Доступность ссылки

Украина vs Россия: кто победит в гонке вооружений?


Военный парад к Дню Независимости Украины. Киев, 24 августа 2018 года

Кто победит в гонке вооружений между Украиной и Россией? В какой технике Украина может составить конкуренцию России на международном рынке вооружений? Об этом в студии Радио Крым.Реалии говорим с президентом Ассоциации производителей оружия и военной техники Украины Вадимом Кодачиговым.

– В России 11 сентября начались военные учения «Восток 2018». Москва заявляет, что в них примут участие 300 тысяч военных, больше 1000 самолетов, до 80 морских судов, и до 36 тысяч танков и бронетранспортеров. Вместе с тем, ряд российских военных экспертов говорят о том, что эта цифра завышена в несколько раз.

– Я очень осторожно отношусь ко всем заявлениям из России. А еще хочу напомнить слова Суворова: «Побеждают не числом, а умением». А в нынешней войне побеждают не числом, а технологиями. Количеством побеждали во времена кочевников, когда стенка на стенку сходились. Это называлась контактная война – и да, численное преимущество там имело значение. В современной же войне технологии решают все. Современные войны являются бесконтактными. Вспомните Сирию, когда вышла группа «Вагнер», и они даже не поняли кто и откуда по ним стреляет. Это называется высокоточные технологии бесконтактного ведения боя. В современной войне один выстрел – одна цель. Здесь важно первое – обнаружить противника, второе – понять, чем его уничтожить, третье – максимально точно передать координаты и поразить цель. И для этого не нужно много людей, это технологии.

Вадим Кодачигов
Вадим Кодачигов

– Как на сегодняшний день вы оцениваете боеспособность вооруженных сил России?

– Со времен Советского Союза качество их боеспособности абсолютно не поменялось, хотя они вкладывают огромные деньги в военный бюджет – это в 10 раз превышает военный бюджет Украины.

– Что может противопоставить таким цифрам Украина?

– Прежде всего, это опыт реального ведения боя. И Украина в состоянии использовать этот опыт для полноценного партнерства с НАТО. У НАТО есть производственные мощности, у них есть деньги на разработку вооружения, но базовым понятием в создании любого вида вооружения, является понимание того, чему ты собираешься противостоять.

– В 2018 году Министерство обороны Украины получит 86 миллиардов гривен из государственного бюджета. Это на 22 миллиарда гривен больше, чем в 2017-м. Но насколько даже такие суммы сопоставимы с реальными потребностями Вооруженных сил Украины?

– Я думаю, это на уровне 30-40 %. Но тут вопрос не в суммах, а в эффективности их использования.

– Что можно за эти деньги построить или купить?

Война не начнется со столкновения стенка на стенку. Сначала прилетят бомбардировщики – уничтожат основные командные пункты

– Это, опять же, зависит от того, какую стратегию мы выбираем. Если оборонительную, то прежде всего интересуют системы ПВО. Война не начнется со столкновения стенка на стенку. В современных условиях война начнется с того, что прилетят тактические бомбардировщики, которые в первую очередь уничтожат основные командные пункты. Потом уже пойдут батальонные подразделения, ротные подразделения. Сначала будут уничтожаться командные пункты, потом – авиация, потом – дальнобойная артиллерия, следом уже минометы, артиллерийские расчеты, и потом уже пойдет пехотная атака.

– Насколько на ваш взгляд велика вероятность полномасштабной войны?

– Это мое субъективное мнение, что никаких предпосылок у Путина к этому нет. У него задача сейчас – держать Донбасс, держать Крым. Сейчас идет война за европейские рынки сбыта. Америка разморозила свои хранилища, им нужно реализовать куда-то свои газ и нефть, их основной потребитель – европейский рынок, на котором господствует Россия. Задача Америки – выдавить Россию с рынков Европы.

– Задача Украины?

Наша задача – выдавить Россию с ее рынков. А основная конкуренция – это рынок вооружения

– Наша задача – выдавить Россию с ее рынков. Мы конкурируем с Россией по зерну, по маслу. А основная наша конкуренция – это рынок вооружения. Рынок вооружения США – 27 миллиардов долларов, России – 15 миллиардов. Украина сейчас в состоянии выдавить Россию примерно на 6-8 миллиардов долларов. Мы можем войти на те рынки, где продает свое оружие Россия. У нас единая школа танкостроения, кораблестроения, ракетостроения, связи, у нас единые школы. Поэтому единственная страна, которая на внешнем рынке может составить конкуренцию России, – это Украина.

– Как Украина может составить эту конкуренцию, если Россия вкладывает миллиарды денег, на миллиарды продает оружия и постоянно работают заводы?

– В бизнесе базовым понятием является не производство. Базовое понятие в бизнесе – продажи. Если у вас есть продажи, то вы на коне. Вы можете перекупить этот товар, вы можете его разработать, вы можете нанять специалистов, которые его сделают вам.

В 2016 году Россия продала Азербайджану 10 БМП-3 по 2,8 миллиона долларов за единицу. Украина может создать БМП, которое будет стоить 2,5 миллиона и будет по своим техническим параметрам превосходить российскую «тройку». Но наше государство не понимает, к сожалению, перспектив выхода на внешний рынок. Я подал два законопроекта в Верховную Раду о демонополизации экспорта, о том, чтобы отпустить наших производителей на внешний рынок. Например, в Америке все оружие производят частные компании. Во всем мире существует безоговорочный контроль государства над экспортом. Вот это – монополия. А в нашем государстве существует монопольное право даже на продажу вооружения. То есть я, как производитель, не имею права не то, что его продать, я даже цену на него не могу поставить, ту, которую я считаю нужным.

– А кто имеет право на это?

Мы – воюющая страна, мы единственные, кто понимает технологии российского вооружения

– Семь государственных компаний-спецэкспортеров, назначенных государством. Это они будут продавать. При чем они даже не будут спрашивать у меня про цену, они будут продавать по цене, по которой найдут нужным. И я на всех телеканалах это говорю: как только мы отпустим экспорт вооружения, мы получим порядка тысячи рабочих мест, мы привлечем миллиарды инвестиций. Потому что мы – воюющая страна, мы единственные, кто понимает технологии российского вооружения и как ему противодействовать.

– Что лучше – модернизировать то, что имеется украинской армии, или покупать принципиально новое вооружение?

– Муженко (Виктор Муженко – начальник Генерального штаба Вооруженных сил Украины – КР) недавно сказал хорошую фразу: «Я проанализировал ситуацию, ни одна страна, имеющая собственную армию, не выбрасывает старую технику». Наша компания недавно закончила модернизацию старой советской техники БТР-60. Мы придумали ему систему добронирования, разнесенную броню, сделали, отстреляли, все отлично, выстрел из 12.7 держим в лоб, с боковой проекции она со 150 метров держит. Стоимость новой БМП – порядка миллиона долларов. Стоимость модернизированной версии может быть 100-150-200 тысяч долларов. То есть разница существенная, до 10 раз.

– Такой техники много еще на складах?

У нас есть технологии, у нас есть инвесторы, но у нас нет возможности экспорта своего вооружения

– Около полутора тысяч единиц, и нет смысла ее выбрасывать. Старую технику все нормальные страны распродают. Причем не в виде металлолома, а модернизировать и продавать. И Африка, и Южная Америка с удовольствием будут покупать эту технику, потому что БТР за 200 тысяч – это нормальная ликвидная продукция, а БТР за миллион долларов не каждая страна себе позволит.

– В 2014 году единственный патронный завод в Украине находился в Луганской области. Откуда сейчас Украина берет патроны?

– Вы-первых, у нас еще есть запасы, во-вторых, в Украине есть лучшая в мире технология по производству патронов. Наши патроны признаны одними из лучших в мире, и разработала их компания «Стилетто». Но первый свой завод они построили в Казахстане. И поэтому Казахстан имеет свои патроны, а Украина – нет. У нас есть технологии, у нас есть инвесторы, но у нас нет возможности экспорта своего вооружения.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG