Доступность ссылки

«Тема Крыма сложнее Донбасса»: о российской аннексии и милитаризации полуострова в новой книге


Военные учения российских войск возле морского побережья Крыма, сентябрь 2016 года

Быстрая аннексия Крыма Россией и симпатия многих жителей к новой империи Путина как «реинкарнации СССР» объясняется сложной историей полуострова и рядом компромиссов, на которые была вынуждена пойти украинская власть. Об этом рассказывается в новой книге «Крым за занавесом». Путеводитель по зоне оккупации», подготовленной волонтерами к пятилетию оккупации.

Что происходит в Крыму «за занавесом» от Украины и всего мира? Готовится ли Россия защищать Крым? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили историк, соавтор книги «Крым за занавесом. Путеводитель по зоне оккупации» Максим Майоров и спикер Международного волонтерского сообщества InformNapalm Михаил Макарук.

‒ Максим, зачем подготовили эту книгу, что хотели рассказать? Разве уже не все известно об оккупации Крыма?

Максим Майоров: Издание этого путеводителя – это проект общественной организации Центр исследования безопасности среды «Прометей». Это уже второй такого рода проект. Первый касался оккупированного Донбасса. Тогда он был пилотным, пионерским. Надо было попробовать, можно ли сделать такую книгу, изложив кратко основные базовые вопросы, которые могут возникать, в том числе и у иностранцев. Это издание сразу было заказано на пяти языках.

Тема Крыма, по моему мнению, сложнее Донбасса. Там более запутанный бэкграунд проблем, сложная дипломатическая история
Максим Майоров

Это издание появилось в 2017 году, и уже в процессе презентации в разных городах практически всегда звучал вопрос: будет ли о Крыме? Тогда я говорил, что не уверен, возьмусь ли за эту тему, хотя я сам из Севастополя. Поскольку тема Крыма, по моему мнению, сложнее Донбасса. Там более запутанный бэкграунд проблем, сложная дипломатическая история. Тогда мы сомневались, сможем ли кратко об этом рассказать.

Думаю, может мы справились с этим несколько хуже, чем планировалось. Потому что если книга по Донбассу уместилась в 100 страниц, то тут 160. Мы не смогли выйти на такой же лаконичный уровень. Но мы коснулись действительно важных тем. Я как житель Крыма неоднократно переживал эти темы сам.

‒ Например? Что касалось вас из того, о чем вы написали в книге?

Максим Майоров: Первый раздел называется «Нерешенный узел крымских проблем». Те различные политические аспекты, проблемы, которые частично были использованы оккупантами в 2014 году. Здесь целая палитра различных вопросов.

Здесь надо коснуться и вопроса Крымского ханства и его первой аннексии, возникновения крымскотатарского вопроса, крымскотатарского и российского антагонизма
Максим Майоров

Если говорить о самой истории Крыма до 20 века, здесь надо коснуться и вопроса Крымского ханства и его первой аннексии, возникновения крымскотатарского вопроса, крымскотатарского и российского антагонизма. Когда Крым появился в поле зрения украинского национального движения. Эти вопросы сейчас уже поднимаются, есть исследования.

Следующий вопрос ‒ республика и ее статус. Откуда появилась Республика Крым, как менялся ее статус, почему этих республик было две. Чем отличалась первая республика, которая появилась в 1921 году от республики, образованной в 1991 году. Между ними было довольно мало общего.

О статусе Севастополя, потому что он на самом деле не принадлежит к Автономной Республике Крым. А также проблеме Черноморского флота. Затем важный вопрос ‒ делимитация морской акватории, договоренности, мы сейчас пожинаем плоды.

Военные учения на строительной площадке Крымского моста, июнь 2017 года
Военные учения на строительной площадке Крымского моста, июнь 2017 года

Эти вопросы появились до 2014 года, но влияют на современное состояние, дипломатические переговоры по Крыму.

Максим Майоров
Максим Майоров

‒ Вы сказали, что вы уроженец Севастополя. На ваш взгляд, эта аннексия была неизбежна?

В Севастополе еще больше, чем в Крыму, чувствовалось нагнетание антиукраинской истерии. Подогрев темы, что Украина – это не навсегда, что будут изменения
Максим Майоров

Максим Майоров: Я не уроженец Крыма, я как и многие крымчане, приехал после рождения. Но периода моего проживания было достаточно, чтобы разобраться. В Севастополе еще больше, чем в Крыму, чувствовалось нагнетание антиукраинской истерии. Подогрев темы, что Украина – это не навсегда, что будут изменения. Все это муссировалось уже давно.

К 1997 году были прямые территориальные претензии со стороны различных органов государственной власти России на Крым и Севастополь. И они высказывались открыто с высоких трибун после 1997 года, когда был подписан Большой договор. Эта тема все время оставалась в информационном пространстве. Было понятно, что в случае наступления какого-то катаклизма, как случилось в 2014 году, здесь все готово. Только был вопрос, когда такой катаклизм наступит.

‒ Максим, я не успел прочитать весь путеводитель, обязательно ознакомлюсь. Но из части книги сложилось впечатление, что Крым по своей сути никогда не был типичной украинской территорией. Во все времена было меньшинство украинского населения. Даже те, кто называл себя украинцами, не все владели украинским языком. Это нормальная особенность Крыма?

Максим Майоров: Наверное, жители континентальной Украины разбалованы состоянием воображаемой моноэтничности или мононациональности. И действительно на этом фоне Крым был иным. Но если посмотреть на многие европейские страны, ситуация с наличием в определенных регионах этнических меньшинств, неординарной этнополитической композицией – это совершенно рядовой случай. Крым здесь не является уникальным и не является большим исключением. Но это не повод для аннексии и не повод для пересмотра границ.

‒ Еще одна цитата из путеводителя: «Эксперты прогнозируют, что типичный представитель полуострова уже через несколько лет не будет иметь ничего общего с Крымом образца 2013 года». Что имеется в виду? Это уже о современном Крыме.

В Крыму сейчас происходят очень интенсивные социальные, политические, демографические процессы. Речь идет о направленной программе замещения населения на территории
Максим Майоров

Максим Майоров: К сожалению, мы вынуждены констатировать, что в Крыму сейчас происходят очень интенсивные социальные, политические, демографические процессы. Речь идет о направленной программе замещения населения на территории. Происходит массированная пропаганда, особенно в области образования. Мы теряем новые поколения, теряем людей. Время играет против Украины. И даже если бы сохранился прежний курс антироссийских санкций, если бы в России ситуация с жизнью ухудшалась, вряд ли бы это влияло на настроения в Крыму в сторону улучшения отношения к Украине. Потому что пропаганда это будет интерпретировать в выгодном для России свете.

Это одна из причин, почему Крымом нужно заниматься постоянно. Потому что, чем позже Крым вернется в Украину, тем больший комплекс проблем достанется Украине.

Севастопольские школьники на параде, май 2019 года
Севастопольские школьники на параде, май 2019 года

‒ Даже есть гипотеза в книге, что Россия готовится к повторному «референдуму», приглашая людей из России заселять крымский полуостров.

Крым серьезно милитаризуется. Потенциал, сосредоточенный в Крыму, представляет угрозу для материковой части Украины
Максим Майоров

Максим Майоров: Россия стремится легитимизировать на международном уровне случившееся. И идея повторного референдума – это как один из возможных путей, чтобы еще раз засвидетельствовать российский статус и убедить в этом международное сообщество, а не только российских граждан.

Сейчас Крым серьезно милитаризуется. Потенциал, сосредоточенный в Крыму, представляет угрозу для материковой части Украины, так и для широкого Черноморского региона. Крым является логистическим звеном для обеспечения ведения войны в Сирии, потенциально также в Ливии и Африке.

‒ Михаил, ваши факты используются в книге. Удалось ли за эти пять лет после оккупации разгадать тайну «зеленых человечков»? Кто они были и какова была их мотивация?

Михаил Макарук: Да. В этой книге были представлены исследования относительно частей, которые были причастны к захвату Крыма. Мы представили около 18 военных частей, фактами доказано, что именно они принимали участие в этой операции.

Российские военнослужащие в поселке Перевальное под Симферополем, март 2014 года
Российские военнослужащие в поселке Перевальное под Симферополем, март 2014 года

‒ Какой была мотивация? Это был приказ российского руководства?

Михаил Макарук: Это больше чем приказ. Там участвовали наиболее подготовленные части. В частности, третья отдельная гвардейская бригада специального назначения ГРУ РФ. Также 25-й отдельный полк специального назначения ГРУ, 331-й гвардейский десантно-штурмовой полк из Костромы. Туда нагнали квалифицированные кадры, прошедшие также и Чеченскую войну. Мы показали каким путем они все попадали в Крым во время оккупации.

Михаил Макарук
Михаил Макарук

‒ По милитаризации полуострова, по вашему мнению, к чему готовится Россия? Защищать Крым и с какой стороны?

Они готовят фундаментальную военную базу, о чем они мечтали со времен Советского Союза
Михаил Макарук

Михаил Макарук: Они готовят фундаментальную военную базу, о чем они мечтали со времен Советского Союза. Растет количество военных частей, количество тех, кого загоняют в Крым служить, ассимилируют население, которое было до оккупации.

‒ Есть сигналы о том, что Россия готовится защищать Крым военным способом и рассматривает сценарий, что Украина может забрать Крым военным путем?

Михаил Макарук: Более чем. Поскольку создание и формирование большого количества войск ФСБ в том же Армянске, где был построен новейший военный городок, создание бригады ВДВ в Джанкое говорит не только о том, что они наращивают защитные возможности, но и наступательные. Россия не отказалась от планов создания так называемой «Новороссии» после оккупации восточно-южных областей Украины.

Эпизод стратегических командно-штабных учений российских войск на полигоне «Опук». Крым, сентябрь 2016 года
Эпизод стратегических командно-штабных учений российских войск на полигоне «Опук». Крым, сентябрь 2016 года

‒ Максим, ваша книга была издана еще до инициативы крымских чиновников о переименовании полуострова в «Республику Крым – Таврида». Почему название Таврида так дорого россиянам?

Максим Майоров: Мы предвидели некоторые инициативы. Хотя название Таврида не является славянским или российским, оно греческое, но его ценность для россиян в том, что это альтернатива названию Крым, которое в корне является крымскотатарским. Россия продвигает шовинистическую антиисламскую, антитюркскую, антикрымскотатарскую политику в Крыму еще со времен Российской империи.

‒ «Стратегия Москвы заключается в том, чтобы продвигаться к своей цели путем последовательного чередования конфронтаций, которые меняют статус кво, и разрядок, которые позволят легитимизировать перед миром достигнутые промежуточные результаты», говорится в заключении вашей книги. Получается, что аннексия Крыма после войны в Донбассе, интервенции России в Сирии, вторжения в Венесуэле, уже не на повестке дня. И де-факто эта аннексия уже легитимизирована?

Максим Майоров: Когда мы писали эту книгу, признаков того, что Россия будет переходить к периоду этой разрядки, еще не было. Смена власти в Украине рассматривается российским руководством и, видимо, на Западе, как определенное окно возможностей. Происходит зондирование почвы легитимизации, сосредоточение на вопросе Донбасса, ценой чего должно быть вынесение Крыма за скобки. Снятие санкций с последующим плавным признанием принадлежности Крыма России. Достигнет ли она успеха, завершится ли это закреплением, или наоборот перейдет в эскалацию ‒ время покажет. Еще говорить рано.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG