Доступность ссылки

«Цена перемирия с оккупантом»: демилитаризация Донбасса


Боец ВСУ неподалеку от города Золотое-4, в зоне разведения сил, вблизи КПВВ «Золотое» на Луганщине, 10 июня 2019 года

Разведение сил возле Станицы Луганской стало одним из первых успешных шагов в минских переговорах за последнее время. Незадолго после этого украинские переговорщики договорились о следующем шаге – демилитаризации на юге Донецкой области. В Мариуполе идею отхода украинской армии со своих позиций встретили протестом. Кто и куда должен отойти на самом деле и когда это может произойти? Об этом – в материале журналистов специального проекта Радіо Свобода «Донбасс.Реалии».

На передовой неподалеку от Мариуполя несколько дней относительно тихо. Тут, хоть и не безоговорочно, но пока придерживаются уже двадцатого по счету перемирия.

«В этом году, я надеюсь, продержится дольше. Потому что перемирий было много, но я помню только один раз – в прошлом году в Павлополье на две недели стало значительно меньше обстрелов и было спокойнее. Сейчас вот пять дней уже, слава Богу, более-менее тоже как-то придерживается», – рассказывает военнослужащий ВСУ Иван.

Военнослужащий ВСУ Иван
Военнослужащий ВСУ Иван

Линия фронта тут уже несколько лет не меняется, но часть жителей Мариуполя прониклась событием, произошедшим за сотни километров севернее – в Станице Луганской.

После почти трех лет попыток здесь наконец развели силы, фактически ограничившись одним блокпостом с каждой стороны. Но даже этот, казалось бы, незначительный процесс застрял на месте, рассказал «Донбасс.Реалии» Богдан Бондарь, участник Трехсторонней контактной группы в Минске от Украины.

«Если на мосту находятся какие-то сооружения, не являющиеся элементами моста, то они должны быть убраны. Но российская сторона всячески затягивает этот процесс. Оно, возможно, было бы и не такой большой проблемой, но все это тянет за собой другое – что мы не можем приступить к восстановлению разрушенного участка моста», – отмечает заместитель командующего Операции объединенных сил Богдан Бондарь.

Этот небольшой успех в деэскалации на севере откликнулся на юге акцией протеста. 1 июля под офис ОБСЕ в Мариуполе вышли несколько десятков жителей города.

«Мы знаем цену договоренности о перемирии с оккупантом. Мы помним результат всех предыдущих попыток отвести войска за границы Мариуполя в 2014 году. Планы демилитаризации Широкино в 2015-2016 годах. Отведение сил от Пикузов, Коминтерново. Все они заканчивались очередным обострением ситуации на фронте», – отмечали протестующие.

Они опасались смещения линии фронта, ведь в украинской подгруппе минских договоренностей заговорили о демилитаризации на юге Донецкой области. Елена Золотарева – одна из организаторов акции под стенами ОБСЕ.

«Мы просили просто нам показать – какой план, как будут разводить, что? Мы просили проинформировать. И только после того, как нас проинформируют, мы могли делать выводы, а стоит ли волноваться», – объясняет волонтер, член ОО «Инициативная группа вместе» Елена Золотарева.

Елена Золотарева
Елена Золотарева

От Мариуполя до линии фронта – два десятка километров. До этого города достает артиллерия, и такое уже случалось. Один из ближайших населенных пунктов на линии разграничения – Широкино.

Боевые действия здесь не оставили ни одного уцелевшего здания. Но и гражданских, по словам военных, совсем не осталось. Под полный контроль Вооруженных сил Украины населенный пункт перешел еще в 2016-м. Но годом ранее, в 2015-м, заговорили о возможной демилитаризации этого населенного пункта.

На тот момент такую инициативу в Мариуполе встретили еще более массовым протестом. 30-километровую зону, свободную от тяжелого вооружения по всей линии фронта, тогда предлагал создать тогдашний президент Украины Петр Порошенко, хотя позже и заявлял, что Мариуполя это не касается.

«И когда возникла эта информация уже сейчас, прежде всего о чем мы подумали – будет то же самое. Вновь будут войска отводиться за пределы города», – говорит Елена Золотарева.

За разъяснением о том, что же может произойти на юге Донецкой области, «Донбасс.Реалии» обратились к Богдану Бондарю. Он убеждает: украинские военные останутся на своих рубежах, в том числе и в Широкино.

ВСУ остаются гарантом того, что Мариуполь будет защищен
Богдан Бондарь

«Это как раз те договоренности, которые касаются только территории, которая временно не контролируется. То есть здесь нет никакой зеркальности, и Вооруженные силы Украины остаются гарантом того, что Мариуполь и, опять же, это направление будет защищено. Мы ни на кого не собираемся нападать. Мы не нападали и в 2014 году», – отмечает Бондарь.

В подтверждение военный демонстрирует схему зоны, свободной от тяжелого вооружения. Это квадрат между населенными пунктами Саханка-Новоазовск-Кумачово-Кальмиусское. Решение о его создании приняли еще в сентябре 2014 года. В том числе этот квадрат включает в себя часть российско-украинской границы, которую должно мониторить ОБСЕ.

«Говорить о том, что они пойдут на выполнение этого меморандума от 19 сентября 2014 года, конечно, проблематично. И еще один вопрос – почему, собственно, сейчас мы поднимаем вопрос документа аж 2014 года? И почему эти инициативы по отводу не начинаются, допустим, с той линии, которая должна была быть, согласно комплексу мероприятий от 2015 года, по которому, собственно, и Дебальцево наше», – отмечает аналитик« Центра исследования проблем гражданского общества» Мария Кучеренко.

По словам Бондаря, украинская сторона постоянно поднимает широкий перечень вопросов в рамках Минского процесса. Обсуждение демилитаризации юга Донецкой области последние полгода блокирует Россия.

«Это подписано! Это подписано тремя сторонами. Это надо выполнять, просто выполнять! Мы обсуждаем, не находим поддержки, снова обсуждаем. И такой переговорный процесс у нас продолжается. Возможно, это будет такой пилотный проект, который в дальнейшем можно распространить на всю территорию отдельных районов Донецкой и Луганской областей», – говорит Богдан Бондарь.

Богдан Бондарь
Богдан Бондарь

И тем не менее реальное продвижение в переговорах в Минском процессе незаметно. Смена власти в Украине, возвращение в переговоры старых-новых лиц пока не сделало их эффективнее.

«Российская Федерация не собирается сдавать те позиции, на которых стояла предыдущие пять лет. И вот эти нынешние попытки продвигать какие-то мирные локальные инициативы – это не что иное, как попытка приблизить нас к воплощению политической части, на которой так настаивает Российская Федерация. То есть в любой момент они могут прекратить все эти даже половинчатые, мнимые перемирия, как только мы откажемся от какой-то гуманитарной и политической повестки», – говорит Мария Кучеренко.

Мария Кучеренко
Мария Кучеренко

Между тем военные на передовой не слишком верят в долгосрочное прекращение огня и держат оружие заряженным и наготове, хотя и в чехлах.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG