Доступность ссылки

Голоса Каталонии (фотогалерея)

Пока каталонские парламентарии готовятся обсуждать с Мадридом будущие рамки независимости, страсти на улицах Барселоны кипят. Некоторые из тех, кто выступает против независимости, отказывались фотографироваться, опасаясь за свою безопасность. Эти фотографии и записи были сделаны во время и после референдума 1 октября (Белорусская служба РСЕ/РС).

Эта женщина согласилась фотографироваться, но отказалась давать свое имя. Она говорит: «Нас душат. Испанское правительство душит нас и отбирает у нас наши деньги».
1

Эта женщина согласилась фотографироваться, но отказалась давать свое имя. Она говорит: «Нас душат. Испанское правительство душит нас и отбирает у нас наши деньги».

Серджио: «Я голосовал за независимость, потому что я против подавления. Проблема в испанском правительстве, не в испанских людях. Мы пошли на референдум вместе с женой, и мы боялись, что полиция на нас нападет и изобьет нас».
2

Серджио: «Я голосовал за независимость, потому что я против подавления. Проблема в испанском правительстве, не в испанских людях. Мы пошли на референдум вместе с женой, и мы боялись, что полиция на нас нападет и изобьет нас».

Анна: «Нас много лет дискриминировали. Какое-то время у нас было больше автономии, но потом испанское правительство ее отобрало».  
3

Анна: «Нас много лет дискриминировали. Какое-то время у нас было больше автономии, но потом испанское правительство ее отобрало».  

Сальвадор: «Этот референдум незаконен. Мы живем в демократической стране – можно получить большинство в испанском парламенте и изменить все, что хочешь. Но надо уважать закон. Наш закон – это Конституция Испании, и в ней нет права на отделение». 
4

Сальвадор: «Этот референдум незаконен. Мы живем в демократической стране – можно получить большинство в испанском парламенте и изменить все, что хочешь. Но надо уважать закон. Наш закон – это Конституция Испании, и в ней нет права на отделение». 

Каталина: «Моя двоюродная сестра работала в банке в Мадриде. Когда к ней приходили клиенты из Каталонии, она разговаривала с ними на каталанском. А потом ее начальник сказал, что уволит ее, если услышит еще хоть одно слово по-каталански в офисе». 
5

Каталина: «Моя двоюродная сестра работала в банке в Мадриде. Когда к ней приходили клиенты из Каталонии, она разговаривала с ними на каталанском. А потом ее начальник сказал, что уволит ее, если услышит еще хоть одно слово по-каталански в офисе». 

Герард: «Каталонцы – отдельный народ, у которого есть право на самоопределение. Я считаю себя каталонцем, а не испанцем. Испания – все еще моя страна, но я надеюсь, что не надолго». 
6

Герард: «Каталонцы – отдельный народ, у которого есть право на самоопределение. Я считаю себя каталонцем, а не испанцем. Испания – все еще моя страна, но я надеюсь, что не надолго». 

Кристина: «В моей семье есть родственники из Каталонии и Андалусии. И я не поддерживаю отделение от Испании. Я не хотела идти на референдум. Но испанское правительство так себя вело, что превращалось в диктатуру. Так что я пошла и проголосовала за независимость. Но это был голос протеста».    
7

Кристина: «В моей семье есть родственники из Каталонии и Андалусии. И я не поддерживаю отделение от Испании. Я не хотела идти на референдум. Но испанское правительство так себя вело, что превращалось в диктатуру. Так что я пошла и проголосовала за независимость. Но это был голос протеста».    

Лиош: «Ситуация сюрреалистичная и грустная. Не могу поверить. Я один из тех, кто не ходит на уличные протесты, но мне кажется, нет никаких причин отделяться от Испании. Я из Галисии, но я живу здесь уже 15 лет». 
8

Лиош: «Ситуация сюрреалистичная и грустная. Не могу поверить. Я один из тех, кто не ходит на уличные протесты, но мне кажется, нет никаких причин отделяться от Испании. Я из Галисии, но я живу здесь уже 15 лет». 

XS
SM
MD
LG