Доступность ссылки

«Союз Путина и России» – Рунет о поправках в конституцию


Поправки в конституцию России еще не опубликованы, но будоражат умы российских граждан еще с вечера 2 марта. Об их примерном содержании, например, написала российская газета "Ведомости":

Брак описан как союз мужчины и женщины. Защита брака, а также институтов «семьи, материнства, отцовства и детства» находится в ведении России как государства.

Вводится статья об исторической преемственности Российской Федерации, в которой упоминается «память предков, передавших нам идеалы и веру в бога». Статья не прописывает явно роль Бога, но отмечает, что Россия является правопреемницей СССР.

В пункте о государственном языке России русский язык назван «языком государствообразующего народа». При этом отмечено, что «государствообразующий народ» равноправен с другими народами России, а другим народам гарантируется право на сохранение родного языка.

Согласно поправкам, «не допускаются» призывы к отчуждению территорий России и действия, направленные на отчуждение. Исключение сделано для уточнения границы (делимитации и демаркации) с соседствующими с Россией государствами;

Аналогичным образом «не допускается» умаление подвига народа при защите Отечества. Устанавливается право и обязанность государства «защищать историческую правду».

Текст (опять же, еще неофициальный) можно найти в Фейсбуке Екатерины Шульман.

Армен Гаспарян:

Путин не внял угрозам твиттерных леваков и внес президентские поправки в Конституцию о Боге.

Егор Холмогоров:

Ну в конечном счете прошли в той или иной форме все "малофеевские консервативные поправки".

Бог
Семья как союз мужчины и женщины
Русские
Соотечественники
Правопреемственность (сми пишут про СССР, но это будет явная нелепица, наверняка там и РИ).

Формулировки кое-где бюрократически изуродованы и излукавлены (за оставшуюся неделю надо бы добиться их выправления), но принципы побеждают.

Россия получит одну из самых консервативных конституций в мире.

Впрочем, больше интересуют противники поправок, тем более что они в блогосфере гораздо заметнее.

Глеб Морев:

Дедушка оказался идейный
#похороныконституции

Варя Горностаева:

Теперь даже нельзя будет сказать «уважайте вашу конституцию».

Юрий Сапрыкин:

Бог, Русь, брак: завершим реформы так.

Борис Цейтлин:

Один чекист, который до сих пор бережно хранит партбилет, предложил записать в Конституцию, что предки передали нам веру в Б-га.

Роман Доброхотов:

Путин по сути превратил Конституцию в домострой. Вор-КГБшник, бросивший жену, строит из себя православного консерватора, да еще и свою святую инквизицию хочет для всех навязать. А может наоборот бы – он сам уйдет в монастырь а мы насчет бога и семьи как-то сами решим?

Спутник и Погром:

Бог и правопреемство от СССР, значит... Бог – это Ленин?

Геннадий Смирнов:

Сквозь грозы сияли нам Бог и свобода,
И Ленин нам святости путь озарил:
Традиции предков храня для народа,
На подвиг духовный он нас вдохновил!

Александр Сотник:

Путин внес в Конституцию поправки о Боге? Теперь надо в Библию срочно поправки о Путине вносить. А то не по-пацански как-то получается, слышь, Всевышний?..

Кирилл Лятс:

И мы будем несветским государством. Ну, е-мое, 2020-й год!!!!

Станислав Дмитриевский:

Думаю, внесение имени Божьего в шутовскую путинскую "конституцию", принимаемую по воле левого мизинца правой ноги спятившего от неограниченной власти полковника КГБ – дистиллированное кощунство и богохульство.

Максим Дбар:

А вот в Конституции – это всуе или нет? Или это от главы зависит?

Наталия Геворкян:

Это, конечно, удивительный пассаж, если учесть, что 70 лет веру в бога убивали как могли и как раз не передавали никак, потому что большинству наших родителей, а также бабушек и дедушек верить в бога просто запрещали те, чьими правоопреемниками называет себя нынешняя власть, в том числе и в поправках к конституции.

Николай Кононов:

Из новой Конституции: "Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство".

Мало того, что вранье в каждой строчке – так еще исчезли демократия, равноправие и самоопределение.

Федор Крашенинников:

Хочу официально заявить: никакие предки лично мне никакой веры ни в какого бога не передавали. Таковы факты и я ничего не могу с ними поделать.

Екатерина Барабаш:

Значит, если мои предки не передали мне веру в бога и еще какие-то одеялы, а я не могу сохранить не то что их память, но и свою собственную (сейчас вот забыла, что на плите варится рис, и он сгорел) – получается, что я нарушаю Конституцию? И все мы сядем?

Артем Рондарев:

Я чот не понял за веру в Бога – ну передали ее там кому-то предки и передали, мне-то как гражданину России какая от этого польза? что вообще эта шняга делает в Конституции? ну и неплохо бы уточнить, о каком боге речь идет, их тут у нас на все вкусы, и веру во всех них передали предки. То есть, я понимаю, что для уточнения этого вопроса нужно учточнить сперва, кто такие "мы", а это железный выстрел в ногу, тут "россиянами" не отделаешься, но нельзя ж вот так на полдорге бросать трепешущий вопрос, кто осеняет нас столь великой благодатью, что иные народы все только пятятся в изумлении, – Христос, Будда или Аллах.

Сергей Ерженков:

«Сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в бога» – будет написано в новой конституции. У них там русский язык не родной, что ли? Сохранить можно память О предках. А как сохранить память тех, кого уже нет, – ума не приложу! Сохрани то, не знаю – чего. А то статья за оскорбление.

Александр Морозов:

О как! "народ" Путин убрал из базовой формулировки субъектности в Конституции. Прям гора с плеч. Теперь с нас взятки-гладки. Он предлагает избавиться от народа вовсе и написать ""Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность развития российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство".
Таким образом, Российскую Федерацию этой конституцией учреждает сама Российская Федерация. Это же – буквально чудо политической мысли!

Александр Архангельский:

Про суть что тут говорить, только воздух сотрясать, но даже по форме: ФЕДЕРАЦИЯ не может быть объединена тысячелетней историей, она слишком молода и как идея, и как явление. Память предков (кого-чего) нельзя сохранить – можно сохранить память О предках. Ну, или верность их памяти... Но главное в другом. Формулировка ставит Бога в один ряд с идеалами и преемственностью развития государства; то есть Бог – это, с одной стороны, идеал, с другой – атрибут государства. Это не Бог христиан, мусульман, иудеев (тем более в таком написании) или буддистов, а какой-то служебный бог преемственности и развития. Живет он не в вечности, а в условной памяти предков, которую мы теперь сохраняем. С большой буквы пишется из вежливости, как Вы и Вам. Настоящих атеистов не может устроить по одной причине, последовательных верующих по другой. Но это так, заметки на полях, никакого значения они не имеют.

Стас Кувалдин:

Вообще какой смысл во фразе о предках "передавших нам веру в бога". То есть даже завещавших (так это хоть какой-то бы смысл имело), а именно передавших.
Как можно передать веру?
Это же, как некогда верно выразился Алексей Анатольевич, все-таки не бутерброд.

Дмитрий Колезев:

Звучит скрепно и великодержавно, но все это (за исключением, возможно, запрета однополых браков) скорее символы и декларации, имеющие слабое отношение к реальной жизни.

Интереснее будет посмотреть, что там в деталях.

Иван Преображенский:

Поправками президента к законопроекту о Конституции России устанавливается, что русский народ является государствообразующим.

Мы, многонациональный народ Российской Федерации заявляем, что русский народ у нас государствообразующий – примерно так, наверное.

Мария Баронова:

Ну, в общем, Конституционные поправки про Богоизбранный народ официально предложены.

В данном случае остается молиться Господу Богу нашему, Иисусу Христу, а также Пресвятой Богородице, что каждый этнический русский покажет на референдуме всем остальным этносам нашей бескрайней Родины, что мы не собираемся унижать все остальные этносы. И что мы не такие. И я абсолютно серьезна и про молитвы, и про надежды, что Господь убережет мою страну от опасности грядущих потрясений к которым приведут действия по отделению русского этноса от остальных этносов.

П.С. К просто упоминанию Бога и упоминанию о русском языке отношусь спокойно и даже скорее положительно. Но только так, без выделения русского этноса.

П.П.С. И да, у нас многоэтническая страна, а нация одна – российская. Коллективное РЛО с их истерикой про многонационалочку пусть сначала основы политологии выучит.

Рустем Адагамов:

На этом нельзя останавливаться. Если уж писать конституцию времен XIX века, надо и про евреев что-нибудь ввернуть – черта оседлости, запрет на получение высшего образования.

Екатерина Шульман:

Голосование за конституционные изменения, на которое, судя по социологическим данным, никто не хотел идти, перепридумано как референдум за веру, русский народ и традиционные ценности, против однополых браков и ювенальной юстиции. Никто не предлагал однополых браков, ювенальная юстиция вообще не об этом, а русскому народу не полегчает, но идея, видимо, такая.

Александр Шмелев:

Главная ассоциация, которую вызывает новая "путинская" конституция – это ныне действующая, пятая версия михалковского гимна.
Какая-то невнятная мешанина, кое-как по-быстрому тяп-ляп исполненная, где одновременно и "Ленин великий нам путь озарил", и "хранимая Богом родная земля", и "российский орел совершает полет", и "нас вырастил Сталин на мудрость народам", при этом никто не помнит сегодняшней версии, все путаются, сбиваются, и уж, конечно, никому не приходит в голову относиться к этой бессмысленной лабуде всерьез. Не то, чтобы там, скажем, дружно петь в минуты опасности (это украинцы могут, которым повезло больше, и гимн при каждом новом президенте остается тем же, что раньше). Но хотя бы просто писать слова "гимн" и "конституция" без кавычек, или произносить без дружного закадрового смеха.
Что там у нас еще осталось из символов государства?
Флаг?
Надо, конечно, провести конкурс как его изменить.
На белой полосе, думаю, будет уместно нарисовать побольше разноцветных портретов членов кооператива "Озеро", их любовниц и домашних животных. На красной написать приветы родным и близким членов рабочей группы по изменению флага. Ну, а на синей надо что-то белой славянской вязью исполнить – молитву Перуну, там, или Даждьбогу, как предки завещали.
А то непорядок какой-то! Что-то, оказывается, у нас еще неизгаженное осталось. Куда это годится?

Антон Громов:

Полный весенний комплект православного советского имперца: тут тебе и сталинский тост за русский народ, и Бог с СССР-ом в одной упряжке, и борьба за «Священный Суверенитет» в стиле депутата Федорова, и победобесие, и отстаивание разного рода духовных скреп, подвергающихся «тлетворному влиянию Запада». Не хватает только вписать положение о недопустимости распространения сезонного гриппа, чего уж мелочиться!

Впрочем, ничего нового. Мешаниной из слов, пустых обещаний и пропагандистских лозунгов прикрывают окончательную узурпацию власти этой элитой.

Даниил Константинов:

Прочитал о предложенных президентских поправках в Конституцию. Какой-то дикий советско-клерикальный микс. Здесь и Бог, и Советский союз, и Российская Федерация в веках (о чем они?!), и культ Победы, и преемственность всего со всем. А также дети, единство и прочее.

А если серьезно, то сам текст этих поправок оставляет сильнейшее ощущение искусственности. Знаете это как будто человек, которого неправильно собрали: рот вместо глаз, ноги вместо рук, а уши на попу наклеены. Дефективный человечек. Этакий конституционный Франкенштейн, только еще уродливее. Даже ельцинская Конституция при всем моем сложном к ней отношении и тем, как я отношусь к ее создателям, смотрится цельнее, логичнее. Обычная такая буржуазно-демократическая Конституция, заточенная сильно под президента.

Здесь же – винегрет идей, эпох и образов. Соединение несоединимого. Мертворожденное дитя.

Вымученная какая-то Конституция. Вымученная и выморочная.

Таким же будет и государство, оформленное этим документом. Иначе быть не может.

Григорий Голосов:

Трудящиеся.... то есть, в общем-то, журналисты, все спрашивают: а зачем Путин пихает в Конституцию вот все это, – союз мужа и дамы, Саваофа или какого-то другого Бога, великую победу и пр. Для того и пихает, чтобы заболтать настоящую цель – сохранение власти. А для чего еще была специальная болтальня, более известная как рабочая группа? В основном ведь оттуда идеи, хотя РПЦ автономно расстаралась, ей можно. Собственно, я не думаю, что так с самого начала замышляли. Думали, народу достаточно дать минималку и пенсионку. Но нет, недостаточно. Ладно: вот вам муж, бог и великая победа. Кипите, булькайте.

Кирилл Шулика:

Ну можно сказать, что первоначальный замысел с поправки в Конституцию не был реализован. Цель изначальная была в том, чтобы народ адресно выразил доверие даже не вертикали власти, а лично Путину. Отсюда, кстати, и отставка правительства, как демонстрация того, что вертикаль зависит от одного человека, ему все и решать. Две социальных поправки были таким подарком населения от первого лица, эдаким бесплатным пирожком с чаем на избирательном участке.

Народ, увы не понял, и не ринулся выражать доверие Путину. Чтобы сохранить лицо и чтобы привести народ на участники и родились поправки про Бога, СССР, брак между мужчиной и женщиной, историческую память. Теперь ведь получатся, что авто поправок уже не только Путин, но и Машков, Баталина, Никонов и прочие. Размылся первоначальный смысл... Значит, и транзит власти пойдет по другому сценарию.

Зато очков набрала рабочая группа по поправкам в Конституцию. Вместо роли забытого Фирса, она сыграла роль подпорки в процедуре выражения доверия избирателей национальному лидеру. Теперь ее члены не будут забыты.

Но самое важное, что все схемы трансфера власти придется прописывать с самого начала.

Иван Курилла:

Новые поправки – еще больше о прошлом. Будущего, принципов, "стремления к счастью" там нет.

Егор Сенников:

Вообще, давно хотел написать, но как-то откладывал, а теперь, когда подоспели поправки в Конституцию, снова есть повод.

В целом, вся эта свистопляска вокруг конституции, которая началась уже почти 2 месяца назад (как время летит), и которая уже приобретает какие-то совершенно комичные формы, у меня почему-то сразу вызвала одну конкретную ассоциацию.

Есть такой повторяющийся сюжет русской истории – "Царь от нас устал". Причем устал не от власти – нет-нет, он уходить-то никуда не собирается, а даже наоборот. Он устал от нас всех – с нашими какими-то просьбами, надеждами, требованиями и манифестациями. Его волнуют какие-то другие вещи – либо космического масштаба, либо сугубо личные. Но не мы.

Есть какие-то набившие оскомину примеры – вроде уходящего в Александровскую слободу Ивана Грозного или послевоенного Сталина, озабоченного проблемами мало имеющими отношения к реальной и повседневной жизни. Но мне больше всего нравится в этом плане Александр II, который на фоне смерти любимого наследника (которого отлично готовили к трону – по последнему слову науки) и на фоне покушений на себя, забил почти на все. Кроме личных отношений – с Долгоруковой. Александр отпустил ситуацию – и в семье (в которой отказ от правил довел все до пошлого скандала – великий князь Николай Константинович украл драгоценные камни с иконы, чтобы покрыть карточные долги), и в политике.

В итоге все это суммировал Валуев в своем известном дневниковом высказывании: "Видел их императорских величеств. Вокруг них все по-прежнему, но они не прежние. Оба оставили во мне тяжелые впечатления. Государь имеет вид усталый и сам говорил о нервном раздражении, которое он усиливается скрывать. Коронованная полуразвалина. В эпоху, где нужна в нем сила, очевидно, на нее нельзя рассчитывать".

Вот и сейчас есть ощущение дикой усталости. Плевать, что там будет написано (и кем), напишите что-нибудь, только меня не трогайте, я о другом хочу думать. О Вечном.

Максим Трудолюбов:

Большой и очевидный вопрос к изменению конституции – почему решено не переписывать весь текст, а ограничиться лишь поправками? Двадцать лет правления Путина прошли при «ельцинской» конституции, так что, по традиции, появление «путинской» давно назрело (была ленинская, сталинская, несостоявшаяся хрущевская, брежневская). Сравнительная долговечность ельцинского основного закона – а он продержался дольше брежневского – объясняется его растяжимостью. В этой конституции есть и чрезвычайные президентские полномочия, введенные, чтобы закрепить подавление независимого парламента в 1993 году, есть в ней и права личности, нормы прямого действия. Первое удобно нынешней власти, второе – хорошо для деклараций, да и для граждан тоже. Но время идет и сегодняшний Кремль вполне мог бы все переписать, к чему давно нет никаких институциональных препятствий. У Конституционного суда нет фактической независимости, как нет ее ни у парламента, ни у других институтов.
Ответ на вопрос об отказе полностью переписывать текст, вероятно, таков: чтобы превратить ельцинскую конституцию в путинскую, ее не нужно переписывать.
Поправки изменят контекст и характер интерпретации основного закона. Главы 1, 2 и 9, в которых содержатся базовые права, свободы и правила изменения самой конституции (если ничего экстраординарного не случится) Кремль переписывать не будет. Главный законодатель страны просто поставит права личности в иной контекст. И сегодня мы точно узнали в какой – в контекст подчиненности государству, семье и вере.

Евгений Фельдман:

Статья 1
Есть пельмени – есть Россия. Нет пельменей – нет России.
Статья 2
В Российской Федерации пельмени, а равно манты, галушки, хинкали, дим самы и тортеллини есть неотъемлемая часть тысячелетней культуры.
Статья 3
Действие пельменей носит экстерриториальный характер. Там, где готовят пельмени, – Россия. Где не готовят – не Россия.
Статья 4
Пельмени – это союз теста и мяса, окрошкой Российская Федерация признает только то, что залито квасом. Оливье запрещен.

Вот под этой конституцией я бы подписался.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG