Доступность ссылки

«Госсовет и ГУЛАГ» – соцсети о поправках к российской Конституции


Президент России Владимир Путин

Всего несколько дней назад была сформирована рабочая группа, которая должна была подготовить поправки к Конституции России. Там было много интересных людей, от прыгуньи с шестом Исинбаевой до известного режиссера Шахназарова, а некоторые даже восприняли эту работу весьма серьезно.

Юрий Афонин:

Давайте вместе попробуем сделать конституцию лучше!

Уважаемые друзья! Я вошел в состав рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию Российской Федерации. Помимо меня, в эту группу вошел также депутат фракции КПРФ в Государственной Думе Олег Николаевич Смолин, доктор наук, академик Российской академии образования, председатель Общероссийского движения «Образование – для всех».
Рабочая группа встретилась с президентом, провела два первых заседания. Дал комментарий по этому поводу программе «60 минут» на телеканале «Россия».
КПРФ давно настаивает на изменении нынешней конституции. Мы поддерживаем расширение полномочий парламента. Мы приветствуем курс на укрепление суверенитета нашей страны. Мы также будем стремиться заложить в новую редакцию конституции важные социальные гарантии.
У нашей партии есть целый ряд серьезных предложений по изменению конституции. Мы работали над ними много лет. Часть из них разработана еще комиссией под руководством нашего товарища, выдающегося юриста и государственного деятеля Анатолия Ивановича Лукьянова в тот период, когда он возглавлял комитет Госдумы по конституционному законодательству. Отмечу, что Анатолий Иванович в свое время принимал участие в разработке Конституции СССР 1977 года.
Будем работать, предлагать, бороться за наши предложения.

Но восприняли напрасно. Выяснилось, что одного ритуального заседания "рабочей группы" вполне достаточно, все свободны, а поправки уже передаются на рассмотрение в Государственную думу.

Татьяна Усманова:

15 января Путин объявил о создании рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию Российской Федерации.

16 января, на следующий день, группа из 75 человек, многие из которых проживают в разных регионах России, собралась на первую встречу.

20 января, за 4 дня, олимпийская чемпионка, писатель, казачий атаман и Андрей Клишас представили готовые поправки в Конституцию. И сразу же Путин внес законопроект о рассмотрении этих поправок в Госдуму.

Вот что значит эффективный менеджмент!

Анастасия Миронова:

Оба-на! Путин уже внес поправки к Конституции в Госдуму. Я что-то не поняла, а зачем тогда артистов созывали? Два дня назад нам объявили об образовании потешного конституционного собрания, некой рабочей группы, которая будет разрабатывать предложения по изменению Конституции. Нагнали туда, видимо, кто понеразборчивей. Нам сказали, что это благородное общество будет разрабатывать предложения, которые не позже мая уже вынесут на голосование народа. Мы хохотали: дескать, вот, собрали небрезгливых, сейчас они сделают вид, будто позаседали, и подмахнут не глядя бумажки.
Оказалось, что они даже и не заседают!

Екатерина Шульман:

Что всемерно одобряю – так это скоропостижное окончание деятельности рабочей группы по подготовке конституционных поправок. Чем дольше заседало бы это шапито, тем больше бы участники наговорили ерунды, а весь процесс и без этого не то, чтобы излучает державность и величие. Они ведь уже начали – запишем в конституцию воссоединение русских с украинцами да семью как союз мужчины и девственницы. Пора было прикрыть эту лавочку, хотя еще умнее было бы не собирать. Смысл навесных конструкций не ясен: президент обладает правом законодательной инициативы, он вносит, что считает нужным. Группа из не пойми кого не обладает ни законным статусом, ни легитимностью. На роковой вопрос Кто эти люди и что они здесь делают? ответа не существовало.

Михаил Виноградов:

Было бы справедливо как-то компенсировать моральный ущерб членам рабочей группы по поправкам в конституцию. Например, сделать их членами Госсовета

Евгений Енин:

Зачем нужна была рабочая группа, если текст поправок явно был готов, и почему ее создали, но не дали ничего пообсуждать – не понятно.
Так же не очень понятно, зачем вносить поправки до всенародного голосования, а оно все равно предполагается.

Макс Трудолюбов:

А почему такая спешка с поправками? (Наверное все уже все поняли, но я отвлекся) должна же быть какая-то ясная причина, хотя она обычно не проговаривается

Александр Шмелев:

Впечатляет, что все важные действия и решения Путина и Ко проводятся в режиме "диверсионных спецопераций". Когда главное всех запутать, дезориентировать, действовать неожиданно – и очень быстро, пока никто не опомнился. Примерно как разведчики и диверсанты во время операций на территории противника.
К демократии это, конечно, не имеет ровным счетом никакого отношения. Там главное наоборот постоянно демонстрировать избирателям, что ты с ними советуешься и вообще открыт. (В наше время желательно вообще постоянно в твиттере обо всем писать или хотя бы в ФБ).
Зато у нас, россиян, всегда есть возможность сидеть и гадать, что это значит, зачем это ИМ, почему в такой спешке, что происходит, и т.д. и т.п.
Примерно как сейчас.

Федор Крашенинников:

Можно как-то было объяснить спешку 1993 года – прошлая конституция привела к стрельбе и Ельцину было неудобно ею пользоваться дальше.
Но что такого страшного случилось сейчас, что надо срочно переписывать конституцию прямо вот до 12 апреля?
Сложнейший и важнейший правовой вопрос – за три месяца?!

Аббас Галлямов:

Многие сейчас задаются вопросом, а чего вдруг такая спешка? Такое бывает, когда проспишь, а потом вскакиваешь и, понимая, что опоздал, выбегаешь в подъезд, на ходу чистя зубы и застегивая брюки.

Я далек от мысли, что Путину рассказали что-то, чего он раньше не знал, и он помчался наверстывать упущенное. Скорее всего, Кремль просто почувствовал, что ситуация с поправками в Конституцию выходит из-под контроля и надо срочно завершать процесс, пока с энтузиазмом взявшийся за придумывание своих предложений засидевшийся народ не разнес систему в щепки.

Методичка:

Сегодня в Думы прислали президентские поправки к Основному закону. Заявленные как революционные (или переворотные) новые нормы в сухом изложении нормативно-правовых документов естественным образом стали похожи на Terms and Conditions – лицензионное соглашение компьютерных программ. Примерно такие же как и были (но с нюансами), малопонятные, но при этом неотвратимые – не нажав волшебную кнопку «Я согласен» доступа к системе, то есть к России не получишь. Так что нет разницы – читать или не читать. Стив Джобс уже решил за вас «Что лучше?».

Действительно, пока что предлагаемые изменения весьма расплывчаты. Более того, их и понимают порой полярно – например, в части про пресловутый Госсовет.

Юлия Галямина:

Вот, собственно, ради чего все. Пункт Ж (что символично): Ст 83 Президент РФ ж1 ) формирует Государственный Совет Российской Федерации в целях обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти, определения основных направлений внутренней и внешней политики Российской Федерации и приоритетных направлений социально-экономического развития государства; статус Государственного Совета Российской Федерации определяется федеральным законом;

Как именно работает Госсовет и кто его распускает – будет определяться законом. Никакого Госсовета в 1 главе Конституции нет.

Григорий Голосов:

Конечно, после директивы Путина придание конституционного статуса Госсовету стало неизбежным. Но я полагал, что у них хватит осторожности хотя бы не ставить его выше органов госвласти, определенных в первой главе Конституции (а других, по ее букве, быть не должно), не вверять ему координацию всей деятельности этих конституционных органов и определение всех направлений политики. Могли бы потом вписать в закон о Госсовете что угодно. Однако в подпункте "Ж" Госсовет и правда, как отметил один комментатор, становится аналогом КПСС из Конституции 1977 г. Осторожности нет. Есть только беспредельная наглость и полная уверенность в том, что сойдет с рук.

Маша Железнова:

Как это мило, что про Госсовет поправка будет оформлена пунктом Ж-прим.
33 буквы в алфавите, но все равно всякое такое оказывается в Ж.

Юрий Федоров:

Многие политологи и претендующие на осведомленность журналисты (например, Венедиктов) упорно продолжают именовать Совет безопасности и будущий (?) Госсовет «Политбюро». Это принципиально неверно. Напомню, (1) решение Политбюро, принятое большинством голосов, было более сильным, чем решение или мнение Генерального секретаря, по крайней мере, в теории. Возможно, такие случаи были, но о них не известно (2) Политбюро рекомендовало пленуму ЦК кандидатуру Генерального секретаря, имело право поставить перед пленумом ЦК вопрос о снятии Генсека. Такие ситуации имели место (отставка Хрущева, преемники Брежнева, Андропова, Черненко).
Совет безопасности имеет право рекомендовать президенту принять то или иное решение. Но решение принимает президент. СБ не может, даже в теории, ставить вопрос об отставке президента. Невозможно предположить, что Путин рискнет дать будущему Госсовету, если статус последнего вообще изменится сколько-нибудь заметно, право ставить вопрос об отставке президента. Весь смысл планируемой Путиным формальной перестройки механизма управления – укрепление его личного положения в качестве несменяемого лидера. Поэтому, использование термина «Политбюро» применительно к путинской системе – признак плохого знания истории.

Алексей Шабуров:

Поправки к Конституции, которые только что внес Путин, вызывают... эээ... недоумение.

Они глобально ничего не меняют, но в мелочах много странностей.

Что бросается в глаза:

– очень размытая статья о Госсовете. Его статус определится обычным федеральным законом. Вписать туда можно будет много чего.

– президент получит право де-факто отклонять федеральные конституционные законы – через запрос в КС. Сейчас этого права у него нет

– жители Крыма смогут-таки участвовать в выборах президента, для них пропишут исключение из запрета на тех, у кого было иностранное гражданство.

– члены СФ официально смогут называть себя сенаторами.

– про местное самоуправление не понятно ничего.

Остальное надо будет осмыслить.

Евгений Минченко:

Про Госсовет и местное самоуправление из поправок в Конституцию яснее не становится.
Ждем появления соответствующих законов.

Геннадий Гудков:

Объявленный Конституционный переворот ВРЕМЕННО ОТЛОЖЕН. Такой вывод можно сделать из внесенных президентом поправок в Основной закон страны. Не буду морочить головы читателям сложными формулировками, скажу главное. Проблема 2024 нынешними поправками никак не решается. То есть главным в стране по-прежнему остается ПРЕЗИДЕНТ. Очень странно, но внесенные поправки еще больше усиливают и без того практически безграничные полномочия президента, а ведь по Конституции Путин должен расстаться с этим постом уже через 3 года. Ради кого он так старается?!

Правда, в поправках есть одна «темная лошадка» – некий ГОССОВЕТ, статус которого до сих пор никому неведом. Предполагается, что в дальнейшем он будет определен обычным ФЗ. Но даже если предположить, что Госсовету попытаются предоставить полномочия всевластной «Ассамблеи народов России», то это идет вразрез с 1 -ой, «неизменяемой» главой Конституции, где перечень полномочных органов власти исчерпывающе определен: президент, Правительство, Федеральное Собрание и Суд. Никакого Госсовета с полномочиями там нет и быть не может.

Конечно, внесенные поправки, в целом, ухудшают Конституцию, но все, что там еще осталось ценного (и за что надо биться до последнего) – 1 и 2 глава – остаются в НЕИЗМЕННОМ виде. А то, что ПО ФАКТУ все органы власти полностью подмяты под Путина и давно живут не по закону, а по ПОНЯТИЯМ, это понятно даже деревенской бабушке, черпающей информацию о жизни страны из Гос-ТВ.

Виктор Алкснис:

Попытка придать Госсовету статус органа государственной власти провалилась. А Госсовет, как простой совещательный орган нужен Путину, как телеге пятое колесо.

Дмитрий Колезев:

Я своим обывательским взглядом не вижу в этих поправках особого ограничения президентской власти в пользу других органов.

А скорее наоборот.

Президент получает:

– Дополнительные возможности для влияния на суды.
– Право формировать Госсовет, который должен принимать стратегические управленческие решения.
– Защиту от парламента в виде заслона из Конституционного суда (вето президента+конституционного суда непреодолимо).

Подразумевалось, что часть власти от президента отойдет парламенту через процесс формирования правительства. Но я лично пока не понимаю, чем же так принципиально новый порядок отличается от старого? Ну да, теперь парламент будет утверждать министров и вице-премьеров (кроме силовиков). Но предлагать их все равно будет председатель правительства, кандидатуру которого предлагает президент.

Алексей Навальный:

Начнем с «что происходит». Если я вам задам этот вопрос, то скорее всего вы мне предложите краткое изложение тысяч недавно опубликованных аналитических статей, в которых написаны совершенно противоположные вещи.

И правда заключается в том, что никто не понимает, что происходит. Мало того, я совершенно уверен, что и Путин не до конца понимает, что он делает. Заявления его и инициативы держались в секрете. Секретность и неожиданность получились, это означает, что детального плана нет. Нельзя описать детали в режиме секретности. Жизнь сложна и многообразна, люди разные, и пока только посидели с условным Кириенко над листочком и утвердили общую идею, а дальше будут действовать по обстановке.

Михаил Ходорковский:

Власть явным образом предпринимает ряд мер для отвлечения внимания общества от основной интриги – транзита власти вместе с Путиным от поста президента в сторону некого неочевидного поста или комбинации постов.

Именно в качестве отвлекающего маневра в Конституцию будут внесены поправки, касающиеся закрепления в основном законе МРОТ и индексации пенсий.

По пути уничтожается все, что может в перспективе угрожать вечному сохранению власти: местное самоуправление встраивается в вертикаль власти, отменяется система защиты прав человека в рамках международных договоров, федерализм уступает место унитаризму, добивается независимость судей. В рамках той же спецоперации специально засвеченные и особо критикуемые чиновники уступают место своим клонам.

Суть происходящего – пожизненное замораживание системы, обеспечивающей несменяемость путинской шайки, лишение перспектив целого поколения, имевшего несчастье родиться при несменяемом вожде или чуть раньше за пределами номенклатурного круга.

А предстоящее в ближайшее время внеправовое голосование призвано лишь легитимировать эти мошеннические действия Кремля.

Кирилл Шулика:

Собственно, в очередной раз стоит сказать, что главное в поправках в Конституцию в том, что они резиновые совершенно. С ними можно бежать в любую сторону. Таким образом, вряд ли у Путина есть некая стратегия на будущее, поправки это, скорее, стартовые условия для ее появления. То есть и так резиновую Конституцию сделали еще более резиновой. Обратите внимание, сколько в поправках вместе норм прямого действия отсылок к федеральным законам. Это и Госсовет, и формирование правительства, и порядок обращения в Конституционный суд... Я уж не говорю о том, что сам Путин может оказаться в 2024 году или ранее в любом статусе, ни один из которых противоречить Конституции не будет. Ну разве что монархом себя не объявит.

Татьяна Становая:

Исходя из президентского законопроекта можно сделать следующие выводы:
– никаких элементов парламентской республики не будет. Премьер будет человеком президента, но у Госдумы будет второй ключ. По сути, у партии власти. Как и с замами и министрами. Никакого партийного правительства. Более того, часть 4 ст 111 остается нетронутой. То есть: "После трехкратного отклонения представленных кандидатур Председателя Правительства Российской Федерации Государственной Думой Президент Российской Федерации назначает Председателя Правительства Российской Федерации, распускает Государственную Думу и назначает новые выборы".
– Госсовет не будет над всеми органами власти. Он будет формироваться президентом.
– президент получил больше, чем казалось. Он не будет обязан утверждать глав силовых ведомств в СФ (только консультации) и сможет блокировать законодательные инициативы даже в случае попытки преодолеть его вето.

В остальном без сюрпризов.

Кирилл Рогов:

Как мы и предполагали, путинская правка превращает российскую формально президентско-парламентскую, а в реальности содержавшую перекос в пользу президентской власти систему – в мега-президентскую или даже конституционно монархическую. Этот монархизм достигается за счет 1) перевода части правительства под прямой конституционный контроль президента, 2) организационную подчиненность президенту системы судебной власти и прокуратуры.
Конституция, имевшая отдельные недостатки, превращается документ, распадающийся на две части, – декларативную и практическую, в которой описание принципов функционирования соответствующих органов входит в противоречие с их декларированным статусом. Это конституция, написанная наперсточниками.

Иван Жданов:

Статья о количестве сроков президента изменяется, требования ужесточились, оговорок для действующего президента нет, к нему применяются положения либо старой статьи либо новой статьи и Президентом он быть не может.
Но ни на секунду не сомневаюсь, что Путин будет пытаться остаться именно в должности президента. Будут решать каким-нибудь толкованием этой статьи.
Если допустить, что в планах Путина уйти на должность главы госсовета, то даже при усилении статуса госсовета законом (хоть конституционным), без конституционных полномочий орган останется достаточно слабым.

Александр Морозов:

да, получается пока так. Путин сообщил нам, что в 2024 году он не будет никак насильственно продлевать свои президентские полномочия, а сохранит верность Конституции. Собственно, поэтому кремлевская пресс-служба сообщила нам, что он заехал на день рождения к Татьяне Борисовне Юмашевой, вручил цветы и сервиз.
Но конституционными поправками, он дал понять нам, что в 2023 нам потребуются многомиллионные митинги, на которых мы должны будем просить его стать "елбасы" и уйти в Госсовет. Вся прогрессивная общественность и весь непросвещенный народ должны будут умолять, громко скандировать: "ел-ба-сы!". Иначе, он никуда не уйдет, а сядет премьер-министром в этом "посткрыме" – и никто никогда не поднимет на него руку, никакой так называемый "президент-без-слова-подряд".

Сергей Пархоменко:

Ну да, фараон так и не решил пока, под каким именно предлогом он останется сидеть на своем золотом троне. Все пути по-прежнему открыты:

1) Если созреет, например, российско-белорусский Союз в той или иной форме – вот, пожалуйста, есть статья об участии России в межгосударственных обеядинениях...

2) Если захочется пересесть в кресло председателя Госсовета – пожалуйста, вот статья про Госсовет с неопределенными полномочиями, которые можно как угодно описать и закрепить в специальном (будущем) законе...

3) Если придется остаться президентом (пока самый вероятный сценарий, на мой взгляд) – то вот дрессированный маленький Конституционный суд, живущий в кармане у Путина, который за пять минут докажет, что Россия с исправленной конституцией, это какая-то совсем новая Россия, в которой вся жизнь началась сначала, и все процессы отсчитываются опять с нуля, и вуаля – почему бы Путину не избраться еще на два срока, или на сколько там сроков ему хочется...

Ну и гонка, конечно, потому что это конституционный переворот, и как все прочие перевороты его надо делать быстро, пока никто не опомнился. С Крымом тоже страшно торопились. И с войной в Грузии. И с поправками об удлинении сроков президентского мандата в 2008 году. Главное, чтоб никто ничего не успел понять. Так и теперь: все продолжают обсуждать, как президент щедро делится своими полномочиями с парламентом, и никто не успевает сообразить, что полномочий у него становится, наоборот, только больше.

Хотя конечно, остается непроясненным вопрос – отчего все это взорвалось именно сегодня. Ни месяцем раньше, ни месяцем позже...

Спешка, паника, беспорядочная суета – традиционный прием для мошенников и карманных воров. Но на этот раз все развивается все-таки уж очень "навалом": конституция, правительство, прокуратура...

Что-то происходит внутри.

Может быть что-то физиологическое, или даже медицинское, о чем мы не знаем.

Но лично я бы склонялся к объяснению какими-то мистическими мотивами. Путин все-таки религиозный фанатик, причем очень вульгарного, поверхностного типа, полный суеверий, склонностей к ритуалам и всяческому дешевому шаманству.

Не удивлюсь, если окажется, что какой-нибудь старец-монах ему нашептал, что вот сейчас, – как раз самое время. Или он вдруг увидел чей-то образ в колеблющемся пламени свечи ...

Леонид Волков:

Давно уже обсуждался вопрос: как именно Путин будет оформлять вечное правление. Начиная с марта 2018 года, с последних «перевыборов», идет эта дискуссия. В обсуждениях чаще других предлагались четыре варианта:
– Путин идет на третий срок в 2024 году (для этого меняют конституцию, благо это сделать очень легко),
– рокировка-2 (по образцу 2008 года), и менять ничего не нужно,
– "белорусский" сценарий: аншлюс Беларуси, новая конституция, новое государство, новый отсчет сроков,
– "казахстанский" сценарий: создание новой конституционной сущности ("Госсовета"), новой должности для Путина по образцу Назарбаева (елбасы, отец нации), сохранение им всех рычагов власти при новом именовании должности.

Как нетрудно видеть, из этих четырех сценариев только "рокировка" не предусматривает конституционной реформы. И рокировка же всегда была самым маловероятным вариантом. Даже в 2011 году, к концу первой каденции Медведева как зиц-президента, между командами Медведева и Путина искрило, «медведевцы» публично позволяли себе выражать недовольство возвращением Путина и т.д. А ведь это был молодой и популярный Путин, четырехлетний перерыв. А тут надо предположить, что временный преемник, кто бы это ни был, сейчас на берегу согласится в 2030 году вернуть трон 78-летнему Путину... Даже медведевская бесконечная лояльность, конечно, имеет свои пределы.

А три оставшихся варианта без переписывания конституции обойтись не могли. Благо, ельцинская конституция 1993 года за прошедшее время показала, что ей можно вертеть как угодно, что никаких механизмов самозащиты в ней нет – по ней можно править 4 года и 6 лет, назначать губернаторов и выбирать, избирать Совет Федерации и назначать; уничтожить федерализм и местное самоуправления, отобрать все базовые гражданские права. То, что конституция будет переписана – было ясно.

Вопрос был только в том, как именно? Идти впрямую на просто "третий срок" они не рискнули; даже вциомовские опросы показывают, что эта идея крайне непопулярна. С Беларусью не получилось: Путин плясал брачные танцы вокруг Лукашенко с осени 2018 года, попеременно показывая ему то кнут, то пряник – но (по крайней мере пока) не вышло. Ну вот и остался «казахстанский» вариант, за него и взялись.

Вот и все.

Ну а бороться надо с причиной, а не со следствием. С Путиным и его желанием править вечно.

Совершенно же дешевая разводка. Понятно, что вынести на «всенародное голосование» вопрос типа «вы хотите, чтобы Путин правил вечно», они не могут. Поэтому вынесут вопрос про горячие обеды и материнский капитал. Пакетом.

Алхас Абгаджава:

Вангую, что в бюллетене по всенародному голосованию будет под поправками в Конституцию две графы -
"За" и "Не против".

Кирилл Гончаров:

Общественная реакция загадка:
Ситуация с конституцией, Госсоветом, вероятными досрочными выборами – выглядит как дорога в бесперспективное будущее, но молчит Дудь, молчит Саша Бортич, молчит Оксимирон и Фейс.

Действительно ли они не понимают, что произошло, или не хотят больше пускаться во все тяжкие?

Мои дети меня спросят, что я делал в трудное для всех время, и мне будет что ответить им.

А вам?

Павел Басанец:

Если бы им было интересно мнение народа, следовало бы провести полноценный референдум. А если говорить о пакетном голосовании, то следует каждую поправку проголосовать, чтобы понять какое мнение народа по каждой

Александр Горбачев:

суждение: голосование по пакету путинских поправок в конституцию – это скорее весело, чем страшно.

насколько я понимаю, происходит сейчас вот что. Путин внес в Думу пакет поправок. дальше Дума и СФ это рассмотрят и радостно примут. дальше этот пакет также целиком вынесут на народное одобрение – по всей видимости, в начале апреля. после чего Путин радостно подпишет то, что сам придумал.

исходя из этого, логично предположить, что в бюллетене в апреле будет вопрос с двумя вариантами ответа – «да» и «нет». кажется, что это перспективная возможность сказать «нет» и выстроить на этом большую кампанию.

эта кампания может быть максимально простой. предложенный организатором игры пакетный метод как бы сам по себе легитимизирует подход «к черту подробности». совершенно незачем разбираться, что там внутри этого пакета, потому что это очевидный референдум о доверии. эти люди (и прежде всего лично Путин, но в контексте кампании я бы напирал на власть как коллективную сущность) спрашивают нас – вы с нами или нет? вы одобряете то, что мы делаем? именно так это и надо оформлять. кажется, что у значительного числа голосующих могут найтись самые разные причины для ответа «нет» – от рациональных до просто потому что западло.

(в этом смысле требование разных хороших людей голосовать за каждую поправку отдельности легитимное, но недальновидное. бонусы пакетного метода с точки зрения негативной стратегии очевидны и в том случае, если человеку охота разбираться. во всем этом наборе поправок наверняка найдутся однозначно плохие с самых разных точек зрения. именно на них и стоит строить кампанию – это тот самый случай с ложкой дегтя.)

Максим Горюнов:

конституцию РФ жалко, но вот что интересно:
в состав РФ входит 21 республика.
у каждой есть своя конституция.
последние 20 лет Москва через местную «Единую Россию» вносит поправки, которые их ослабляют.
так, в 2012 году из конституции Чувашии
убрали слово «государство».
было «Чувашия есть республика (государство) в составе Российской Федерации»
стало «Чувашия есть республика в составе Российской Федерации».
чуваши обратились в суд и проиграли.
кто-нибудь слышал о митингах в Москве и Санкт-Петербурге в защиту конституции чувашей?
были публикации в газетах?
выступление на радио? Навальный сделал об этом кино?
нет. хуже того.
есть общее мнение россиян, что
Владимир Владимирович прав: не нужны чувашам
ни конституция, ни республика,
ни государственный язык.
и в этом смысле, оно и хорошо
что Владимир Владимирович,
разобравшись с конституциями чувашей и остальных нерусских,
взялся за конституцию россиян.
он как бы говорит им:
вы ничем не лучше чувашей. вы такие же.
для россиян это новая и крайне прогрессивная мысль
и нужно сказать за нее спасибо
Владимиру Владимировичу.
если бы не он, россияне так бы и остались во тьме невежества.
слава, Владимиру Владимировичу, светлому апостолу равенства.

Олег Пшеничный:

Аналитики пишут, что отставка правительства и отмена конституции – лишь маневры, призванные отвлечь внимание от того, что президент в этом году не нырнул в прорубь.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG