Доступность ссылки

«Служба и служение»: «украинские батюшки» под Андреевским флагом в Крыму


Митрополит Феодосийский и Керченский УПЦ МП Платон во время освящения российской зенитной ракетной системы большой и средней дальности С-400 «Триумф». Феодосия, январь 2017 года

В праздник Крещения Господня, 19 января, на телеканале «Россия-Культура» состоялся премьерный показ почти 40-минутного документального фильма «Андреевский крест», созданного по благословению митрополита Симферопольского и Крымского Украинской православной церкви Московского патриархата Лазаря и посвященного восстановлению воинских храмов и «возрождению» военного духовенства в Севастополе – от первой (в 1783 году) до второй (в 2014-ом) российской аннексии Крыма.

Начинается фильм историей Свято-Никольского храма на Северной стороне, настоятель которого, протоиерей Георгий Поляков, в кадре возносит молитвы за «воинство российское православное» (как живых, так и мертвых его представителей). В храме, где завесой на «царских вратах» служит Андреевский флаг с ликом Николая Чудотворца, «напутствуют, провожая на срочную службу в армию».

Звонарь в российском «пиксельном» камуфляже Константин Ивницкий (бывший начальник отделения связи МЧС Украины, прибыл в Севастополь с семьей из Северодонецка еще в 2004 году, через 10 лет стал участником «русской весны», теперь служит российским властям в звании подполковника – авт.) передает слова «батюшки» о Севастополе: «Во всей России-матушке больше нет такого места, где за 300 лет похоронены воины, защищавшие Россию во всех войнах».

Следующий на очереди – Херсонес, который, по утверждению авторов фильма, «был разрушен монголо-татарскими кочевниками в XIV веке», а в XVIII веке был разобран на стройматериалы для нового города и назван «русскими Помпеями». Место крещения киевского князя Владимира – «священное для русского православия, самодержавия и воинства». На фоне античных руин севастопольский благочинный УПЦ МП, отец Сергей Халюта заявляет: «Именно отсюда началось собирание наших земель». Вот только что имется в виду под «нашими землями»?

В Севастопольском благочинии УПЦ МП наблюдается весьма интересная тенденция: как минимум десяток священников являются выпускниками военных учебных заведений. Следующего героя фильма, российского морского офицера, капитана ІІ ранга Александра Бондаренко, мы сначала видим во флотской форме, потом – в рясе. Он стал первым офицером Черноморского флота России, который, оставаясь на воинской службе в оперативном управлении штаба, был рукоположен в священники. В данном случае весьма интересно было бы спросить у «митрополита» Лазаря: как гражданин России, офицер Черноморского флота стал не просто священником вверенной ему епархии, а «связным» между ее духовенством и командованием флота.

В Севастопольском благочинии УПЦ МП наблюдается интересная тенденция: как минимум десяток священников являются выпускниками военных учебных заведений

Не менее интересно, какова роль «отца-офицера» в аннексии Крыма Россией в ипостаси служащего оккупационных военно-морских сил. Сам он признается: с его уровнем духовного образования «попасть по распределению» можно было разве что в маленький или сельский храм. Тем не менее, «митрополит» Лазарь практически моментально после принятия сана назначил его помощником в Михайловский собор – храм архистратига Михаила, который является гарнизонным храмом Черноморского флота России и восстановление которого началось примерно в 2009 году (до того в здании располагался музей Черноморского флота).

О том, что в том самом году по распоряжению тогдашнего президента России Дмитрия Медведева в России началось возрождение военного духовенства, Бондаренко говорит: «Я узнал об этом, когда возвращался из командировки… (поправляется – авт.) из отпуска возвращался из Москвы, и мне звонят в поезде и говорят, что объявили».

Именно тогда он «сделал выбор и оставил службу ради служения» российским «защитникам отечества» за рубежом. Рассказал он и о реставрации храма архистратига Михаила: «Мы заказали церковную люстру во Львове – там их умеют делать красиво. В ней были Андреевские флаги, георгиевские кресты, а также герб России. Это был 2013 год, это была еще Украина. Думаю: храм воинский, российский, Черноморского флота – значит, символика должна быть российская. Хотя я понимал, что если бы мы остались при Украине, не дай Бог, то тогда, возможно, было бы какое-то давление и т.д., что это неправильно. Но такое было желание».

Далее голос за кадром переводит повествование во времена российской аннексии Крыма: «Заказ доставили в Севастополь как раз к началу 2014 года – совсем незадолго до того, как было прервано транспортное сообщение между Крымом и западной Украиной. Обстановка накалялась с каждым днем. 23 февраля на общегородском многотысячном митинге на площади Нахимова собравшиеся объявили о неповиновении властям Украины. На следующий день над зданием горсовета был поднят триколор. Вокруг города были образованы блокпосты. Севастопольцы стали готовиться к третьей обороне. Крымские священники каждый день с чудотворными иконами обходили воинские части, призывали стороны сохранять мир».

Слово помощнику благочинного Севастопольского церковного округа УПЦ МП по работе с Вооруженными силами России, протоиерею Александру Григорьеву, который в 2014 году занимал должность офицера оперативного управления штаба Черноморского флота России: «Обстановка совершенно непонятная. 24 февраля в 12:00 в штабе флота проводится молебен перед иконой Федора Ушакова (эту икону на протяжении фильма не раз показывают крупным планом – особенно свиток в руке «святого праведного воина» со словами: «Не отчаивайтесь! Сии грозные бури обратятся к славе России» – авт.). Через 4 часа обстановка кардинально изменилась. Было понятно, что успеха у «Правого сектора» в Крыму и Севастополе не будет, что Севастополь и Крым вернутся в состав России. Уже было ясно, что так будет».

Далее – кадры с торжественной музыкой и кораблями Черноморского флота России, что символизирует «освобождение города русской славы от бандеровцев».

Следующая часть фильма посвящена военным храмам УПЦ МП, которые были построены после российской аннексии Крыма и на данный момент обслуживают духовные потребности оккупационного воинского контингента. На территории части противовоздушной обороны в Юхариной балке, на окраине Севастополя, был построен дивизионный храм в честь недавно канонизированных Русской православной церковью (РПЦ) преподобных мучеников воинов Александра Пересвета и Андрея Осляби. Настоятель храма, протоиерей Александр Рева «за годы своей службы побывал во многих горячих точках на постсоветском пространстве, и не в военном чине, а в духовном звании». При этом уточняется, что храм построен буквально на крови: «С начала Великой отечественной войны здесь базировалось подразделение зенитчиков; в июне 1942 года на боевом посту погибли 60 советских воинов».

«После демобилизации Иван вернется в семинарию. Становиться контрактником или офицером не планирует. Но быть военным священником, кажется, сам Бог велел»

А в Казачьей бухте на территории воинской части 810-ой гвардейской бригады морской пехоты Черноморского флота России в 2017 году был построен «типовой» полковой храм в честь «святого благоверного» князя Александра Невского, бюст которому расположен неподалеку. Внутри храма – все тот же Андреевский флаг перед походным алтарем. Героем истории храма становится не его настоятель, бывший житель Кольского полуострова, отец Сергей Поливцев, а регент церковного хора, звонарь и пономарь Иван Вялков – семинарист Московской духовной академии, который на момент съемок фильма почти год служил в российской морской пехоте. В армию он ушел не только по собственному желанию, но и… по благословению митрополита Екатеринбуржского и Верхотурского Кирилла: «Подходит ко мне, говорит – в армию не собираешься? Не дожидаясь моего ответа, говорит: «Если идти, то сейчас». И ушел».

«Срок службы Ивана в морской пехоте подходит к концу. После демобилизации он непременно вернется в семинарию. Становиться контрактником или офицером не планирует. Но быть военным священником, кажется, сам Бог велел», – заканчивается повествование.

Погоны под рясой (хоть военного, хоть представителя спецслужб) для служителя РПЦ – не новость. Россия последние 5 лет «прирастает регионами», РПЦ же – «каноническими территориями», с помощью бывших и действующих военных, которые ныне с крестом в одной руке и автоматом Калашникова в другой «несут заповеди любви своим ближним» на «освобождаемых» землях. Весьма примечательно, что своей «церкви-матери» в этом деле верноподданнически прислуживает УПЦ МП, которая сохраняет контроль над своими епархиями в оккупированных Россией регионах Украины, при этом усугубляя свое и без того незавидное положение на подконтрольных территориях, пытаясь при плохой игре делать хорошую мину «истинной церкви украинского народа».

Максим Немирич, крымчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG