Доступность ссылки

«Сахарное дело» в Беларуси: подробности


В Беларуси по "сахарному делу" под стражей находятся, по разным источникам, от 7 до 11 человек. Власти говорят о борьбе с коррупцией. Дело появилось в тот момент, когда целая отрасль белорусской экономики стала нести убытки.

Директора четырех заводов задержаны Комитетом государственной безопасности Беларуси, а на гостелеканале "Беларусь 1" вышел фильм-расследование о "сахарной мафии". Представитель КГБ Константин Бычек сообщил о возбуждении ряда уголовных дел за получение и дачу взяток. По версии КГБ, за несколько лет коррупционеры украли миллионы долларов.

Президент страны Александр Лукашенко говорил о проблемах в сахарной отрасли еще в августе прошлого года.

Как появилось "сахарное дело"

Самолет авиакомпании "Белавиа", следовавший из Минска в Мюнхен, 24 января развернули во Вроцлаве и посадили в Гродно. По данным журналистов портала TUT.BY, в тот день с борта самолета сняли от 6 до 8 человек.

Как развивалось "сахарное дело" в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:00 0:00

Тогда очевидцы предположили, что среди пассажиров был Михаил Криштапович – директор Городейского сахарного комбината. Позже TUT.BY опубликовал статью, в которой жители поселка Городея говорят об обыске на комбинате накануне предполагаемого задержания директора и опечатывании кабинета руководителя.

Ни от Следственного комитета Беларуси, ни от КГБ официальной информации не было. Молчали и "Белавиа", и пограничный комитет.

В понедельник 27 января не вышел на работу Николай Прудник – директор Слуцкого сахарорафинадного завода. На предприятии сказали, что руководитель в отпуске и вернется через две недели.

В этот же день не оказалось на рабочем месте и директора Жабинковского сахарного завода Виктора Миронова: тогда в приемной ответили, что начальника нет, а когда он будет – неизвестно.

В тот понедельник не вышел на работу и руководитель Скидельского сахарного комбината Дмитрий Егоров: никаких комментариев о нем журналистам получить не удалось.

Официальной информации по-прежнему не было. СМИ предположили, что руководителей задержали. Дело называют "сахарным".

28 января TUT.BY, ссылаясь на источники, рассказал, что фигурантом "сахарного дела" является и Дмитрий Кириллов – руководитель "Белорусской сахарной компании", которую учредили сахарные заводы. В эти дни его также не оказалось на рабочем месте в московском офисе.

Официальной информации все еще не было. Журналисты подсчитали, что три из четырех сахарных заводов Беларуси последние два года работали в убыток.

29 января вскользь прокомментировал "сахарное дело" генпрокурор Беларуси Александр Конюк. Интервью показали на телеканале "Беларусь 4. Гродно".

"Я не хочу анонсировать сейчас некоторые вещи, но они сейчас на слуху у всей республики. Но то, что сейчас произошло, – это, опять-таки, внешняя дебиторская задолженность", – сказал генпрокурор.

4 февраля, спустя 12 дней с момента задержания директоров сахарных заводов, ситуацию прокомментировал президент Беларуси Александр Лукашенко: "Такого в Беларуси еще не было. Что сделали эти дельцы: они создали в Москве "прокладку" – торговый дом. Обычная "прокладка". Поставили туда своих. С заводов по бросовым ценам продавали торговому дому в Москве белорусский сахар. Те, увеличив цену, продавали на рынке. Разницу взятками раздавали этим директорам заводов".

Оказалось, что и самолет развернули по приказу президента, и все задержания проходили тоже по его распоряжению.

"В течение суток замели всех – это была моя жесткая команда. Все дали показания. Никто их не гнобил, не бил, пальцы в дверь не засовывал – посадили и сказали: только правду. Все написали, с кем были связаны, кому возили, кому давали".

В этот же день, 4 февраля, на государственном телеканале "Беларусь 1" вышло расследование с участием начальника отдела следственного управления КГБ и с кадрами оперативной съемки.

На данный момент известно о семи задержанных по "сахарному делу". Фигурантов обвиняют в получении взятки в особо крупном размере и даче взятки в крупном размере. Им грозит до 15 лет лишения свободы.

Что делала "сахарная мафия" в России

Компания, которую на белорусском телевидении называют "сахарной мафией", действительно существует. Она зарегистрирована в Москве в офисном здании по адресу: улица Большая Полянка, дом 42.

Что делала белорусская "сахарная мафия" в России
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:31 0:00

В ООО "Белорусская Сахарная Компания" четыре учредителя – те самые белорусские сахарные заводы, чьи директора внезапно пропали в конце января, а теперь задержаны и дают признательные показания. Об этом говорят на белорусском телевидении. 5 февраля стало известно, что задержан также директор московского ООО Дмитрий Кириллов.

На сайте компании – минимум информации о бизнесе. Сказано, что ООО "успешно сотрудничает" примерно с 40 компаниями. По юридическому адресу находится скромный офис. Правда, в среду, 5 февраля, он был закрыт. Соседи рассказали "Настоящему времени", что видели в нем людей лишь однажды. Фактический адрес – офис в крупном бизнес-центре в Москве. Его секретарь отказала журналистам в комментариях, поговорить с сотрудниками в эти дни не удалось.

Президент Беларуси Александр Лукашенко несколько раз высказался о "сахарных мошенниках" и озвучил версию с торговым домом-"прокладкой", когда сахар с заводов по бросовым ценам продавали торговому дому в Москве, а разница шла на взятки. Но в 2018-2019 годах на российском сахарном рынке зафиксировали кризис перепроизводства сахара, а в этом сезоне страна произведет 8 млн тонн сахара при внутреннем потреблении 6 млн тонн.

Директор аналитического центра "СовЭкон" Андрей Сизов считает, что смысла продавать в Россию белорусский сахар нет: "Раньше он был, да. Сейчас в России огромное количество своего сахара. Экспортный излишек – 1,8 млн тонн, который не будет вывезен, максимум будет вывезен 1 млн тонн. Такое количество сахара – и цены, как следствие, упали. В Беларуси цены регулируются государством, и они в Беларуси выше. Зачем нужно было везти этот сахар и продавать сюда, вместо того чтобы продавать его в Беларуси – мне это не понятно".

В эфире белорусского телевидения Лукашенко озвучил другую, противоположную первой, версию "обнала": "Дожились до того, что производимые товары в Беларуси через посредников продаются белорусским же предприятиям. Это нормально? Это не нормально".

Дожились до того, что производимые товары в Беларуси через посредников продаются белорусским же предприятиям. Это ненормально
Александр Лукашенко


Согласно финансовой отчетности ООО, "Белорусская сахарная компания" все последние годы работала примерно в ноль. Доходы и расходы компании были почти одинаковыми – 9,8 млрд рублей. 530 млн рублей уходило на коммерческие расходы: о чем конкретно идет речь, в документах не уточняется. Зафиксированная прибыль за 2018 год – 93 млн рублей, за 2017-й – 36 млн, за 2016-й – 73 млн рублей.

В сюжете белорусского государственного телеканала говорится, что "доходы сахарной мафии исчислялись миллионами долларов". Однако конкретной схемы, как это происходило, ни авторы сюжета, ни начальник следственного управления КГБ Беларуси Константин Бычек, не приводят. У белорусских властей есть две версии. Первая – отмывание денег на производстве упаковок для сахара: для некоторых участников сделки это 3 цента за каждый мешок.

Вторая схема описывается автором сюжета еще более размыто: "Четыре завода отгружали весь экспортный объем белорусской сахарной компании. Дальше значительная часть уходила подконтрольным посредникам. Выгодность заявок и экономика завода их не интересовала. На первом месте всегда была личная выгода".

С позиций бизнеса продавать дорогой белорусский сахар в Россию невыгодно.

"Возможно, тут могла возникнуть причина, которая выливается из плановости экономики. У руководителей могли стоять определенные показатели, которым они должны соответствовать, – считает управляющий партнер консалтингового агентства Agro and Food Communications Илья Березнюк. – Если в России компании регулируют это сами – пишут бизнес-планы, регулируют их, то здесь другая ситуация – есть план. Нужно выполнять план по объемам, по реализации в денежном эквиваленте".

На сайте белорусского государственного концерна пищевой промышленности говорится, что в 2018-2019 годах из-за внедрения мировых технологий сахарные заводы страны победили в конкурсе "Лучший сахарный завод Таможенного союза года". Известно, что все сахарные заводы Беларуси поддерживаются государством, некоторые получили кредиты для модернизации производства.

В чем сахар

В белорусских магазинах регулируются цены на сахар: рафинад стоит 1,5 белорусских рубля (45 российских рублей) за килограмм. Продавать дешевле в розницу его нельзя – это распоряжение антимонопольного органа Беларуси, которое сам Александр Лукашенко ставит себе в заслугу: он, дескать, заботится об отечественном производителе.

Протекционизмом президент Беларуси занялся еще в 2017 году, когда сахарная отрасль испытала первый шок – в России резко упали цены на сахар, и в белорусских магазинах появился российский сахар по гораздо более низкой цене. Тогда антимонопольный орган Беларуси (МАРТ) включил сахар в список значимых товаров, установив цену в 1,5 рубля за килограмм. С тех пор срок регулирования цены постоянно продлевался, последнее продление должно закончится в марте.

В 2019 году ситуация оказалась такой, что в российских магазинах килограмм сахара стоил 86 белорусских копеек (25 российских рублей), а в белорусских – 1,54 белорусских рублей (45 российских рублей), причем это мог быть один и тот же сахар.

Продавать белорусский сахар в Россию по завышенной цене было бесполезно.

В Беларуси четыре производителя сахара – Городейский и Скидельский заводы, Жабинковский и Слуцкий сахарорафинадные комбинаты. Это государственные предприятия, и все они закредитованы после начала масштабной реформы модернизации. Кроме того, заводы являются градообразующими предприятиями. Президент Александр Лукашенко говорил об этом еще в августе, когда требовал от их директоров и чиновников продать сахар любой ценой.

Вся цепочка выглядит так: сахарную свеклу выращивают государственные аграрные предприятия и колхозы, в которых работают десятки тысяч человек. Они берут кредиты на посевную у сахарных заводов. Те, в свою очередь, занимают деньги у государства и производят рафинад. Причем цикл устроен таким образом, что зимой, когда свекла заканчивается, Беларуси приходится еще и закупать сырье за границей, чтобы производство не останавливалось.

Из примерно 700 тысяч тонн сахара в стране съедают чуть меньше половины – остальное продают в Россию, а там – ультралиберальный рынок и перепроизводство сахарной свеклы. Третий год цены на сахар падают. Завозить российский сахар в Беларусь стало выгоднее, чем продавать белорусский в Россию. При этом в 2018 году белорусские заводы выкрутились и вышли в ноль, а в 2019-м, судя по отзывам экспертов рынка, точно показали многомиллионные убытки. Это значит, под угрозой оказались все те люди, кто традиционно голосует за Лукашенко на выборах. В этой ситуации власти нужен был тот, кто за убытки ответит.

"Приватизация прибыли и национализация убытков"

Как "сахарное дело" воспринимается в Беларуси, в эфире программы "Вечер" рассказал бывший кандидат в президенты Беларуси, экономист Ярослав Романчук.

Экономист Ярослав Романчук – о "сахарном деле": "Типичная белорусская схема"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:03 0:00
Это типичный белорусский "схематоз", в рамках которого государственная монополия руками красных директоров и тех людей, которые их крышуют, зарабатывает себе деньги
Ярослав Романчук


– "Сахарное дело", или "сахарная мафия", как сказало белорусское телевидение, – это типичный белорусский "схематоз", в рамках которого белорусская государственная монополия руками красных директоров и тех людей, которые их крышуют, зарабатывает себе деньги.

Типичная схема, когда идет приватизация прибыли и национализация убытков. На объемах где-то $170-190 млн в год зарабатывать 10-15% скромных – это $10-20 млн – очень хорошая добавка к официальным окладам.

Эта схема типична для Беларуси. Подтверждается информация о том, что в Беларуси давным-давно принимаются решения вне судебных органов. И когда мы слышим такие обвинения с официального белорусского телевидения, а органы правопорядка и прокуратура молчат – это типичная ситуация, когда в рамках "ЗАО Беларусь" руководители по своим схемам, по своим понятиям решают, кто виноват, а кто прав.

Как Лукашенко борется с коррупцией

Борьба с коррупцией в Беларуси уже много лет ассоциируется с задержаниями руководителей и чиновников, которые отвечают за целые отрасли экономики.

В предыдущие годы антикоррупционные "чистки" коснулись чиновников и топ-менеджеров нефтехимического сектора, агробизнеса, ЖКХ, деревообработки. Помимо крупных процессов, когда за решеткой оказывались, например, десятки сотрудников таможенной службы, в Беларуси ежегодно проходят одиночные процессы против чиновников самого разного уровня – от руководителей райисполкомов до помощников президента.

В 2019 году КГБ Беларуси задержал по обвинению в получении взятки замглавы Совбеза Беларуси полковника Андрея Втюрина, известного в прошлом как личного охранника Лукашенко. Втюрина обвинили в получении взятки в 150 тысяч долларов.

В 2018 году силовики задержали десятки руководителей медучреждений и должностных лиц во главе с замминистра. Вместе с ними были задержаны и руководители крупных предприятий, имеющих отношение к медицине. Обвинения в коррупции предъявили 21 человеку, многие получили реальные сроки.

Нередко осужденные за коррупцию чиновники пишут прошения о помиловании на имя Лукашенко и вместо тюрьмы едут поднимать дальние колхозы. В 2016 году подобные истории происходили с бывшим заместителем генпрокурора Александром Архиповым, бывшим главой Солигорского района Александром Римашевским, бывшим руководителем Чашникского райисполкома Владимиром Булаем.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG