Доступность ссылки

Ультраправые немецкие друзья России


Бернхард Клазен

Кто в Германии поддерживает Россию и почему? Кто они, немецкие политики, которые приезжают в аннексированный Крым? Об этом в студии Радио Крым.Реалии говорим с журналистом немецкого издания «TAZ» Бернхардом Клазеном.

– Бернхард, кто они – эти немецкие политики, которые приезжают в аннексированный Крым из Германии и потом рассказывают в СМИ, как там все хорошо?

– В первую очередь, это представители ультраправой партии «Альтернатива для Германии». Несколько депутатов от этой партии ехали через Москву. Среди них был депутат левой партии Андреас Маурер, он депутат городского совета города Квакенбрюк, с населением в 12 тысяч человек. Скажите, например, какое влияние на международном уровне будет иметь депутат городского совета, скажем, города Буча? А в России делают вид, что это известный и влиятельный политик левой партии посетил Крым. Этот человек вообще не играет в Германии никакой роли. Большинство политиков в Германии не поддерживают аннексию Крыма. И поэтому они не едут в Крым. Есть, например, депутат либеральной партии Кубики, он готов ехать в Крым, но через Украину. И это большая разница. Несколько дней назад во время визита в Киев он сообщил, что собирается ехать в Крым через Украину.

Сергей Аксенов и члены немецкой делегации депутатов от партии «Альтернатива для Германии» Ойген Шмидт, Райнер Бальцер и Хью Бронсон. Симферополь, 8 февраля 2018 года
Сергей Аксенов и члены немецкой делегации депутатов от партии «Альтернатива для Германии» Ойген Шмидт, Райнер Бальцер и Хью Бронсон. Симферополь, 8 февраля 2018 года

Если ты едешь в Крым, ты должен говорить и с правозащитниками, и с крымскими татарами, и с активистами

– Насколько это важно, чтобы иностранцы приезжали в Крым? Иностранные политики, журналисты, представители международных организаций?

– Я одобряю, что люди едут в Крым, но это не может быть на условиях Москвы. Во-первых, это возможно делать только через Украину. И, во-вторых, если ты едешь в Крым, то недостаточно иметь дело только с теми, у кого сейчас там власть. Ты должен говорить и с правозащитниками, и с крымскими татарами, и с активистами.

– Представим себе картину, 70-е или 80-е годы, приехал бы зарубежный журналист в ГДР. Смог бы он понять, что на самом деле происходит в стране?

– Такие поездки надо хорошо готовить. Чтобы иметь независимую картину, надо предварительно встречаться с правозащитными организациями, с эмигрантскими организациями, нужно говорить с представителями международной амнистии. Ты должен искать контакты независимых людей в этой стране, в этом регионе, и, если тебе не дают с ними говорить, это тоже ответ.

Члены немецкой делегации на Ялтинском экономическом форуме. Апрель 2017 года
Члены немецкой делегации на Ялтинском экономическом форуме. Апрель 2017 года

– И тем не менее, даже в таких условиях в Крыму, вы считаете возможно получить правдивую информацию?

– Да, конечно, можно к вам обратиться, можно к правозащитникам обратиться. Нужно просто стараться это делать. А те, кто сейчас едет в Крым, они общаются только с теми, кто там имеет власть. И конечно же, так нельзя.

– По данным немецкого Федерального ведомства по делам миграции и беженцев в 2015 году в Германию прибыло 890 тысяч беженцев, в 2016 – 280 тысяч, в 2017 – 186 тысяч. Является ли такое значительное количество беженцев проблемой для Германии?

Задача немецкого общества – дать человеку перспективу, а задача беженца – выучить немецкий язык и адаптироваться к немецкому обществу

– В Германии мне было бы очень скучно, если бы там жили только немцы. Новые люди – это обогащение общества, хотя, безусловно, и новые проблемы. Да, были акты насилия и со стороны немцев, и со стороны беженцев. Тут должен действовать закон, причем один для всех.

– Можно ли говорить об ассимиляции, адаптации беженцев в Германии, или они рассматривают Германию как страну, где некоторое время побудут и уедут или домой, или в другую страну?

– Это зависит от перспектив. Когда ты каждые три месяца должен идти в миграционную службу, чтобы тебе продлили вид на жительство, ты не можешь адаптироваться. Задача немецкого общества – дать человеку перспективу, а задача беженца – выучить немецкий язык и адаптироваться к немецкому обществу.

Бернхард Клазен
Бернхард Клазен

– 26 августа в городе Хемнице был убит в драке 35-летний мужчина. Полиция задержала двух подозреваемых, которые запрашивали в Германии статус беженца. В городе прошли митинги и демонстрации как против миграционной политики властей, так и против ксенофобии. На эти акции со всех концов Германии съехались тысячи неонацистов и праворадикалов и около полутора тысяч леваков. А удержать ситуацию под контролем пытались всего около шестисот полицейских. Об этом сообщает «Немецкая волна». О чем это говорит?

– Да, это печальное событие – и убийство (причем мы пока не знаем, кто убил), и то, что ультраправые использовали это событие, чтобы собрать людей для ксенофобских акций. Был марш шести тысяч ультраправых, и после него они устроили охоту на иностранцев. Но было и другое – антифашистский концерт, в котором приняли участие 60 тысяч человек, и этот концерт получил поддержку всех политических партий. То есть, у нас есть сейчас ультраправая опасность, но есть и силы, которые этому противостоят. В Германии запрещено зиговать, и один из тех, кто это делал, получил пять месяцев тюрьмы. В первые шесть месяцев нынешнего года было совершено семьсот нападений на иностранцев, а с девяностых годов по ксенофобским мотивам убито 200 иностранцев.

– Заместитель председателя бундестага Вольфганг Кубики считает, что центральное правительство не уделяло должного внимания населению восточных федеральных земель, не прислушивалось к их тревогам, не ценило по достоинству. «Как должны чувствовать себя люди, - риторически спрашивает он, - считающие, что все, в чем им отказывали или недодавали на протяжении многих лет, теперь в одночасье достается беженцам», - приводит слова немецкого политика «Немецкая волна».

В Германии есть очень опасная тенденция ультраправого насилия, и ответственность за это во многом лежит на немецких властях

– То есть жертвы виноваты, считает Кубики? Я с ним не согласен. То, что люди сбежали, например, от войны в Сирии, – это не их вина. В Германии есть очень опасная тенденция ультраправого насилия, и ответственность за это во многом лежит на немецких властях. После Третьего рейха у нас было много попыток искоренить ультраправое мышление, но, я думаю, мы делали недостаточно. Один пример: я из маленького города Мёнхенгладбах, и там главная улица носит имя Гинденбурга. А кто был Гинденбург? Тот человек, который Гитлеру передал власть. Я считаю, что это безобразие и что немцы должны переименовать такие улицы.

Члены делегации немецкой правой партии «Альтернатива для Германии» посетили Ливадийский дворец в Ялте. 4 февраля 2018 года
Члены делегации немецкой правой партии «Альтернатива для Германии» посетили Ливадийский дворец в Ялте. 4 февраля 2018 года

– Немецкие ультраправые, представители партии «Альтернатива для Германии», очень часто поддерживают Россию, приезжают, например, в Крым, поддерживают контакты с российским руководством. Почему?

– Одна причина в том, что в Германии очень многие русскоязычные поддерживают эту партию. На выборах в тех регионах, где живут русскоязычные, она получает больше голосов. Хотя они тоже беженцы – из Казахстана или из России – и с акцентом говорят по-немецки, однако выступают против беженцев из других регионов мира. Это абсурд, по моему мнению.

– Но поддерживают не только приехавшие из бывшего Советского Союза. Как вы думаете, у них есть финансовая поддержка из России или причина в идеологии?

– Менталитет правящей элиты России и тех, кто поддерживает ультраправую партию в Германии, - очень похожи. На эмоциональном уровне Россия им близка.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG