Доступность ссылки

Перенаселение, санкции, военные базы: Крым под микроскопом социально-экономического анализа


Крымский полуостров, вид из космоса. Балаклава, Севастополь

В конце минувшего года вышел уже третий выпуск книги «Социально-экономическая ситуация в оккупированном Крыму», в который включен анализ состояния Крыма с 2014-го до 2020 года. В нее дополнительно включена аналитика по управляемой миграции российского населения на захваченную территорию и водоснабжения полуострова. Книга издана по результатам работы мониторинговой группы Института Черноморских стратегических исследований, редакции интернет-портала BlackSeaNews и при поддержке Центра прав человека ZMINA. Авторы книги – известные в Украине аналитики Андрей Клименко и Татьяна Гучакова, которые в 2014 году выехали из Крыма и спасли свое детище, аналитический центр, от надвигавшихся репрессий.

Книга отличается тем, что аргументы и выводы в ней изложены во взаимосвязи и в строго системном виде, что всегда характерно для работы этих аналитических групп и их авторов. С исследованием можно ознакомиться и в сети: авторы представили электронную версию издания.

Андрей Клименко и Татьяна Гучакова в своей работе отмечают главные трансформации, которые происходят в социально-экономическом состоянии Крыма. В первую очередь, это глобальное изменение его роли и жизни региона. Всего несколько недель Москва пропагандировала идею создания из Крыма «витрины благополучия», и «центра развития». Практически сразу было ликвидировано созданное после захвата полуострова министерство по делам Крыма, был отменен его статус в виде «федерального округа», отменены признаки республики, кроме названия и некоторых формальных атрибутов, и Крым был подчинен Южному федеральному округу России, чем, собственно, Москва и указала крымским колаборантам во власти их настоящее место.

Дальнейшие социально-экономические преобразования были направлены только на усиление военной роли полуострова. Сегодня структура социальной сферы и экономики Севастополя имеет практически тот же вид, который они имели при СССР, то есть 68% деятельности в обобщенном виде составляет военная сфера, а всего 32% ее носит гражданский характер, тем не менее, также во многом подчиненная обслуживанию военной части города.

Севастополь фактически возвратился во времена СССР и вновь стал исключительно военной базой

Примерно в таком состоянии Украина получила город в девяностые годы. И тогда, в 90-х, и в начале двухтысячных годов правительство Украины направляло много усилий на демилитаризацию Севастополя. Социальная сфера, экономика, вся жизнь все больше приобретали гражданский характер, военные предприятия переходили на выпуск гражданской продукции, развивались частный бизнес, сфера культуры и образования. Сегодня же город фактически возвратился во времена СССР и вновь стал исключительно военной базой.

Оккупация Крыма изменила и характер социально-экономической сферы и остального Крыма. Если при Украине он развивался как все более самостоятельный регион с эффективной экономикой, то сегодня города и районы Крыма – это всего лишь зона обслуживания интересов и потребностей Севастополя и других военных баз на полуострове.

Сегодня, по мнению Андрея Клименко и Татьяны Гучаковой, полуостров служит для обеспечения логистики с территории России на Севастополь и в места расположения других военных баз, Феодосии, Джанкоя, Донузлава, Сак и Евпатории, Гвардейского. Вторая задача – обеспечение военной логистики с Сирией и эскадрой ВМФ России в Средиземном море. А также обеспечение гражданских потребностей всего военного контингента, расположенного в Крыму. Этому служит новая дорожная инфраструктура, которую строят в Крыму, большая часть инфраструктуры обслуживания. Например, российские военные активно используют крымский курорт и систему здравоохранения. Министр обороны России Сергей Шойгу на днях предложил построить в Крыму новый онкологический центр для нужд военных и несколько других военных медицинских учреждений.

Вся экономика и социальная сфера Крыма воспринимается оккупантами как трофейное имущество и используется, прежде всего, в военных целях. Рост промышленного производства как Севастополя, так и Крыма в целом, обеспечивается, прежде всего, сотрудничеством с военно-промышленным комплексом России и выпуском военной продукции на месте.

Вся экономика и социальная сфера Крыма воспринимается оккупантами как трофейное имущество и используется, прежде всего, в военных целях

За счет этого уже в 2014 году рост промышленного производства в Севастополе составил 372,9%, а в целом рост производства на предприятиях военного комплекса по Крыму и Севастополю в 2017 году, по сравнению с 2015-м годом, составил 430,8%, а по сравнению с 2016-м годом – 227,6%. Крымские промышленники, как отмечают аналитики, благодарят за это исключительно президента России Владимира Путина, поскольку «принимаются волевые решения по размещению большого количества заказов на верфях Крыма». Авторы исследования указывают, что сегодня в России сотрудничают с крымскими заводами по выпуску военной продукции 149 российских предприятий.

Что касается других сфер экономики Крыма, то на первую роль здесь выдвигаются добывающие предприятия, осуществляющие разграбление как Азово-Черноморского шельфа, так и добычу морских ресурсов, а также добычу полезных ископаемых на суше полуострова. Аналитики приводят точные сведения об объеме и характере этого ограбления, что может быть использовано в исках Украины в международные суды.

Крымское правительство отличается также активной распродажей украинского имущества, эксплуатацией курортно-туристического потенциала, хищническим экспортом крымской продукции. При этом из-за режима санкций сотрудничество крымских компаний с зарубежьем сильно сократилось. Например, по сравнению с 2013 годом, импорт в Крым уменьшился в 17,3 раза, а в Севастополь – в 16,97 раза. Однако оккупанты постоянно расширяют вывоз из Крыма продукции и ресурсов. Так, в период с 2014 по 2020 годы из портов Севастополя, Керчи, Феодосии вывозили зерно в Сирию, Северный Кипр, Ливан, Ливию, Египет, Турцию (до 2018 года). Зерно – главный экспортный товар Крыма. В портах и на рейдовых перевалках оно смешивается с российским зерном – таким образом скрывается его подсанкционное происхождение для стран, которые придерживаются режима санкций. В 2017 году из Крыма было вывезено 588 тысяч тонн зерна, в 2018-м – 422 тысячи тонн, в 2019-м – до 300 тысяч тонн.

Корабли в Керченском проливе, иллюстрационное фото
Корабли в Керченском проливе, иллюстрационное фото

Крым экспортирует металлолом в Турцию (до 2019 года), Румынию (до 2017 года) и Албанию из севастопольского порта. Кальцинированную соду поставляют в Россию, Румынию, Сирию, Ливан, Египет. Сжиженный углекислый газ экспортируют через газовый терминал в Керченском рыбном порту в Болгарию, Турцию (до 2019 года), Сирию и Ливан. Также осуществляется реэкспорт российского топлива из Феодосийской нефтебазы в Сирию. В то же время, обходя санкции, Крым импортирует стройматериалы из Турции, щебень из Абхазии, ильменитовую руду из Норвегии (до 2017 года), и Турции в виде реэкспорта.

Реальное число переселенцев в Крым составляет не меньше одного миллиона

На днях крымские чиновники распространили официальные данные о переселении в Крым граждан России. По их данным в Крым переехали 200 тысяч россиян. Но, по данным исследования Андрея Клименко и Татьяны Гучаковой, эта цифра уменьшена как минимум в пять раз, с целью скрыть настоящие масштабы экспансии России в Крым, и реальное число переселенцев в Крым составляет не меньше одного миллиона, а нынешнее население Крыма насчитывает больше трех миллионов жителей.

Это подтверждается конкретными расчетами исследователей. До 2014 года в Крыму, включая Севастополь, проживали 2,3 миллиона человек. На протяжении семи лет оккупации на полуострове, из-за интенсивного выезда и естественной убыли населения осталось прежних жителей не больше 2 миллионов. По данным исследователей, сейчас в Симферополе и Севастополе проживают как минимум по 300 тысяч человек, которые не зарегистрированы в официальном порядке и их «не видит» официальная статистика.

В Ялте, Алуште, Евпатории, Феодосии также проживают как минимум до 20 тысяч незарегистрированных жителей

В Ялте, Алуште, Евпатории, Феодосии также проживают как минимум до 20 тысяч незарегистрированных жителей. Это не сложно вычисляется по потреблению хлеба, воды, потребностям в больничных койках во время нынешней пандемии, а также по «производству» мусора (эти расчеты изложены в книге). Происходит это из-за желания новых поселенцев избежать ограничений из-за санкций, поэтому многие прописаны в регионах России, но фактически проживают в Крыму. Таким образом, результат экспансии России в Крыму и намеренного переселения россиян для «переработки» местного населения и изменения демографической и электоральной картин на полуострове, составляет не менее миллиона человек.

Эти данные очень важны не только для осознания масштабов российской экспансии в Крым, они имеют ключевое значение и при анализе, например, водной проблемы, проблемы снабжения Крыма продовольствием и другими ресурсами. Столь масштабное переселение людей из России в Крым, причем преимущественно из сложных для проживания регионов Дальнего Востока, Сибири, Севера, Нечерноземья, Кавказа и других, посредством примитивного заманивания их льготами и другими благами, посредством обмана, сокрытия от них того факта, что такое переселение по международному праву незаконно, свидетельствует не только об авантюрной политике российской власти, но и о пренебрежении судьбами этих людей, неправильном расчете водных и других ресурсов, снабжение которыми на такое большое население не рассчитано.

Крым оказался фактически перенаселенным, создана несоразмерная нагрузка на инфраструктуру, которая с ней не справляется.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG