Доступность ссылки

Синавер Кадыров: «Задача оккупационной власти – через террор вытеснить коренное население из Крыма»


Обыск в Крыму, 27 марта 2019 года

27 и 28 марта российские силовики проводили обыски и задержания крымскотатарских активистов в Крыму и российском Ростове-на-Дону. Было проведено не менее 25 обысков, задержано 23 человека. Представители российской власти называют задержанных «рядовыми членами и главарями» международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир», запрещенной на территории России.

Что такое «Хизб ут-Тахрир»? И почему она запрещена в России, а в Украине – нет? Является ли организация «экстремистской»? Имели ли задержанные отношение к «Хизб ут-Тахрир»? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили религиовед, кандидат философских наук Руслан Халиков, исламовед Роман Назаренко и крымскотатарский активист, правозащитник Синавер Кадыров.

– Руслан, расскажите об организации «Хизб ут-Тахрир».

Халиков: На территории Российской Федерации «Хизб ут-Тахрир» запрещена. Она рассматривается как нечто среднее между политической партией и религиозной организацией. Она не просто признана «экстремистской», она входит в список «террористических» на территории России.

На самом деле никаких терактов они не проводили и вроде как не собирались. Эта партия возникла довольно давно, в средине ХХ века. Одна из ее целей – ответ появлению Израиля как иудейского государства. Палестинцы, которые первоначально входили в «Хизб ут-Тахрир», поддерживали в этом конфликте палестинскую сторону. И до сих пор «Хизб ут-Тахрир» имеет антиизраильскую позицию.

​В 2003 году в России запретили больше десятка исламских организаций. «Хизб ут-Тахрир» была одной из них. Несмотря на то, что эта организация продвигает идеи исламизации и восстановления халифата – исламского правления в исламских государствах. Тем не менее россияне считают ее террористической.

Но это связано с региональным контекстом. Россияне запрещают те организации, которые запрещены или преследуются в дружественных для России странах.

В России была антиисламская кампания в связи с началом «Аль-Каиды», еще в Афганистане начиналась война, не так давно были теракты в США, в России не так давно была Чеченская война. То есть скопом все активные мусульманские организации запретили. Это был контекст запрета. Потому что «Хизб ут-Тахрир» терактов или призывов к свержению власти не вели в России или в Украине.

Руслан Халиков, религиовед, кандидат философских наук
Руслан Халиков, религиовед, кандидат философских наук

Назаренко: Я соглашусь с Русланом. Единственное, что когда мы говорим о ситуации, которая произошла в Крыму, я бы разделял религиозный и политический аспект. Запрет организации «Хизб ут-Тахрир» дает зеленый свет «власти» придушивать любые голоса свободомыслия, которые проявляются в Крыму.

Запрет «Хизб ут-Тахрир» – это хороший инструмент и диктаторский способ запугивания других
Роман Назаренко

Запрет «Хизб ут-Тахрир» – это хороший инструмент для запугивания людей, придушивать голоса, это диктаторский способ и инструмент запугивания других. Поэтому я хотел бы выразить солидарность крымским татарам, которые сейчас пребывают под многочисленными обысками, разного рода давлением. Выражаю им поддержку.

С богословской точки зрения к организации «Хизб ут-Тахрир», может, есть некоторые вопросы, но если говорить о Крыме, я уверен, что это инструмент политического давления.

– Руслан сказал, что одна из целей этой организации – восстановление халифата. Каким образом эта организация собирается его восстанавливать?

Назаренко: Идея в том, чтобы восстановить «чистый» ислам. Я знаю, что эта организация имеет своеобразные отношения с другими мусульманскими общинами и другими религиозными управлениями.

Есть управления, которые более открыты к общению с другими. «Хизб ут-Тахрир» – это организация, которая видит восстановление халифата в установлении исламских правил как господствующего элемента в государственном строю. Это не очень соответствует тем приоритетам и ценностям, которые исповедуют другие мусульманские общины, в частности в Украине.

«Хизб ут-Тахрир» – это не та организация, которая проповедует терроризм, смерть, но она стоит на возобновлении справедливого исламского образа жизни, как они это называют, в мусульманских странах.

– Руслан, что это за методы? И чем «Хизб ут-Тахрир» отличается от фундаменталистских исламистских группировок, того же ИГИЛ?

Халиков: «Хизб ут-Тахрир» – как из их названия следует, это скорее политическое движение, нежели боевое. Они себя позиционируют как партию, но в парламентской жизни они участия не принимают. Они предполагают принимать участие в политической жизни в мусульманском обществе и не принимать участия в политической жизни в немусульманском обществе. То есть их идеология рассчитана на мусульманские страны и на просветительскую работу.

Я согласен с Романом, мы обсуждаем «Хизб ут-Тахрир», но это не значит, что люди, которых поймали в Крыму, имели отношение к этой организации. Подбрасывать литературу при обысках – тоже известный метод.

– Роман, с началом аннексии Крыма вы наблюдаете какую-то радикализацию религиозную, политическую крымских татар? Растет ли популярность таких организаций, как «Хизб ут-Тахрир»?

Назаренко: Я сам в Крыму прожил 16 лет, мне эта ситуация близка. Мне кажется, сейчас сложно определить мусульманскую религиозную карту в Крыму. Раньше это были организации в составе Украины. После аннексии одна конфессия четко показывает свои пророссийские взгляды, понимает, что ей нужно существовать при новой «власти».

Важно понимать, что в исламе религия и политика, и культура тесно переплетены
Роман Назаренко

Но есть другая категория мусульман, которые пытаются стоять в оппозиции. Важно понимать, что в исламе религия и политика, и культура тесно переплетены. Я бы не сказал, что крымские татары или мусульмане там радикализируются. Они скорее объединяются, пребывая под давлением. А к мусульманам, которые поддерживают нынешнюю власть, отношение немного другое.

– Синавер, имеют ли задержанные люди в Крыму и в Ростове-на-Дону какое-то отношение к «Хизб ут-Тахрир»?

Кадыров: Оккупационная власть не ставит перед собой задачу доказать, являются они членами «Хизб ут-Тахрир» или нет. В большинстве случаев мы видим просто голословное утверждение, что это «Хизб ут-Тахрир» только по той причине, что это запрещенная в Российской Федерации организация.

Мог ли Меджлис призвать откреститься от этой организации или не участвовать? Для этого нужно, чтобы «Хизб ут-Тахрир» публично о себе заявил. В этом случае можно дискутировать. Но с точки зрения права – это свобода совести.

Синавер Кадыров, крымскотатарский активист, правозащитник
Синавер Кадыров, крымскотатарский активист, правозащитник

– А как Меджлис крымскотатарского народа относится к движению «Хизб ут-Тахрир»?

Самую основную задачу, которую поставила перед собой оккупационная власть – через террор вытеснить коренное население из Крыма или запугать
Синавер Кадыров

Кадыров: Он не очень приветствует, потому что они чаще способствовали оттягиванию крымскотатарского народа от участия в политической жизни, в его политической борьбе за свои права.

– Вы эти обыски, задержания связываете с политическими или религиозными мотивами?

Кадыров: Здесь меньше всего религиозных мотивов, в первую очередь и самую основную задачу, которую поставила перед собой оккупационная власть – через террор вытеснить коренное население из Крыма или запугать.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG