Доступность ссылки

«Это чувствительно для России». О крымском измерении украинско-турецких отношений


Владимир Зеленский и Реджеп Тайип Эрдоган

Турция не признает аннексию Крыма Россией и поддерживает инициативу Украины по созданию «Крымской платформы», – об этом заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время визита в Стамбул президента Украины Владимира Зеленского. Лидеры также договорились продолжать стратегическое партнерство, в частности в сфере обороны.

Кроме того, Турция намерена оказать поддержку в строительстве жилья для крымских татар – вынужденных переселенцев. Зеленский со своей стороны отметил, что у Украины и Турции общее видение угроз безопасности в Черноморском регионе и путей реагирования на них. При этом Реджеп Эрдоган заверил, что сотрудничество Украины и Турции в оборонной промышленности «ни в коем случае не является инициативой, направленной против третьих стран». О крымском измерении украинско-турецких отношений шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Народный депутат Украины, лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев рассказал Крым.Реалии, что вопрос о квартирах для крымских татар на материковой Украине, несмотря на договоренности на высшем уровне, буксует уже много лет.

– Мы начали вести переговоры еще четырнадцатом году, по свежим следам – сразу, когда первые тысячи людей выехали из Крыма на материковую часть Украины. Тогда речь шла о тысячах квартир, были переговоры с турецким премьер-министром, но у той стороны было условие такое: вы предоставляете нам землю, где вы считаете правильным, а мы обеспечиваем строительство этого жилья. В общем, все это время мы занимаемся вопросами земли – никак ее нам не выделяют. В феврале прошлого года было совместное заседание стратегического совета, шла речь о 500 квартирах, причем именно в Херсоне – это по инициативе нашего президента Зеленского. Затем у нас была отдельная встреча с Эрдоганом, он сказал: мол, если будут эти 500 квартир в Херсоне, помимо обещанной тысячи, то Турция не против – хоть пять тысяч стройте. Однако оказалось, что это в рамках обещанных тысячи квартир.

Мустафа Джемилев
Мустафа Джемилев

Мустафа Джемилев отмечает, что в Херсоне живет очень мало крымских татар, а вынужденные переселенцы сосредоточены в основном в Киеве, Львове Харькове и Одессе.

– Поэтому мы попросили изменить географию, и 16 октября прошлого года президент сказал, что надо было учитывать мнение самих крымских татар, для которых создается эта программа. Однако администрация настояла на своем, и тогда президент сказал, что добавляет еще 500 к этим, но чтобы квартиры были построены там, где считают правильным сами крымские татары. Речь идет в первую очередь о Киеве, где сконцентрировано наибольшее количество наших соотечественников – и опять-таки вопрос упирается в землю. Мы на днях встречались с мэром Виталием Кличко, вроде он дал распоряжение искать эту землю. В итоге получается, что в течение 7 лет мы не можем найти участки. Что до присоединения Турции к «Крымской платформе» – это очень важно, конечно. Турция имеет самую многочисленную в Европе армию – около 400 тысяч человек и, можно сказать, является лидером Черноморского бассейна.

Мустафа Джемилев также полагает, что Турция могла бы использовать свое влияние в исламском мире, чтобы привлечь к «Крымской платформе» как можно больше стран, ныне придерживающихся нейтралитета. По словам лидера крымскотатарского народа, Реджеп Эрдоган пообещал помощь и в этом дипломатическом аспекте.

Украинский политолог-международник Евгения Габер убеждена, что отношения между Киевом и Анкарой действительно углубляются, и не только на бумаге.

Турция стала крайне важным партнером для Украины именно в сфере безопасности после 2014 года
Евгения Габер

– Мне кажется, что можно говорить об активизации и, более того, об изменении основного вектора сотрудничества между Украиной и Турцией. Несмотря на то что стратегическое партнерство у нас действует с 2011 года, во многом эти отношения на протяжении длительного времени оставались скорее торгово-экономическими, культурными, гуманитарными. Турция стала крайне важным партнером для Украины именно в сфере безопасности после 2014 года, после начала агрессии России и незаконной аннексии и оккупации Крымского полуострова. В регионе это, безусловно, ключевой для нас партнер, и это реальный противовес присутствию, в том числе и военному, Российской Федерации. Для Турции Украина тоже становится гораздо более важным партнером и союзником: мы не токсичный партнер, с нами у Анкары практически нет серьезных политических военно-политических проблем.

При этом Евгения Габер признает, что Турция на фоне заявлений в поддержку территориальной целостности Украины не спешит сворачивать партнерство с Россией.

– Дело в том, что Анкара работает не на два фронта – российский и украинский – она работает на турецкий фронт и правильно делает, потому что прагматизм это основа любой здоровой внешней политики. Турция точно также сотрудничает с Саудовской Аравией и Катаром, с Индией и Пакистаном – словом, пытается поддерживать отношения со странами, которые находятся по разные стороны баррикад в различных конфликтах. Ну и, безусловно, говоря о России и Украине, мы не можем сбрасывать со счетов важность и значимость России для Турции по многим направлениям – энергетическому, экономическому, туристическому. Учитывая действия России в Сирии, в Ливии в других региональных конфликтах Анкара не может позволить себе не сотрудничать с Москвой. Но тут я бы не говорила о какой-то дружбе и глубинном стратегическом партнерстве с доверительными отношениями.

В свою очередь, российский политолог-востоковед, обозреватель агентства «Росбалт» Михаил Магид уверен, что в Кремле с обеспокоенностью наблюдают за сотрудничеством Турции и Украины в оборонной промышленности и сфере безопасности.

Украина не только получает «Байрактары» – она совместно с Турцией строит новый беспилотник под названием «Акынджи»
Михаил Магид

– Конечно, Россия не может не обращать внимания на эти факты, тем более что Украина получает турецкие боевые беспилотники «Байрактар». Они очень эффективно зарекомендовали себя практически во всех войнах, которые вели союзники Турции против союзников России – и в Ливии, и в Сирии, и во время недавнего конфликта в Нагорном Карабахе. Там турецкие беспилотники использовались на стороне Азербайджана и сыграли важную роль в победе над пророссийской Арменией. Сейчас Украина не только получает «Байрактары» – она совместно с Турцией строит новый беспилотник под названием «Акынджи», и это, конечно, для России чувствительная тема. В целом российско-турецкие отношения включают в себя и партнерство, и соперничество. В последние годы Россия очень активно говорит, что она «встает с колен» и расширяет свои внешнеполитические интересы – но ведь очень похожая ситуация и в Турции.

Беспилотник Bayraktar TB2 во время полетных испытаний
Беспилотник Bayraktar TB2 во время полетных испытаний

Михаил Магид указывает на то, что интересы России и Турции в плане внешней экспансии сталкиваются в ряде регионов, включая Ливию, Сирию и Южный Кавказ.

– В то же время товарооборот Турции и России в прошлом году составил около 20 миллиардов долларов – а товарооборот Украины и Турции это только около четырех миллиардов долларов. Причем Россия участвует в крупнейших инфраструктурных проектах, связанных с Турцией – это и газопровод «Турецкий поток», и строительство атомной станции, и поставки современной ракетной техники. Экономическое партнерство с Россией в значительной мере смягчает внешнеполитические противоречия между двумя странами, но они в ряде случаев находятся в довольно конфликтных отношениях. В Сирии то и дело возникает угроза прямого столкновения России и Турции. На мой взгляд, это достаточно опасная ситуация. Сейчас все зависит от того, какую позицию займет Вашингтон по отношению к Турции.

Политолог-международник из Турции Орхан Гафарлы считает, что в Анкаре воспринимают милитаризацию Крыма Россией как угрозу, на которую надо непременно реагировать.

Турция выступает против российской милитаризации полуострова и, чтобы сбалансировать эту ситуацию, развивает стратегические отношения с черноморскими странами
Орхан Гафарлы

– Интересы Украины и Турции в Черноморском бассейне в вопросах безопасности совпадают, потому что обе страны не заинтересованы в росте напряженности и милитаризации в Черном море. У Турции и Украины похожие геополитические подходы в этом вопросе, равно как и в вопросе Крыма. Турция выступает против российской милитаризации полуострова и, чтобы сбалансировать эту ситуацию, развивает стратегические отношения с черноморскими странами – не только с Украиной, но и с Румынией Болгарией – и все равно это не помогает. Я думаю, что в ближайшем будущем придется еще больше развивать такое военное сотрудничество в регионе для балансировки сил на Черном море. В целом Турция заинтересована в добрососедских отношениях с Россией, хотя это и сложно, учитывая членство Турции в НАТО.

Орхан Гафарлы подчеркивает, что Анкара не настроена менять свою позицию относительно территориальной целостности Украины и крымского вопроса в угоду Москве.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Милитаризация Крыма

После аннексии Крыма в 2014 году Россия проводит регулярные военные учения на полуострове и в акватории Черного моря, а также завозит военную технику, в частности, системы противовоздушной обороны.

​В январе 2018 года в районе мыса Фиолент на боевое дежурство заступили российские зенитно-ракетные комплексы С-400 «Триумф». В сентябре 2018 года такие же комплексы разместили и в Евпатории, а в конце года – в Джанкое.

В Генштабе Украины действия российских военных в Крыму называют незаконными.

Заместитель постоянного представителя Украины в ООН Юрий Витренко высказал опасения о возможном размещении Россией ядерного оружия на полуострове. Заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Сергей Кривонос сообщил, что в Крыму есть несколько объектов, где может находиться ядерное оружие. Он считает, что возможность его размещения на полуострове «достаточно велика».

В декабре 2020 года представитель Кремля Дмитрий Песков заявлял, что Россия «вправе делать все необходимое для своей безопасности» в Крыму.

Генассамблея ООН в декабре 2019 года приняла резолюцию, призывающую Россию вывести свои войска из аннексированного Крыма и прекратить временную оккупацию территории Украины.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG