вопрос у самих крымчан.

Что мы можем сделать для Крыма? Мы можем говорить о санкциях против России, сфокусироваться на заключенных, но что еще?

«Что мы можем сделать для Крыма? Я думаю, нам нужно направление. Мы можем говорить о санкциях против России, сфокусироваться на заключенных, но что еще? Я думаю, что, когда мы задаем вопросы: «Что мы можем сделать, чтобы поддержать Крым?», нам нужно спросить у тех, кто там живет или работает с проблемами полуострова. Швеция делает акцент на гуманитарной помощи и проблемах с правами людей, и мне лично кажется, что мы не можем сфокусироваться только на диалогах, потому что невозможно иметь конструктивный диалог с Россией», – отметила депутат парламента Швеции.

Во время дискуссии Марии Нильссон передали книгу «Крымский репортаж» журналиста, автора Крым.Реалии Николая Семены, которую он подписал для библиотеки парламента Швеции. Депутат шведского парламента считает, что уголовное преследование Николая Семены является примером того, как Россия борется со свободой слова в Крыму.

Депутат парламента Швеции Мария Нильссон в своем офисе в Стокгольме с книгой журналиста Николая Семены «Крымский репортаж»
Депутат парламента Швеции Мария Нильссон в своем офисе в Стокгольме с книгой журналиста Николая Семены «Крымский репортаж»

«Я очень благодарна за эту книгу. Это личное свидетельство того, что сейчас происходит в Крыму с журналистами. С помощью этой книги мы сможем больше узнать о том, как Россия нарушает права человека в Крыму», – отметила она.

По мнению Марии Нильссон, нужно усиливать санкции против России из-за аннексии Крыма и агрессии на Донбассе. Также Украина, по ее словам, нуждается в поддержке демократических преобразований, в развитии налогового сектора, в борьбе с коррупцией, обучении украинских военных.

В Украине некоторые люди придерживаются мнения, что страны, пережившие Вторую мировую войну и советскую оккупацию, лучше понимают угрозу из-за агрессии России. Отвечая на вопрос, можно ли предположить, что люди в Швеции не вполне понимают, что такое война, Мария Нильссон отвечает: «Да, это на сто процентов правда».

У нас – двести лет мира. Мы были нейтральны во время Второй мировой войны. Мы не знаем, что такое агрессия, оккупация

«У нас – двести лет мира. Мы были нейтральны во время Второй мировой войны. Мы не знаем, что такое агрессия, оккупация. И поэтому у нас нет понимания того, до какой степени опасно то, что сейчас происходит. Если сравнить с Финляндией, Норвегией, Данией – у них другая история, и я вижу, как это влияет там на людей», – говорит политик.

Мария Нильссон отмечает, что российская пропаганда является проблемой для Швеции.

«Вы можете смотреть Russia Today на кабельном телевидении, если вы этого хотите и если платите за это. Но я бы сказала, что большая часть пропаганды поступает из интернета и социальных сетей. Наша секретная служба в ежегодном отчете отмечает три страны, которые, по мнению Швеции, слишком активно действуют в информационном поле. И одной из этих стран всегда является Россия. Мы не можем быть наивны и не видеть, что Россия пытается влиять на жителей Швеции, чтобы как-то повлиять на нашу стабильность. Мы видели, как это происходит с другими странами, и я уверена, что это происходит и здесь», – сказала она.

«Крым – это темное место, никто не знает, что там происходит»

Мария Нильссон несколько раз бывала в Крыму до российской аннексии. Впервые она приехала на полуостров в 2001 году, когда, будучи студенткой, участвовала в благотворительном проекте по оказанию помощи детям-сиротам. После этого Нильссон приезжала в Крым почти каждый год: много времени проводила в Керчи, бывала в Симферополе, Севастополе, Ялте, Бахчисарае, Алуште. В последний раз она приезжала на полуостров в 2012 году. По словам Нильссон, за эти годы она наблюдала за тем, как менялось сознание крымчан.

Шаг за шагом, революция за революцией, я видела, как крымчане все больше понимали важность демократических изменений

«Когда мы впервые приехали в Крым, я была студенткой, политологом. Это был период президентства Кучмы – не совсем демократический режим, если можно так сказать. Потом была Оранжевая революция, Янукович, Майдан, оккупация Крыма. В первый приезд в Крым у меня сложилось впечатление, что людям нравился «сильный лидер» – такой, как Владимир Путин. Шаг за шагом, революция за революцией, я видела, как люди, с которыми я общалась в Крыму, все больше понимали важность демократических изменений, они понимали, что (в России – КР) нет демократии, там нарушают права человека», – рассказывает шведский политик.

Сейчас в Украине лучше понимают роль гражданского общества. Это хороший процесс

«Я писала диссертацию на тему развития гражданского общества в Крыму, исследовала работу общественных организаций в 2005 году и видела, что много негосударственных организаций на самом деле финансировались государством, чего быть не должно. Но после Оранжевой революции в Крыму, и в целом в Украине, я наблюдала становление гражданского общества, которое знает свои обязанности, критикует власть. Сейчас в Украине лучше понимают роль гражданского общества. Это хороший процесс», – говорит она.

Депутат парламента Швеции Мария Нильссон в своем офисе в Стокгольме
Депутат парламента Швеции Мария Нильссон в своем офисе в Стокгольме

Мария Нильссон отмечает, что замечала и другие изменения в Крыму, например, улучшение состояния дорог, развитие инфраструктуры: «Когда я в первый раз приехала в Керчь, то за покупками мы ходили на рынок. В последний мой приезд мы уже делали покупки в больших супермаркетах. Было видно развитие города».

Также она наблюдала за тем, как на протяжении нескольких лет менялось отношение крымчан к иностранцам.

Я видела, как между Украиной – в частности, Крымом – и Европой становилось больше связей

«Поначалу было удивление: «Что? Ты из Швеции?» Были люди, которые вообще впервые встречали человека, приехавшего из Северной Европы. А в последний приезд люди реагировали проще: «О, ты из Швеции? Отлично!» Я видела, как между Украиной – в частности, Крымом – и Европой становилось больше связей. Была заметна глобализация, и это еще одна причина, почему так жаль, что произошла оккупация Крыма. Теперь это какое-то темное место, и никто не знает, что там происходит. Это как Приднестровье, Молдова: уже лет тридцать никто не знает, что там происходит», – говорит Нильссон.

«Крымские татары – это символ Крыма»

По словам Марии Нильссон, одним из самых ее любимых крымских городов является Бахчисарай, где она бывала несколько раз. Вспоминая о городе, она говорит о культуре крымскотатарского народа и преследовании крымских татар после аннексии на полуострове.

«То, что сейчас происходит с крымскими татарами, – это, безусловно, репрессии. Меня пугает то, как Россия сейчас использует тезис о том, что мусульмане могут быть опасны. Они используют это, чтобы бороться с крымскими татарами. Это невероятно, это опасно. Для меня крымские татары – это символ Крыма. Крым – их дом», – отмечает Нильссон.

В Керчи хорошо ощущалось наследие СССР, я этого не чувствовала в других украинских городах

Вспоминая о крымских городах, шведский политик отмечает: когда впервые приехала в Керчь, ей рассказали, что в советские времена это был закрытый город, в который не пускали иностранцев. По ее словам, она ощущала в этом городе отголоски советского прошлого.

«В Швеции нет такого понятия – «закрытый город». Это чуждое понятие для нас, но так было в Советском Союзе. В Керчи хорошо ощущалось наследие СССР, я этого не чувствовала в других украинских городах. Я бывала в Одессе, Харькове, и такого не было. А тут чувствовалось такое давление, как в СССР. Я надеюсь, что когда-нибудь Керчь освободится не только от российской оккупации, но и от наследия Советского Союза», – говорит Мария Нильссон.

Справка: в парламенте Швеции 11 марта прошла дискуссия на тему «Дорожная карта для будущего Крыма», на которой обсудили ситуацию на аннексированном полуострове и возможные последствия российской агрессии в Украине в контексте безопасности Европы.

На встречу с бывшим политузником Олегом Сенцовым и крымским правозащитником Абдурешитом Джеппаровым были приглашены шведские политики, представители министерства иностранных дел, исследовательских центров, гуманитарных организаций, а также посольства Украины в Швеции, послы Швейцарии, Грузии, Эстонии.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG