Доступность ссылки

«Дар, который принесет много соблазна»: споры о резиденции российского патриарха


Федоровский городок в Пушкине, Россия

Российский патриарх Кирилл получит под Петербургом резиденцию с электронной системой управления и гостиницу для гостей главы Русской православной церкви за 2 миллиарда 800 миллионов рублей, сообщает издание The Bell. Для этого будет восстановлен Федоровский городок в Пушкине. Заказчик проекта – Управление делами президента России. Это не первое сообщение в СМИ о резиденции патриарха, об этом писали несколько лет назад, но проект мало кто видел, строить за бюджетные средства резиденцию патриарху не позволяет законодательство, а споры о целесообразности проекта продолжаются.

Памятник федерального значения Федоровский городок на Академическом проспекте – это комплекс зданий, заложенных еще при Николае II. Он тогда назывался Дома для причта и служащих Федоровского Государева собора. Этот комплекс строился с 1913 по 1918 годы в неорусском стиле по проекту архитектора Степана Кричинского. В разное время там жили многие известные люди, например, поэт Сергей Есенин. Комплекс был возвращен РПЦ в 1994 году, чтобы разместить там патриаршее подворье, на территории которого предполагалось обустроить не только резиденцию патриарха, но и музей истории Русской Православной Церкви, паломнический и учебный центры, гостиницу и иконописные мастерские.

В комплекс Федоровского городка входят не только Дома для причта, но и Ратная палата и Феодоровский собор, иногда к нему относят также Императорский павильон и казармы Собственного Его Императорского Величества конвоя. Во время Первой мировой войны в городке были устроены лазареты для солдат и офицеров. Комплекс очень сильно пострадал во время Великой Отечественной войны, сегодня полностью восстановлены только Ратная палата, где в августе 2014 года открылся Музей истории Первой мировой войны, и Феодоровский собор. Оба эти здания дают представление о том, насколько красив был Федоровский городок, когда он был только что построен. Остальные же его здания находятся в плачевном состоянии, некоторые – просто в руинах.

Управление делами президента уже опровергло информацию The Bell про резиденцию патриарха в Федоровском городке, пояснив, что там ведутся "работы по реконструкции в режиме сохранения объектов культурного наследия". Впрочем, там не отрицают, что "в комплексе предусмотрено пространство и для использования Русской Православной Церковью, в том числе при нахождении там патриарха".

Трудно сказать, почему устройство патриаршей резиденции в Феодоровском подается как новость именно сегодня – несколько лет назад об этом уже писала центральная пресса, а в 2017 году – интернет-издание "Канонер", которое, в частности, сообщало, что гостиничный комплекс разместится в четырех палатах – Белокаменной, Розовой, Белой и Желтой, что проект предусматривает восстановление исторического облика фасадов, реставрацию интерьеров – монументальной живописи и изразцов, а также серьезные ландшафтные работы.

Член пушкинского отделения ВООПиК – Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Галина Груздева считает Федоровский городок выдающимся памятником, хотя и не завершенным до конца.

Сам факт вложения государственных средств, чтобы потом передать все это церкви, очень сильно не устраивает

– Все было сделано в едином комплексе с Федоровским собором, там была очень интересная территория, пруды, водотоки. Но, насколько я знаю, планов по полному воссозданию ландшафта нет, об этом как будто забыли, и там все заболачивается. Что касается восстановления городка – это вопрос очень непростой. Восстанавливать надо – это не подлежит сомнению. Наверное, правильно, что финансирует это Управление делами президента – вряд ли кто-то еще сможет потянуть работы такого уровня и такого объема. Там кое-где делался небольшой косметический ремонт, но по большому счету Федоровский городок еще настоящего реставратора не видел – такого, который бы восстанавливал все по планам 1913-14 годов. А вот вопрос, что там будет потом – совершенно отдельный. Конечно, сам факт вложения государственных средств, чтобы потом передать все это церкви, очень сильно не устраивает. Вспомним, что в Екатеринбурге сейчас творится – у нас ведь во многом то же самое. И очень сомневаюсь, что информация по этим работам будет открытая.

– Как вы считаете, приспособление палат под гостиницы совместимо с идеей их восстановления?

– Надо смотреть, что там было спроектировано сначала. Но на самом деле я занимаю такую позицию, за которую меня иногда градозащитники ругают: ради того, чтобы восстановить и сохранить здание, не обязательно думать о том, что там будет. Но восстановят ли? Я сильно сомневаюсь. Ведь гостиница – это коммуникации, это всякие джакузи… извините, в таком здании это недопустимо. Если в Федоровском городке будут что-то делать без всех положенных процедур, мы будем очень сильно шуметь: ведь если государство само узаконило отношения с памятниками, то почему здесь закон не соблюдается?

Редактор издания "Канонер", которое уже писало о строительстве резиденции патриарха, Дмитрий Ратников приветствует восстановление всего Фермского парка, к которому относится Федоровский городок, поскольку много десятилетий этот прекрасный парк стоял в руинах.

Я надеюсь, что здесь будет даже более бережная реставрация, поскольку она не предполагает никаких новых объемов, стеклянных пристроек или куполов

– То, что за последние годы этот район преобразился, не может не радовать – в Ратную палату и Федоровский собор уже ездит множество туристов, восстанавливается ферма, и это благо для Пушкина. То, что для Федоровского городка нашли применение, тоже хорошо. Для объекта культурного наследия не важно, кто его хозяин, главное, чтобы он следил за его состоянием. Ведь еще десять лет назад Федоровский городок стоял буквально в руинах, еще немного, и он развалился бы, как Ропшинский дворец, который, к сожалению, никому не интересен. Я знаю, что есть проект, согласованный КГИОП, его делала "Архитектурная мастерская Е. Ю. Меркурьева", это довольно известная фирма, она сотрудничала с Управлением делами президента на других объектах, самый известный – это здание Сената и Синода, и к работам, которые сделаны там, вряд ли есть претензии. И я надеюсь, что здесь будет даже более бережная реставрация, поскольку она не предполагает никаких новых объемов, стеклянных пристроек или куполов, там все должно остаться в первозданных габаритах. Да и вообще, Федоровский городок изначально строился как церковный, это видно по названиям зданий – Трапезная, Дома причта, поэтому я думаю, что возвращение его Церкви оправдано и согласуется с назначением памятника.

Координатор общественной организации "Гражданин Пушкин" Александр Беляев тоже считает, что главное – восстановить городок.

Кому-то не нравится РПЦ – но пройдет время, все изменится, и в восстановленном памятнике будет музей

– Меня не смущает то, что им будет владеть Русская Православная Церковь – хотя она сегодня делает все, чтобы восстановить людей против себя. Наверное, что бы она ни предприняла, все будет восприниматься в штыки. Потому что она сейчас действует нахрапом, как государство, не слыша людей, не спрашивая их мнения. И самое печальное, что этим она отвращает людей, особенно молодых, не только от церкви, а от самой религии. А ведь Церковь должна притягивать к себе людей, нести им добро и понимание жизни. Но все же я к этой новости – для меня не новой, о патриаршей резиденции – отношусь положительно, мы за то, чтобы Пушкин восстанавливался, и я думаю, не так важно, кто будет хозяином памятника, главное, чтобы его хорошо восстановили. Ну, допустим, кому-то не нравится РПЦ – но пройдет время, все изменится, и в восстановленном памятнике будет музей. Или сама РПЦ изменится и будет действительно нести людям христианские ценности, которые я очень ценю и уважаю.

Александр Беляев считает, что новость о патриаршей резиденции в Федоровском городке сегодня звучит так громко не сама по себе, а в связи с волнениями по поводу строительства храма в Екатеринбурге. Беляев также напоминает, что в Пушкине еще много объектов, которые разрушаются и требуют безотлагательного восстановления – Баболовский дворец или Императорский павильон, но часто проблема кроется не только в деньгах на реставрацию зданий, но и в том, чтобы найти им современное применение.

У священника Русской Православной Церкви Николая Савченко свой взгляд на устройство резиденции патриарха в Федоровском городке – он считает, что это, скорее, государственный проект, в который вовлекается церковь.

– Я более чем уверен, что у рядового верующего или представителя Церкви такая информация может вызвать соблазн, а потому сама целесообразность такого проекта дискуссионна. Соблазн в том, что мы видим огромные расходы на то, что не представляет насущной необходимости для Церкви. Патриарх ненадолго посещает наш город несколько раз в году, сейчас члены Синода останавливаются в Новодевичьем монастыре, предполагается, что потом они будут останавливаться вот в этой резиденции. Но мне кажется, что в этом случае как раз государство пытается привести руководство Церкви к своим стандартам – и именно это вызывает соблазн.

Эти деньги лучше было бы пустить на другие проекты, которых множество, но, наверное, это решение администрации президента

Сегодня наше государство устроено так, что его руководство обеспечено гораздо лучше, чем власти в любой европейской стране или в США, разрыв между доходами граждан и доходами руководства страны огромен, что вызывает справедливые нарекания. И я думаю, что увлекаться этим путем, ведущим ко все большему имущественному разрыву руководства и простых верующих – это соблазн. Это тот соблазн, за который, возможно, нам придется заплатить в будущем, и вот этого мне бы не хотелось. Так что мне кажется, эти деньги лучше было бы пустить на другие проекты, которых множество, но, наверное, это решение администрации президента, а у нас эти вещи не обсуждаются.

С другой стороны, не все так просто. Русская Православная Церковь – нищая, она бедна по сравнению с любой другой западной церковью. Да еще финансовое управление очень централизовано, так что возникают большие диспропорции. И этим пользуется государство. У нас в стране единственная реституция – церковных зданий, но и она проходит очень медленно. Но ведь до революции Церковь владела громадными активами недвижимости, и требовать их возвращения просто невозможно в силу огромного масштаба. Даже зданий самих церквей и монастырей часто не вернуть, потому что там уже находятся другие организации, и Церковь не претендует на то, чтобы вернуть все, и правильно делает. Но получается, что нам передают голые храмы, полуразрушенные, с осыпавшейся штукатуркой, и ничего больше. Если передаются какие-то прицерковные здания, то это исключение, а вовсе не правило. Мы получаем здания, требующие огромных вложений, а сами не имеем ничего и можем надеяться только на помощь государства или каких-то жертвователей.

В древности некоторые святые отцы, подвижники уклонялись от богатых даров, и это им ставилось в огромную заслугу

Разорение Церкви так быстро не преодолеть, мы делаем только первые шаги. Поэтому Церковь и принимает дары, которые спускают сверху властители, чиновники. Вот эта резиденция – тоже спущенный сверху огромный, дорогущий дар. Я понимаю, что надо бы принимать его с благодарностью, но он, конечно, повторяю, принесет много соблазна. В древности некоторые святые отцы, подвижники уклонялись от богатых даров, и это им ставилось в огромную заслугу, мы читаем об этом и прославляем их. Но понятно, что больше было других – принимавших богатые дары, и волей-неволей это превращалось в соблазн для ближних. Так будет и здесь, – говорит священник Николай Савченко.

Экономист Владимир Грязневич считает, что главная интрига состоит в том, как чиновники оформят использование патриархией федеральной собственности.

– По закону, напрямую строить резиденцию патриарху за счет федерального бюджета нельзя, это нецелевое использование бюджетных средств, за которое сажают в тюрьму. Патриархия – это частная организация, на которую нельзя тратить государственные средства. Скорее всего, это оформят как государственный объект, а вот дальше непонятно – наверное, ее передадут в пользование РПЦ, причем должны будут установить арендную плату, и не 1 рубль, тут нет никаких льгот, это должен быть коммерческий найм. Иначе это будет прямое нарушение закона. Интересно, какое дадут основание – зачем тратить миллиарды на этот объект, вне зависимости от его дальнейшего использования, и как потом объяснят, почему его надо использовать именно так.

Не удивлюсь, если с той поры бизнес-составляющая в деятельности РПЦ увеличилась

Иначе возникает подозрение в ангажированности, конфликте интересов некоторых чиновников – как всегда, когда объект строится за бюджетные деньги, а потом на льготных условиях передается частному лицу или компании. По закону для этого нужно объявить конкурс по 44 федеральному закону, и победителем станет тот, кто предложит большую арендную плату. Трудно представить, что патриархия будет единственным участником конкурса, ведь аренда государственной недвижимости пользуется спросом. И если окажется, что никого больше нет, то это тоже будет подозрительно – в общем, вся эта история очень подозрительна.

Владимир Грязневич не понимает, почему патриархия не может сама построить себе резиденцию, а также – зачем патриарху резиденция в Петербурге. Не согласен он и с тем, что Русская Православная Церковь бедна.

– Как известно, во времена президента Ельцина РПЦ получила эксклюзивные права на беспошлинный импорт алкоголя и сигарет, это в течение нескольких лет было источником огромных доходов, а также всяческого криминала. Не удивлюсь, если с той поры бизнес-составляющая в деятельности РПЦ увеличилась. Да и посмотрите, у них же было желание взять на себя управление Исаакиевским собором – значит, у них есть большие деньги.

– Уже известно, что Управление делами президента России, выбрало подрядчика – строительную компанию "Геоизол", как вы оцениваете этот выбор?

Хорошо ли она выполнит работы – это вопрос более сложный: халтурят все, даже крупнейшие компании

– Это известная компания, неплохая, сначала она была чисто петербургской, потом она хорошо себя проявила и получила федеральные заказы, например, объекты Красной поляны в Сочи. Это не какая-то однодневка, но хорошо ли она выполнит работы – это вопрос более сложный: халтурят все, даже крупнейшие компании. А потом, это же не просто стройка, это реставрация, тут нужна лицензия от КГИОП, он должен наблюдать за работами на всех этапах, а то, что нынешний КГИОП со времен Полтавченко (Георгий Полтавченко, в 2011-2018 года губернатор Санкт-Петербурга – РС) делает это очень плохо, нам известно по многочисленным скандалам, когда при так называемой реставрации чудовищно уродовался лепной декор зданий. Так что градозащитники должны держать ухо востро.

Активист градозащитного движения "Живой город" Дмитрий Литвинов в целом приветствует восстановление Федоровского городка, хотя его смущает, что это делается за бюджетные деньги.

Уж если на памятник решено потратить такие большие деньги, то надо сделать все, чтобы они пошли ему на пользу

– Может, тогда сделать это каким-то общественным пространством, музеем, местом для всех. А может такие огромные деньги лучше потратить на другие памятники, ждущие реставрации в том же Царском Селе. В пригородах Петербурга в срочных противоаварийных работах нуждаются сотни деревянных памятников, мы теряем целый пласт нашей культуры. В Пушкине не приведен в порядок Баболовский парк, Баболовский дворец лежит в руинах после войны – простор для применения бюджетных денег огромный.

Но и КГИОП, по словам Дмитрия Литвинова, часто не проявляет особого рвения в надзоре за ходом реставрации, поэтому не исключено, что если при реставрации Федоровского городка случатся какие-то нарушения, то заметить их можно будет только постфактум. Градозащитник считает, что ВООПиК должно внимательно следить за ходом работ: уж если на памятник решено потратить такие большие деньги, то надо сделать все, чтобы они пошли ему на пользу.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG