Доступность ссылки

«Людей травят, цены растут»: что ждет «Крымхлеб» после приватизации


Предприятие «Крымхлеб», отобранное у предыдущих владельцев в 2014 году, включили в план приватизации на 2019 год. Такое распоряжение опубликовано на официальном сайте крымского правительства. Российский глава Крыма Сергей Аксенов отметил, что предприятие планируют не продать, а акционировать – это якобы поможет «Крымхлебу», и что крымчанам опасаться нечего.

Сергей Аксенов заверил, что продавать предприятие не планируют, у государства останется 100% акций, однако добавил: «Если найдется инвестор, который в рамках государственно-частного партнерства будет готов вложить деньги в модернизацию, будем обсуждать».

«Крымхлеб» – ведущий производитель хлебобулочных и кондитерских изделий на полуострове. По данным Министерства сельского хозяйства Крыма, в прошлом году предприятие принесло бюджету полуострова свыше 260 миллионов рублей.

Украинский экономический эксперт Евгений Невмержицкий отмечает, что информации о преобразовании «Крымхлеба» пока слишком мало и что выглядит это противоречиво.

– Приватизация – это передача в частные руки. Акционирование – организационно-правовая форма. Если появляются новые акционеры, значит управляться предприятие будет этими акционерами, то есть что-то меняется в структуре собственности. В то же время «Крымхлеб» как принадлежал государству, властям, так и продолжает принадлежать. Здесь абсолютно никакой информации не предоставляется, сказать нечего. Приватизированное предприятие с государственной формой собственности – это нонсенс, взаимоисключающие понятия. Если у предприятия есть акции, их можно продать частным лицам, по частям, и акционеры потом имеют голоса в принятии решений.

Евгений Невмержицкий также объясняет, как работает государственно-частное партнерство и возможно ли такое в Крыму.

– В развитых странах это то, что двигает экономику вперед. Для строительства дорог, атомной станции, аэропорта или другого социально значимого предприятия государство предоставляет определенные права частному предприятию, которое дает инвестиции. Это программа по налогообложению, по использованию этой собственности. То есть государство как управляющая и контролирующая структура вступает в совместное управление предприятием, а частный бизнес – это более эффективное управление. Один из самых распространенных видов государственно-частного партнерства – это концессия. Но подчеркну, что такое работает в правовых государствах, а в России право не уважается, законы не выполняются.

До 2012 года одним из совладельцев предприятия был брат бывшего министра образования Украины Михаил Табачник. После этого предприятие перешло в управление донецкого торгового дома «Золотой урожай», а в ноябре 2014 года «национализировали», мотивировав это необходимостью обеспечить «продовольственную безопасность» полуострова. По данным компании, ежедневно «Крымхлеб» производит до 150 тонн хлебобулочных и кондитерских изделий. Это единственное в Крыму предприятие, которое выпускает социальные сорта хлеба. В прошлом году продукция «Крымхлеба» подорожала почти 10% – на предприятии объяснили это потерями урожая и ростом закупочных цен на зерно и бензин.

Российский стратег Владимир Решетняк не видит смысла в производстве социального хлеба в современных условиях.

– По данным Росстата и других источников, потребление хлеба и хлебобулочных изделий в России за последние 5-10 лет особо не изменилось – это до 100-120 килограммов на человека в год. Изменения были в сторону снижения: в 2010 году было 120, сейчас – 110-100. Снижение не постоянное, оно обусловлено, скорее, потребительскими предпочтениями. Что до социального хлеба, я это понятие воспринимаю пережитком Древнего Рима. В потребительской корзине хлеб и прочие мучные изделия занимают не более 5%. Это очень незначительная доля, чтобы просить производителей удешевить свой труд ради решения проблемы социального неравенства или бедности. Малоимущие нуждаются скорее в социальных лекарствах и социальных услугах ЖКХ, которые в общем чеке гражданина намного весомее хлеба. А если хлеб дорожает, это говорит о стратегической недальновидности властей.

Радиослушатель из Крыма жалуется на качество хлеба для малоимущих:

«Социальный хлеб – как ливерная колбаса: неизвестно, из чего оно сделано там. Коты не едят ни то, ни другое. Хлеб за 50-60 рублей более-менее съедобный, сутки полежит – можно есть. А все остальные хлеба сутки полежали – и уже не понятно, что там напичкано. Травят людей, да и все. Контроля никакого нет, цены растут».

Директор Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко предлагает вообще забыть о понятии «социальный хлеб».

– Понятие социального хлеба существовало только в СССР, потом оно перекочевало в некоторые другие страны. Но если мы посмотрим на страны Прибалтики, где хлеб на 20-30% дешевле, чем в Украине – я имею в виду белый хлеб – на Польшу, где он на 15% дешевле, то станет ясно, что понятия социального хлеба в наших странах уже нет. Термин есть, но по факту даже достаточно развитые страны имеют более дешевый хлеб, без обозначения «социальный». За последний год в Украине хлебная корзина в среднем подорожала на 22%, и в большей степени дорожали самые дешевые сорта хлеба. Ингредиенты составляют порядка 50% стоимости готовой буханки, остальное – рентабельность предприятия, энергоресурсы, зарплата.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG