Доступность ссылки

«Талибан» как пример для подражания: могут ли события в Афганистане влиять на Кавказ


Боевики «Талибана» патрулируют квартал Вазир Акбар Хан в Кабуле, 18 августа 2021 года

Возврат движения "Талибан" к власти в Афганистане может вырасти в миф об успешной борьбе с доведшими народ до нищеты олигархами и коррупционерами. Чем напряженнее будет ситуация в граничащих с Афганистаном постсоветских странах Центральной Азии, а также в самой России, тем большая часть исламской молодежи начнет рассматривать "Талибан" как пример "победоносного джихада", отмечают опрошенные Кавказ.Реалии эксперты.

В отличие от "Исламского государства" и "Имарата Кавказ" (обе организации признаны террористическими и запрещены в России. – Прим. ред.), "Талибан" из повстанческих отрядов стал силой, которую еще до победы на официальном уровне принимали в Москве и с которой готовы вести переговоры.

"Радость по поводу того, что талибы опозорили США, льющаяся с российских телеэкранов, до Америки не долетит. Американцы о точке зрения российских "патриотов" не узнают, так что им по этому поводу ни холодно, ни жарко. Зато всё это очень хорошо расслышат российские мусульмане – и на Кавказе, и в Поволжье. Естественно, что престиж радикального ислама в их глазах вырастет", – пишет политолог Аббас Галлямов.

В условиях идейного кризиса, когда путинский курс себя не оправдал, а республики Северного Кавказа пребывают в стагнации, исламская молодежь может обратиться к "Талибану".

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

Пропагандистский эффект

Миф о талибах может развиваться подобным образом, как несколько лет назад миф об "Исламском государстве", считает один из ведущих российских экспертов по движению "Талибан", политолог Андрей Серенко.

"Победа талибов способствует радикализации части исламской молодежи в России, и прежде всего Средней Азии, популяризации среди нее именно джихадистской модели поведения. Бренд "Талибан" в Афганистане – это одна история, а бренд "Талибан" в других странах, мифы о нем – совсем другая. Он имеет все перспективы стать глобальным, начать вирусное распространение", – отметил Серенко.

Собеседник подчеркивает, что миф о "Талибане" не будет иметь никакого отношения к талибам как конкретной политической группировке, став самостоятельным явлением. Увидев реальную победу, ранее симпатизировавшие ИГИЛ молодые радикалы теперь будут симпатизировать "Талибану".

Бренд "Талибан" в Афганистане – это одна история, а бренд "Талибан" в других странах, мифы о нем – совсем другая

"Неслучайно еще полтора года назад шейхи "Аль-Каиды" (организация признана в России террористической и запрещена. – Прим. ред.) назвали "Талибан" победоносной моделью джихада. Можно долго бороться, но не побеждать, а они победили. Так что мифы о "Талибане" распространяет не только само движение, но и пропагандисты "Аль-Каиды", в том числе ориентированные на русскоговорящую аудиторию", – добавил Серенко.

По словам эксперта, наибольший пропагандистский эффект от этой победы в нынешних условиях будет достигнут в постсоветских странах Центральной Азии, ситуация в которых напоминает Афганистан – небогатое, а то и нищее население, страдающее под гнетом местных олигархов с такими же, как в Кабуле, дворцами с "золотыми унитазами".

"Благодаря видео из роскошных дворцов маршала Дустума и президента Гани талибы становятся пропагандистами не просто джихадизма, но и политических принципов социальной справедливости. Создана картинка – талибы наказали олигархов, прогнали коррупционеров. Их победа – это победа над взяточниками и ворами, ограбившими свой народ, вогнавшими его в нищету", – перечисляет политолог.

На Северном Кавказе и в России в целом тоже напряженная социально-экономическая ситуация, но российская политическая система более устойчива, чем в постсоветских странах Центральной Азии, добавляет эксперт.

Талибом среди мусульманской молодежи скоро станет быть модно

"Действия российских силовиков, в том числе речь идет о Кадырове в Чечне, достаточно эффективны в борьбе с такими радикальными структурами. Поэтому на данный момент к реальным последствиям рост популярности "Талибана" – а талибом среди мусульманской молодежи скоро станет быть модно – вряд ли приведет. Но он повлияет на тысячи работающих в стране мигрантов, которые оказываются под прессингом полиции, коррупционными требованиями чиновников, в целом сталкиваются с негативным восприятием общества. Благодаря этому они становятся благоприятной средой для радикализации", – подытожил Андрей Серенко.

Афганистан вместо Сирии?

Прокремлевское новостное агентство "Спутник" несколько дней назад сообщило о прямом выстраивании связей талибов с сепаратистскими силами, ориентирующимися как на ИГИЛ, так и на "Имарат Кавказ". В социальных сетях опубликованы десятки поздравлений талибам с победой на русском языке, в том числе из Карачаево-Черкесии, Ингушетии, Чечни, Дагестана, Адыгеи, Поволжья и аннексированного Россией Крыма.

Такие поздравления звучат и почти на официальном уровне – советник главы Чечни по религиозным вопросам Адам Шахидов сперва назвал талибов "красавчиками", а затем, объясняя свои слова, и вовсе заявил о поддержке "матуридитов и ханафитов" (религиозное течение в исламе), каковыми являются талибы, которых в России, по его словам, "не считают угрозой" и примут как дорогих гостей.

Не все эксперты думают, что нынешняя победа движения "Талибан" непременно приведет к радикализации исламской молодежи в России. Директор Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев считает, что успех талибов в Афганистане не повлияет на ситуацию на Северном Кавказе. Для предотвращения возможного влияния необходимо усилить молодежную политику, развивать религиозное образование, государственно-конфессиональные отношения и другие нормы воздействия на молодежь. В том числе работая и среди молодых мигрантов, приезжающих на заработки в Россию.

"Россия готова к тому, чтобы решительно заявлять о своих интересах в любом регионе. Это касается и обстановки на границах с Афганистаном, – полагает Гереев. – Несмотря на то, что движение "Талибан" запрещено решением Верховного суда России, налаживать контакты необходимо, потому что сейчас другой власти в Афганистане нет. В первую очередь это касается вопросов безопасности".

Ситуация, однако, может быть и обратной – не только усиление джихадистских идей на фоне победы движения "Талибан", но и притяжение в Афганистан радикалов из постсоветских стран, причем не только граничащих с ним. В конце 1990-х "Талибан", впервые захватив власть в Афганистане, заявил об установлении "подлинного исламского строя" и выполнении "национальной задачи", объявив о готовности "позаботиться о братьях-мусульманах во всем исламском мире". Радикалы призывали российских мусульман совершить "хиджру" (переселение) в Афганистан, причем переезжали в поисках полностью исламского государства целые семьи.

В 1999 году из выходцев с Поволжья создается боевое подразделение "Талибана" "Джамаат Булгар", в который, помимо татар и башкир, входили дагестанцы, кабардинцы и русские. Одним из амиров джамаата был уроженец Дагестанских Огней Иса аль-Дагестани, убитый в 2009 году в ходе боевых действий. С началом американской спецоперации в Афганистане некоторые лидеры джамаата были пойманы и помещены в тюрьму в Гуантанамо.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG