Доступность ссылки

«Украинская доктрина безопасности и мира»: за и против


Тысячи людей на Майдане Независимости в Киеве во время акции «Нет капитуляции!» в День защитника Украины. Киев, 14 октября 2019 года

Признать, что Минские соглашения являются «ничтожными с правовой точки зрения», выдвинуть России консолидированную претензию как агрессору, двигаться к восстановлению полного контроля над всей территорией Украины, после деоккупации провести в Луганске, Донецке и Крыму свободные выборы. Такие шаги предлагает «Украинская доктрина безопасности и мира», предложенная «Движением сопротивления капитуляции». Как оценивают эти предложения эксперты и какая польза от этого документа?

Участники акций «Нет капитуляции» против подписания Украиной так называемой «формулы Штайнмайера» в рамках Минских соглашений объявили 3 октября 2019 года о создании «Движения сопротивления капитуляции» (ДСК).

Под заявлением о создании движения поставили свои подписи бывший политзаключенный Кремля из Крыма Владимир Балух, почетный президент Национального университета «Киево-Могилянская академия» Вячеслав Брюховецкий, волонтер Мирослав Гай, диссидент, исполнительный вице-президент Конгресса национальных общин Украины Иосиф Зисельс, юрист-международник Владимир Василенко, первый глава «Правого сектора» Дмитрий Ярош, председатель ОО «Свободные люди» Андрей Левус, представитель международного волонтерского сообщества «ИнформНапалм» Михаил Макарук, политик Роман Бессмертный и другие.

ДСК создал Стратегический совет и 4 ноября вынес на публичное обсуждение альтернативный план достижения мира под названием «Украинская доктрина безопасности и мира» (далее ‒ Доктрина).

«Такую доктрину должны были разработать еще в 2014 году, но лучше позже, чем никогда», ‒ говорят разработчики.

Главные тезисы Доктрины

Главные тезисы доктрины представили юрист-международник Владимир Василенко, бывший судья Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии Владимир Огрызко, бывший министр иностранных дел Украины Даниил Лубкивский и другие.

«Вооруженная агрессия России против Украины: позиционирование сторон:

  • самой непосредственной угрозой национальной безопасности Украины является вооруженная агрессия России, продолжающаяся с 20 февраля 2014 года;
  • Россия ‒ это агрессор, а потому она не может быть ни посредником, ни миротворцем, ни гарантом;
  • порожденное российской агрессией вооруженное украинско-российское противостояние является международным, а не внутренним конфликтом;
  • Российская Федерация совершила тяжкое международное преступление, следовательно, обязана прекратить военные действия, вернуть Украине аннексированные и оккупированные территории без всяких условий, возместить убытки, наказать преступников;
  • Минские соглашения были подписаны под давлением вооруженной агрессии, следовательно, с правовой точки зрения ‒ они ничтожны;
  • Россия не выполняет требований Минского процесса».

«Украинский план справедливого мира:

  • немедленное освобождение российской стороной всех украинских гражданских и быстрый обмен военнопленными по принципу «всех на всех»;
  • полный вывод подразделений Вооруженных сил России и демонтаж российских оккупационных структур «ЛНР/ДНР» ‒ под контролем независимых миротворческих сил;
  • немедленное развертывание пограничных войск Украины вдоль линии российско-украинской границы;
  • размещение вдоль границы наблюдательных пунктов независимых миротворческих сил;
  • мирное восстановление деятельности украинских властных структур на деоккупированных территориях Донбасса и Крыма и проведение там свободных выборов».

«Консолидированная претензия:

  • в условиях официального отрицания руководством Российской Федерации агрессии против Украины и отказа МИД Российской Федерации использовать возможности Международного суда ООН по установлению фактов, связанных с вооруженным нападением на Украину, существует необходимость создания центрального органа исполнительной власти со специальным статусом, ответственного за подготовку консолидированной претензии Украины как государства, подвергшегося агрессии, к Российской Федерации как к государству-агрессору с целью практической реализации международно-правовой ответственности за вооруженную агрессию против Украины;
  • создание такого органа предусмотрено законом Украины от 18 января 2018 года №2268-VIII «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях»;
  • консолидированная претензия должна стать официальным документом, в котором будет изложена правовая позиция Украины в вопросе ответственности России за вооруженную агрессию».

«Санкции:

  • до полной деоккупации всех украинских территорий должно продолжаться применение против России как государства-агрессора санкционных мер принуждения, осуществляемых Украиной и членами мирового сообщества на национальном и международном уровнях;
  • украинское руководство должно обеспечить разработку и внедрение системной и последовательной политики санкций против России;
  • применение Украиной санкций против России должно быть синхронизировано с санкциями международного сообщества;
  • одной из приоритетных задач украинской дипломатии должно быть содействие сохранению и усилению санкций против России со стороны международного сообщества».

«Национальная безопасность:

Заботясь о национальной безопасности Украины, необходимо исходить из того, что Россия хочет уничтожить Украину как независимую страну.

Независимо от хода переговоров Украина должна:

  • обеспечивать необратимость цивилизационного выбора Украины относительно членства в ЕС и в НАТО,
  • развивать Вооруженные силы Украины в соответствии со стандартами НАТО,
  • осуществлять системную украиноцентричную гуманитарную политику;
  • достичь энергетической независимости;
  • создать современную эшелонированную территориальную оборону, прежде всего и в том числе на границах с Российской Федерацией и Республикой Беларусь;
  • модернизировать оборонно-промышленный комплекс;
  • разработать новые виды оружия с акцентом на создании высокоточного ракетного оружия, в частности, средств противоракетной и противовоздушной обороны;
  • реформировать спецслужбы;
  • усовершенствовать нормативные базы национальной политики безопасности с учетом современных вызовов безопасности.

Упомянутые стратегии должны взаимно дополнять друг друга и применяться в системном единстве. Их цель ‒ создать надежный и эффективный механизм обеспечения национальной безопасности Украины».

Что говорят эксперты?

Радіо Свобода опросило экспертов из разных сфер, которые читали предложенную «Движением сопротивления капитуляции» «Украинскую доктрину безопасности и мира».

Большинство критических аргументов сводятся к следующему:

  • нереальна;
  • без практической ценности;
  • может привести к потере союзников, которые не хотят и боятся усиления напряжения в отношениях с Россией;
  • ведет переговорный процесс в тупик;
  • ведет к сохранению постоянных обстрелов на Донбассе;
  • заморозит конфликт в том состоянии, в котором он сейчас находится;
  • провоцирует Кремль;
  • политически манипулятивная;
  • преследует политические цели подорвать поддержку курса Зеленского.
Во время акции «Ни шагу назад!» возле Офиса президента Украины против отведения украинских войск от линии разграничения на Донбассе. Киев, 29 октября 2019 года
Во время акции «Ни шагу назад!» возле Офиса президента Украины против отведения украинских войск от линии разграничения на Донбассе. Киев, 29 октября 2019 года

Другие отзывы:

  • это альтернатива «формуле Штайнмайера», которая является «формулой Путина»;
  • это помощь президенту Владимиру Зеленскому в достижении мира без капитуляции;
  • «Движение сопротивления капитуляции» и сформулированная им доктрина ‒ это основание для президента Украины выйти из «ловушки под названием «формула Штайнмайера»;
  • это аргумент для западных партнеров, особенно для Франции и Германии, что подталкивать украинскую власть идти на уступки Кремлю опасно;
  • это аргумент, на который может ссылаться Зеленский на переговорах;
  • это шанс для Зеленского достичь общественного согласия и стабилизировать внутреннюю ситуацию в стране;
  • это возможность защитить внутреннюю политику от деструктивных воздействий агрессора;
  • это возможность привлечь большую и более эффективную международную поддержку;
  • это возможность требовать ужесточения санкций.

О позитиве

Доктрина, предложенная «Движением сопротивления капитуляции», по мнению президента Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаила Гончара, выводит внутреннюю и внешнюю политику Украины за рамки гибридных стратегий России.

Михаил Гончар
Михаил Гончар

Ошибками предыдущей украинской власти, считает Гончар, было то, что она не дала сразу четкого определения ситуации, а поддержала идею безальтернативности Минского процесса и согласилась на разделение вопросов освобождения Донбасса и освобождения Крыма.

«Украинская доктрина безопасности и мира» четко называет Россию агрессором, отрицает наличие гражданского конфликта, не разделяет вопрос деоккупации Донбасса и Крыма и показывает, что альтернатива Минскому процессу есть, добавляет он.

«Это попытка вывести проблему на путь урегулирования и достижения мира не на условиях Кремля», ‒ отмечает Михаил Гончар.

«Доктрина показывает, что «дорогой Минска» не надо идти, потому что это дорога к капитуляции, что «формула Штайнмайера» ‒ это замаскированный план Путина по началу широкомасштабного гражданского конфликта на Донбассе, чтобы доказать свой тезис, что Украина ‒ это «failed state», хаотизировать страну и лишить ее любой экономической и политической поддержки», ‒ утверждает Гончар.

Пока, по мнению Гончара, «переговорщиков» Францию и Германию «скорейшее урегулирование по «формуле Штайнмайера» устраивает, потому что они хотят быстрее сосредоточиться на своих проблемах и получать прибыль после снятия санкций от экономических проектов с Россией. Но им надо показать, что есть другой ‒ лучший план.

Вопрос в том, говорит Гончар, захочет ли Зеленский этот план рассмотреть, «вопрос в том, какой путь он выберет ‒ стабилизации и консолидации или «путь Януковича».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG