Доступность ссылки

«Шпиономания накрывает журналистику». Соцсети о деле российского журналиста Сафронова


Не успело российское журналистское сообщество перевести дух после суда над Светланой Прокопьевой, как стало известно о задержании еще одного журналиста –​ на этот раз по делу о государственной измене.

Иван Сафронов много лет писал о российской космической и оборонной промышленности для газет "Коммерсантъ" и "Ведомости". Всего два месяца назад он перешел на работу в Роскосмос, на должность советника Дмитрия Рогозина.

Алена Вершинина

Кажется, что в России продолжается бессрочная акция: один день - один журналист.

Тимур Олевский

Да, черт. Только одного их этой пасти достанешь, она тут же другого хватает. Чтобы рот был все время занят.

Елизавета Маетная

За два месяца, видать, сумел узнать все гостайны и изменить родине( Что вообще творится?

Николай Травкин

Что секретного мог услышать Иван Сафронов за 2 месяца работы у Рогозина? Ну, кроме бреда про колонизацию Луны? Но и это не секрет, он Путину об этом вслух по телевизору рассказывал.

В Роскосмосе вскоре заявили, что задержание Сафронова не связано с его работой в этом ведомстве. По официальной версии следствия, Сафронов в ходе своей журналистской работы собирал и передавал спецслужбам НАТО секретные данные "о военно-техническом сотрудничестве, обороне и безопасности Российской Федерации". Утверждение, что Сафронова завербовали чешские спецслужбы, показалось многим крайне неправдоподобным.

Наталья Маршалкович

Следствие считает, что Сафронов был завербован в 2012 году чешскими спецслужбами. То есть, в возрасте 22 лет, свеженький выпускник Вышки. Но кого волнует логика

Павел Пряников

Дождался версии КГБшников про Ивана Сафронова: якобы в 21 год его завербовала чешская разведка.
Надо себе представлять современную городскую молодёжь в возрасте 21 год, чтобы понять – это делирий КГБшников.
А главное – повторюсь в очередной раз: никакой «госизмены» в России не может быть до тех пор, когда половина элиты (если уже не вся элита из 100 тыс. высших семей) имеет дома, ВНЖ и гражданство, капиталы в «странах враждебного НАТО», когда их семьи проживают на «территории вероятного противника». Когда 95% всей собственности в России выведено в офшоры.
Любого элитария тогда, по этой схеме, можно брать из СовБеза, АП, Правительства, Госдумы, СовФеда и т.п. и судить за «госизмену».

Зазвучали и версии, что дело Сафронова - своеобразный ответ Чехии за дипломатические скандалы последних лет.

Александр Морозов

Это драматичная история. Дело в том, что - вы этого не читали, - в периферийных российских (донбасских) медиа циркулирует такое объяснение сноса памятника Коневу: сделал это нынешний староста Праги 6 Ондржей Коларж. Но не сам - а по наущению отца. Отец его - известный чешский дипломат, был послом в США, а затем в Москве (до декабря 2012 г.). ФСБ считает, что памятник Коневу снесли по плану, разработанному американской фирмой, в которой сейчас работает Коларж-старший.
А на другом конце этого коромысла - судьба Ивана Сафронова. Он 1990 г.р. Его отец погиб в 2007 году. Поскольку ФСБ уже заявил, что Сафронов-мл., якобы был завербован в 2012 году, то из него будут выбивать факт общения с послом Чехии в РФ Коларжем.
Чего в настоящий момент Сафронов-мл. не помнит. Поскольку ему тогда было 22 года и он ходил, как все журналисты, на приемы в разные посольства.
А "послание" российских спецслужб и В.Путина чешскому правительству уже хорошо читается в аресте Сафронова.
Это очень грязный ответ Кремля на снос памятника ценой свободы, - я совершенно в этом не сомневаюсь, - невиновного человека.

Остап Кармоди

История с Сафроновым, якобы завербованным чехами, - очевидная показательная месть за Конева и позорную историю со стуком российских дипломатов в Праге друг на друга.

В том, что дело, как и в случае с историей Ивана Голунова, целиком и полностью сфабриковано, многие не сомневаются.

Александр Коляндр

Я так понимаю, Сафронов передавал разведке НАТО рецепты наркотиков Голунова.

Андрей Солдатов

Дело против Ивана Сафронова -- это абсолютно новый уровень репрессий против журналистики в стране. До 2012 года было практически непредставимо обвинить журналиста в госизмене, поскольку журналисты по определению не имеют доступа к гостайне, и ФСБ приходилось очень ухищряться, чтобы привлечь журналистов по этой статье. Когда редакция статьи изменилась по просьбе ФСБ, стало понятно, что правила поменялись. Однако тогда бытовало мнение, что жертвами новой редакции статьи станут скорее эксперты, чем журналисты.
Сегодня стало ясно, что это не так, и ФСБ дала нам это понять максимально публично. Я могу придумать лишь одно объяснение, почему это происходит -- нам объясняют, какие еще важные для общества темы теперь закрыты для всех, кроме "тех, кому положено."

Федор Крашенинников

Сама идея, что журналист это потенциально хороший агент — она из давно ушедшего прошлого, когда не было интернета и даже для того, чтоб узнать, что вообще говорят и пишут в столице соседней страны туда надо было засылать специально обученного человека. Современная разведка добывает 90 (если не больше) процентов информации из открытых источников и вся хитрость в анализе данных. Это не сегодня появилось, есть хрестоматийная история как благодаря фотографии в советском журнале в ЦРУ вычислили ядерный центр под Челябинском — внимательно разглядели пульт на снимке, и это при том-то качестве!
Вербовать имеет смысл какого-то тихого чиновника или специалиста, который вовсе не ходит на приемы в иностранные посольства и вообще ведет самый тихий образ жизни. Когда у нас тут не так давно задержали польского агента в полпредстве — я в это вполне верю. Во всяком случае, мало кому известный и внешне совершенно лояльный клерк в полпредстве — это вполне себе прикрытие. Даже если речь идет о политической разведке, то интерес представляет как раз внешне совершенно провластный человек, с которым без подозрений готовы общаться представители элиты. Журналист оппозиционных или хотя бы умеренных взглядов в этом деле мало интересен, а уж байки про то, что легально и открыто ходящие на приемы в иностранные учреждения журналисты и активисты и есть те самые секретны агенты — это совсем для дурачков.
Если почитать литературу про настоящих агентов разведок (а не худлит и не конспирологию), то все это очевидно. Первое правило для агента — менее всего походить на агента и уж тем более стараться не попадаться на глаза спецслужбам страны пребывания своей чрезмерной политической активностью.

Я все это пишу к тому, что дело Сафронова выглядит абсолютной чепухой, придуманной какими-то любителями дешевых романов.

Павел Аксенов

Журналисты госизменниками не бывают. Госизменниками бывают те, кто сажает журналистов.

Многие наблюдатели связывают задержание Сафронова с заметкой, которую он опубликовал в газете "Коммерсантъ" в 2012 году - и отмечают, что стандартов журналистской работы эта публикация не нарушала.

Владимир Осечкин

«СУ-35 укрепят египетскую силу». Эту статью Ивана Сафронова и Александры Джорджевич редакция «Коммерсанта» сняла после наката со стороны спецслужб. Оба её автора в Коммерсанте не работают. Правда, Сеть сохранила следы этого большого материала и легко восстановить картину. Некие 2 источника, связанные с Минобороны и Рособоронэкспортом, слили Ивану и его коллеге информацию об успешном заключении контрактов на поставку вооружения на миллиарды долларов. США после этого вмешались и часть сделок была сорвана. Ну и какой тут шпионаж? Какие-то неумные или наоборот, умные и совестливые чиновники дали журналисту информацию и он ее опубликовал. Дальше что?! Заламывать руки и брать под стражу?!!!

Ольга Романова

Что сделал Иван? Иван выполнил свой журналистский долг.
Есть такой старый избитый тест для первокурсников журфака: ты приходишь на интервью с министром обороны, он отлучается в туалет, и тут ты видишь, что у него на столе лежит приказ об объявлении войны завтра.
Твои действия?
Если ты журналист, то не может быть никаких иных действий, кроме как сообщить эту общественно значимую информацию людям. Это твой долг.
А правда это или неправда - это пусть министр обороны отвечает. Был стол, на нем был приказ. Точка, никаких влажных фантазий.
А долг министра обороны - хранить секреты, если это секрет. Судить, если что, надо министра.
Это как с врачом и солдатом. Солдат уничтожает противника, это его долг. Врач лечит раненного, будь он хоть кто. Это его долг. Врача за это не должны судить - ни за то, что он помогает врагу, ни за пособничество террористам.
Каждый выбирает по себе. И профессию, и долг.
Ассанж рассказывает обществу чужие секреты. Вне зависимости от того, кому это на руку - Путину, Трампу или еще кому. А тот, кому эти секреты были доверены, обязан был их хранить. Сноудена спросите, если что.
Журналист Иван Сафронов опубликовал информацию о поставках в Египет нашего оружия?
Информация не подтвердилась? Увольте его.
Информация подтвердилась, и это был секрет? Ищите того, кто этот секрет выдал, чья работа - не выдавать секреты. Кто за это зарплату получает.
Сами себя сажайте, эй, там. Чемезова, например. От него же утекло.

Солидарна с этой оценкой ситуации и героиня предыдущего дня.

Светлана Прокопьева

Вот опять, журналист против силовиков.
И вопрос, кто должен хранить гостайну и отвечать за утечки: те, кто к ней допущены и связаны по роду деятельности, или журналист, чья задача - поднимать общественно-значимые темы?

Слова, сказанные Светланой в суде, цитирует Сергей Пархоменко:

Ну, значит теперь будем сражаться за жизнь Ивана Сафронова.

И опыт, приобретенный за этот год, пока участвовали - каждый в меру своих сил - в драке за жизнь Светланы Прокопьевой, очень тут пригодится.

Еще раз:
«Репрессии развиваются постепенно. Невозможно предугадать, когда ограничение прав и преследование инакомыслия превратится в концлагеря и расстрелы. (...) Именно поэтому и нужна свобода слова — чтобы вовремя забить тревогу...» - сказала Светлана Прокопьева в последнем слове на своем процессе в Псковском суде.

Угрозы со стороны власти все более наглые и абсурдные, но от того не менее реальные: степень жестокости карателей только растет. Поэтому чтобы отстоять жизнь невиновных людей, нужно все большее напряжение сил, и риск все выше.

Сейчас нам снова скажут - "разбираются, потерпите", а также "сидите тихо, а то хуже будет", "начальство не любит, когда вы недовольны: улыбайтесь". Те же самые, кто раньше говорили, этими же своими грязными ртами, так же зыркая вбок бесстыжими своими мутными глазами, скажут опять.

То же самое еще раз им и ответим.

Евгения Альбац

В чудовищные жернова попал Ваня Сафронов. Одна надежда, что гражданской части в Кремле снова проснется благоразумие — как проснулось в случае с приговорами Кириллу Серебренникову с подельниками и со Светланой Прокопьевой.

Невозможно было не вспомнить, что отец Сафронова, тоже писавший об оборонной промышленности, погиб при довольно странных обстоятельствах.

Катерина Гордеева

...Немного про Ивана: главная часть его биографии —10 лет в газете «Коммерсантъ» золотого времени. Работал Сафронов в отделе политики, он лучше всех в стране писал про то, что творится в российском оборонном комплексе. В прошлом году в Коммерсе был скандал (из-за заметки о возможной отставке Валентины Матвиенко), Сафронова уволили. Он пошёл в Ведомости, но и там руководство сменилось так, что работать стало невозможно. И в мае этого года, то есть, совсем недавно, Иван пошёл на госслужбу, в Роскосмос, стал советником по информационным вопросам.
В каком-то смысле Иван Сафронов — «сын полка Коммерсанта». Его отец, тоже журналист, Ивана Сафронов, тоже работал в Коммерсе. И лучше всех писал про оборонку. Он погиб в 2007-м году при загадочных обстоятельствах (выпал из окна), заметка над которой Сафронов-старший тогда работал, не вышла.

Эльмир Валеев

Смотрите, какая история.
Был такой Иван Иванович Сафронов. В 1979 году закончил Военную академию, полжизни прослужил в армии, с 1993 года работал в пресс-службе ВКС России. В 1997-м уволился в звании подполковника, после чего стал журналистом "Коммерсанта", и писал, естественно, про ВПК.
В 2007 году Иван Сафронов подготовил материал о тайных поставках российских самолётов и зенитных комплексов в Сирию и Иран через третью страну. По информации его коллег, материал был практически готов, но в итоге никто его так и не увидел - 2 марта Сафронов внезапно выпал из окна лестничной площадки (!) своего подъезда. Причём с пятого этажа, хотя жил на третьем. Бросив только что сделанные покупки в магазине прямо на лестничной площадке.
У Ивана Ивановича осталось двое детей, дочь и сын - тоже Иван Иванович. И тот тоже пошёл в журналистику, тоже начал писать в "Коммерсант" о ВПК. Год назад, 18 марта 2019 года, в "Коммерсанте" вышла статья Сафронова о планах поставок российских истребителй Су-35 в Египет. "Рособоронэкспорт" всё отрицал, а в июне против "Коммерсанта" даже было возбуждено дело. В итоге статья с сайта издания исчезла, а сам Сафронов уволился из редакции в мае вместе со всем отделом политики. Поводом тому послужил его материал о возможной отставке Матвиенко.
А спустя год ситуация получила, так скажем, развитие. В мае 2020 "Вести" сообщили, что в России начали строить те самые Су-35 для Египта - причём контракт, по их информации, был заключён в 2018-м. А сегодня, 7 июля, ФСБ арестовали Сафронова по обвинению в разглашении гостайны.

Демьян Кудрявцев

У этих двух Сафроновых было редкое свойство - они были патриоты, и любили предмет своих изысканий — российский военпром. Ваня искренне хотел, чтобы даже у Рогозина получилось. Ваня не только прекрасный журналист, но и удивительно порядочный, добрый, красивый человек, что было видно, в частности, в том, как он уходил из Коммерсанта, в том, как он приходил и покидал «Ведомости». Предъявления Ивану обвинений - подлость, низость системы, которая обязана, но не готова быть прозрачной даже по отношению к дружелюбному, внимательному и неравнодушному взгляду. Ваня не виноват в госизмене, но она происходит - государство изменилось и вот оно добралось до самых лучших своих детей, чтобы их сожрать.

Анна Голубева

Просто как в кино. На смену одному Иван Иванычу Сафронову приходит другой Иван Иваныч - и все повторяется. Потомственная кость в горле у этой ржавой костерезки.

Утром того же дня состоялся обыск у главного редактора издания "Холод" Таисии Бекбулатовой, которая была близко знакома с Иваном Сафроновым.

Настя Лотарева

Вы думаете, что за вами не придут, но они придут.

Кирилл Артеменко

За последние две недели ад вокруг журналистов сгустился максимально

Илья Клишин

Предложения по актуализации российских СМИ:‬

‪- Афиша репрессий‬
‪- Эхо судилищ‬
‪- Дождь пуль на полигоне ‬
‪- Сноб за колючкой‬
‪- Мел на асфальте ‬
- Коммерсант на киче
‪- Холод колымских лагерей‬
‪- Медуза кусает не так больно, как НКВД‬
‪- The Village: Ужасы нашего городка ‬
- Полка томов уголовного дела
‪- Медиазону переименовывать не надо‬

Кирилл Мартынов

Может быть, дело Ивана Сафронова станет точкой, которая определит историю страны. У общества нет сейчас сил, чтобы отвечать сейчас на такое явное издевательство над человеком, и момент может быть упущен: такие дела против журналистов и любых других людей поставят на поток. Железное небо над Россией закрывается.

Виктор Шендерович

Трудно придумать что-нибудь нагляднее для описания путинского времени, чем судьба двух Иванов - отца и сына Сафроновых, честных людей, журналистов, патриотов своей страны... Старший убит (исполнители инсценировали самоубийство), младший оклеветан и задержан по обвинению в государственной измене. Заказчики этих мерзостей обитают, с большой вероятностью, неподалеку друг от друга, в одних и тех же властных коридорах... Можно предполагать и близкие мотивы: месть или опаска разглашения собственных преступлений.

Вынужден повторить в сотый раз: сегодняшнее "государство" - это стыдливый эвфемизм. Государство давно сгнило изнутри и лежит в трухе. Мы в заложниках у воров и убийц, захвативших государственные инструменты. И если кого-то из нас еще не посадили или не убили, то только потому, что ИМ это еще не показалось целесообразным.

На вопрос: что делать? - отвечаю со всем отчаянием: не знаю. Но вот чего точно не надо делать, так это уговаривать себя, что мерзкое время, в котором мы пытаемся жить, как-то само собой пройдет и рассеется, превратится во что-то более или менее терпимое... Не пройдет. Не рассеется. И будет только ужесточаться, по мере вымывания остатков народной эйфории...

Повторяю: у них просто нет другой повестки для нас, кроме силовой. Они проиграли все, кроме возможности лгать, воровать и наказывать тех, кто мешает им это делать.
Они подрагивают в "сознаньи беззаконья своего". Торопливое объявление Путина пожизненным правителем было игрой ва-банк и развязало им руки: назад дороги нет. А демонстративный жесткач, разумеется, поможет положить вниз лицом остатки общества.
Этим они сразу и занялись.

Журналисты - те, кто ежедневно мешает им лгать и воровать - в серьезной группе риска. Мы должны крепко взять это в голову и жить дальше в соответствии с этим ясным пониманием. А там уж персональный выбор каждого - бороться ли, ссучиваться, маргинализироваться, уезжать, учиться проходить между струйками... Никому не советчик.

Впрочем, один хороший совет прозвучал давно, на одном из прошлых витков российского беспредела:
- Главное - не теряйте отчаяния.

Иван Павлов

Уважаемые журналисты, вот волна шпиономании добралась и до вашей корпорации. Обвинение в госизмене в адрес Ивана Сафронова -- первый случай обвинения по этой статье журналиста почти за 20 лет. До этого за госизмену в России был осужден журналист Григорий Пасько в 2001 году, которого я защищал. От того, как вы сейчас отреагируете на этот удар зависит многое, в частности то, превратятся ли обвинения журналистов в госизмене в тренд современной России, как это стало с учеными. От вашей реакции сейчас, как в случае с делом Ивана Голунова, зависит судьба не только вашего коллеги, но и журналистской профессии в России. А адвокаты, надеюсь, знают и сделают своё дело.

Илья Красильщик

интересно, сколько моих друзей, знакомых и френдов уже обыскивали, допрашивали, арестовывали и судили.

Елизавета Осетинская

За Ивана Сафронова (и Таисию Бекбулатову, если ей это тоже грозит) надо бороться, как в последний раз. В этом деле все будет оправдываться секретностью: обстоятельства - тайна, заседания - закрытые, адвокаты под подпиской. Был человек и нету. Иначе всех сожрут поодиночке, и следа не останется, как в 37м.
Я-Мы Иван Сафронов

Алексей Крижевский

Я, честно сказать, немного переиграл во все это в 2012-м, когда серьезно подключался к движу. С тех пор опасливо подхожу к любому поводу, по поводу которого коллективный Галич строго спрашивает меня, могу ли выйти на площадь. Нет, за Голунова ходил, потому что несправедливо и <кошмар>, и к Малобродскому с Серебренниковым — потому что несправедливо и <кошмар>. Но Прокопьева и Сафронов — это же классическое "когда пришли за мной, некому было сказать голос в мою защиту". Это касается лично меня, как когда-то хорошо писал один бывший хороший писатель, а ныне патриот.

Марианна Максимовская

Я проработала в журналистике почти тридцать лет и делала репортажи, кажется, на все возможные темы. В том числе, и на темы, которые находятся где-то в области интересов спецслужб. И хочу выразить свое личное мнение - если закон позволяет судить журналиста, который не является хранителем гостайны и не давал подписки о неразглашении, по статье о госизмене - значит, надо менять и уточнять этот закон. Иначе под него можно подвести буквально всё и всех. И не только Ивана Сафронова.

Юрий Сапрыкин

От сумы и до тюрьмы - только вечное Я/МЫ

С заявлениями в поддержку Сафронова выступили "Коммерсантъ", "Медуза", The Bell и другие издания, а также премии "Редколлегия" ​и "Профессия - журналист".

Алена Попова

Я поддерживаю заявление Коммерсантъ по Ивану Сафронову. И всем хочу сказать одно: свобода слова и защита этой свободы-это то, что помогало все эти 20 лет мракобесия имперского хотя бы как-то высвечивать проблемы обычных граждан РФ, невинно осуждённых людей, простых граждан, которым ломают жизнь мальчики в погонах и друзья монарха, это то, что хоть как-то защищало всех, кто просто живет в России. <...>

Когда мочат журналистов, меньше становится слышно о тех, кто борется со злом. Этого и добивается гнилая системка. Тишина-это просто мечта для любого зла. В тишине можно убивать, избивать, скрывать, унижать. Тишина помогает сделать из людей молчунов. Тишине всегда мешает публичность. Не убьёшь блогера просто так. Надо же! Не сломаешь руку просто так. Поэтому системка пыталась прессу купить. А-нет. Остались ещё те журналисты, которые реально журналисты, а не челядь. Сюрприиииз!

На Лубянке прошли одиночные пикеты, в ходе которых задержали нескольких журналистов и заодно Ксению Собчак.

Николай Подосокорский

Все-таки Собчак удивительна своей способностью вызывать к себе каждый раз новые чувства - от глубочайшего презрения и омерзения до восхищения и благодарности. Вот сейчас бы и другим селебрити подтянуться - шум был бы такой, что мало никому не показалось.

Между тем наиболее принципиально настроенные комментаторы не могут простить Сафронову работы в Роскосмосе.

Леонид Гозман

Читаю про Сафронова, что он хороший журналист и надежный друг - верю. Не доверяя ФСБ ни на грош, уверен, что дело сфабриковано. Понимаю, что его надо защищать и всячески поддерживаю усилия в этом направлении. Но! Как приличный человек мог ПОЙТИ советником к Рогозину и как приличного человека могли ВЗЯТЬ советником к Рогозину?
Ещё раз - я за то, чтобы защищать, от ФСБ всех надо защищать. Но объясните, как он туда попал и что там делал? Согласитесь, Рогозин - это предел, дно!

Аркадий Бабченко

Я, грешным делом, думал, что в этот раз хотя бы дойдет. Какой там! Это клинически неизлечимо. Русский либерал так нихера и не понял. У него опять стоны и плач - сажают невиновных, зажимают свободу слова. Это месть путинского режима!
То, что советник Рогозина с колорадками и звездочками на стене - и есть, <***>, самый что ни на есть путинский режим - не, там в головах вообще не укладывается.
Помните, я говорил вам, друзья мои, что вы сольетесь до степени смешения? Что станете неразличимы? <...>

И вот этот день настал.
Русский либерал собирается на пикеты в поддержку советника Рогозина.
В поддержку советника штандартенфюрера, того самого ублюдка, который и строил этот Рейх, который лично мечтал убивать украинцев в окопе Славянска. <...>

Ну, давайте. Давайте уже. Выходите в футболках. Ставьте себе на аватарки.
Я/Мы помощник Рогозина!
Ну, к чему эти полуфразы. Полутона.
Теперь-то уж чего стесняться то.
Товарищ Путин, произошла чудовищная ошибка.

Другие призывают не попадаться на эту риторическую удочку.

Федор Крашенинников

Зато как красиво получилось с Роскосмосом, где Сафронов (после всех проверок!) успел поработать всего два месяца — да он же ведь не журналист и это вовсе не за журналистику! И уже всякие ревнители благочестия и ортодоксии встают в позы: что же это вы, сотрудника рогозинской шарашки собрались спасать?
Каждый человек хочет развиваться и делать карьеру. И да, журналистика в России сейчас — это, повторюсь, совсем не путь к успеху. Но, как мы видим, лучше уж оставаться журналистом и никогда не верить власти — ни когда она зовет к себе работать, ни когда обвиняет в шпионаже в пользу Чехии коллегу.
Свободу Ивану Сафронову и долой чекистский террор!

Алена Вершинина

Вот честно, даже когда задержали Ивана Голунова такого лютого внутреннего опустошения не было. Может быть, это просто попытка мозга отказываться осознать, что это - наша новая реальность. Как быстро оказалось, что подброс наркотиков и обвинение в оправдании терроризма - это все ещё ничего, по сравнению с госизменой. Мы же даже не узнаем, в чем именно обвиняют Ваню Сафронова, почему обыски у Таисии Бекбулатовой. Госизмена, гостайна, а значит, что материалы дела засекречены, у адвокатов и свидетелей - подписка о неразглашении.
И не надо писать, что Иван - сотрудник Роскосмоса. Нет, его задержали за журналистскую деятельность, за то, что он блестяще делал своё дело. Ссылаться на источники - нельзя. Писать о готовящихся госконтрактах - нельзя. Высказывать своё мнение - нельзя. Ты виноват в том, что выбрал неправильную профессию. Причём что эту профессию давно в России уничтожили.

Алексей Цветков

Вот же как интересно у некоторых с Сафроновым получается: он плохой - значит так ему и надо. Ну как тут не вспомнить Джорджа Флойда?
А завтра придут за тобой - и кому ты станешь доказывать, что ты хороший?

Провластные комментаторы заступаться за Сафронова не спешат.

Сергей Марков

Сейчас идут потоком заявления изданий, что Сафронов не виновен, что это месть спецслужб журналистам, что Сафронова надо немедленно освободить. Уже сейчас начались одиночные пикеты в центре Москвы и задержания. Очевидно, что те политические силы, которые добились дискредитации российских властей в деле Голунова, хотят это повторить и сломать уже ФСБ. И так отомстить за поражение на референдуме по Конституции. Ну а журналисты просто проявляют корпоративную солидарность.
Ну и власти подготовлены к этому конфликту, судя по тому, что арест Сафронова быстро убрали из топа Яндекса. Давление будет огромным. И ФСБ требуется действительно дать обществу доказательства, что есть измена Родине, а не месть каких то групп. Доказать, что Иван Сафронов мешал продажам российского оружия в интересах конкурентов России, - легко. А доказать, что он это делал в сговоре со спецслужбами иностранных государств значительно сложнее.
Когда мы слышим заявления руководства изданий The Bell и газеты Ведомости, которые бьют Путина и Кремль и крымское большинство каждый день уже много лет, о том, что они уверены, что Сафронов патриот и о государственной измене не может быть и речи, у нас не возникает доверия к этим словам. А возникают вопрос к тем, кто их говорит, - а сами ты вы за Россию или против?

Главный редактор RT даже выступила с заявлением, что в деле Голунова ею руководила вовсе не журналистская солидарность - а значит, не стоит ожидать, что она поддержит и Сафронова.

Маргарита Симоньян

Когда я защищала Голунова, многие из патриотического лагеря, а также начальство обвиняли меня в том, что я его защищаю, потому что это во мне журналистская солидарность бурлит.

Позже мне рассказали, что и в руководстве Медузы считали, что я его защищаю, потому что хочу продемонстрировать ту самую журналистскую солидарность.

Чушь.

Людей, работающих на иностранные организации с неистово тенденциозной редакционной политикой, направленной явно против интересов моей Родины, никакими журналистами я, разумеется, не считаю.

А защищала я его по той единственной причине, что его хотели посадить за преступление, которого он не совершал.

Я не хочу, чтобы моя Родина была такая, и в меру сил всегда с этим борюсь - иногда даже не бесплодно.

И, наконец, никого не удивляет, что машина репрессий заработала в полную силу сразу же после голосования по поправкам.

Анна Монгайт

То, что мы сегодня наблюдаем и есть прекрасная Россия настоящего, за которую голосовали все, кто был За поправки в Конституцию.

Юрий Сапрыкин

Россияне проголосовали за поправки — и вы не поверите, что было дальше

Дмитрий Гудков

Когда я днем ехал в суд по «Новому величию», мне позвонил журналист «Росбалта»:

«Дмитрий, вы, наверно, понимаете, по какому поводу я вам звоню…»

А я не понимал. Задержание Сафронова? «Новое величие»? Винтилово на Лубянке? «Двойной паспорт» Верзилова?

Ну а теперь – еще и 15 лет, которые требует прокуратура для Юрия Дмитриева.

Единственные имеющие значение новости – это политические репрессии. И они стали привычном делом. С обнулением!

Николай Кононов

...Поправки в Конституцию внеслись в нашу жизнь как-то слишком резво, можно сказать, ворвались.

В последние дни:
- журналиста Ивана Сафронова привели в суд с вывернутыми рукам, чтобы арестовать по делу о госизмене, а его коллегу Таисию Бекбулатову допрашивают по тому же делу без адвоката (ФСБ);
- журналисту Давиду Френкелю безнаказанно сломали плечо при исполнении профессионального долга (в суде, МВД);
- прокуратура требует 15 лет историку Юрию Дмитриеву по повторному делу о педофилии (на первом процессе оправдан, СК);
- на художницу Юлию Цветкову завели не только уголовное, но и третье по счёту административное дело о распространении порнографии под видом невинных рисунков женского тела (МВД);
- вынесен абсолютно позорный приговор журналистке Светлане Прокопьевой, рассуждавшей, почему анархист взорвал себя у приёмной ФСБ в Архангельске;
- вынесен абсолютно позорный приговор коллегам Кирилла Серебренникова и ему самому, запертому в России до момента, когда он выплатит государству какие-то сумасшедшие сотни миллионов рублей;
- молчу уж о том, что винтить стоящих в одиночных пикетах стало хорошим тоном.

Ничего нового здесь нет, но поражает сама динамика событий. Как будто Путин, известный фанат Ли Кван Ю, осознал, что Сингапур ему построить не удастся — а вот усовершенствованную в некоторых узлах и сочленениях Северную Корею вполне. И всякая силовая нечисть, почуяв запах крови — точнее, духовных ценностей, завещанных нам предками (или как там в конституции) — принялись легитимно уничтожать инакомыслие и искать врагов. С удвоенной энергией. Депутаты вскакивают и бешено хлопают при появлении вождя. Женщина с рулём на голове тоже.

Надо было в 1991 банить КГБ и запрещать чекистам и партийцам занимать государственные посты.

Впрочем, и это не новость.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG