Доступность ссылки

Весны для крымских политзаключенных не будет


Исмаил Рамазанов провел в cимферопольском СИЗО полгода. Оккупационные власти обвиняли его в разжигании межэтнической ненависти в отношении русских в интернете. Ему грозил срок до пяти лет за высказывания по онлайн радио Zello. Но 18 января уголовное дело против Исмаила Рамазанова внезапно закрыли.

Его отец после судебного заседания не скрывал своего счастья, ведь прекращение уголовного преследования политзаключенного в Крыму – вещь непривычная: «Чтобы наши ласточки быстрее вернулись в свои гнезда!»

За день до этого поздравления по поводу прекращения уголовного преследования принимала другая крымская татарка, Элина Мамедова, обвиняемая по той же статье из-за репостов «Вконтакте».

Дела против Рамазанова и Мамедовой закрыли из-за частичной декриминализации статьи 282 Уголовного кодекса России, по которой их обвиняли. Изменения были приняты российской Государственной Думой 21 декабря 2018 года и вступили в силу 9 января 2019-го.

Но несмотря на беспрецедентное закрытие дел, серьезного облегчения для политических заключенных не последует. Сейчас таких дел в Крыму более 70.

Согласно новой редакции ч.1 ст. 282 Уголовного кодекса (УК) России, за «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», теперь наступает не уголовная, а административная ответственность в виде штрафа от 10 до 20 тысяч рублей, 100 часов обязательных работ или ареста на 15 суток.

Но изменения касаются лишь тех, кого за такие действия привлекают впервые в течение года. Для тех же, кто привлекается второй раз, ничего не меняется, им грозит, как и прежде, до 5 лет лишения свободы.

Как ни парадоксально, правозащитники говорят, что декриминализация может привести к увеличению количества дел по этому обвинению.

«Мы ожидаем большего количества административных дел по данному составу, поскольку процедура доказывания для административного правонарушения намного проще, чем уголовного преступления», – говорит Мария Кравченко, эксперт информационно-аналитического центра «Сова».

Но важнее то, что новые изменения в Уголовный кодекс никак не затронули целый массив других статей, которые используются для преследований нелояльного населения. Диссидентов по-прежнему можно посадить за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280), публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации (ст. 280.1), организацию деятельности экстремистской организации (ст. 282.2), публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганду терроризма (ст. 205.2) или организацию деятельности террористической организации и участие в ее деятельности (ст. 205.5).

Эти статьи активно используются против любых неугодных России граждан в Крыму. К примеру, в марте 2018 года в Бахчисарайском районе российские спецслужбы задержали гражданского журналиста и блогера Наримана Мемедеминова. Ему вменяют публичные призывы к террористической деятельности через интернет (ст. 205.2 УК РФ). Максимальный тюремный срок, предусмотренный по этой статье, составляет 7 лет.

По этой же статье крымские оккупационные власти открывают дела по обвинению в причастности к организациям «Таблиги Джемаат» и «Хизб ут-Тахрир». Первая признана в России экстремистской, вторая – террористической, хотя они не имеют никакого отношения к незаконной деятельности. 22 января суд приговорил Рената Сулейманова, обвиняемого в причастности к «Таблиги Джемаат», к четырем годам лишения свободы по ч.1 ст. 282.2 Уголовного кодекса.

По статистике общественной инициативы «КрымSOS», только в 2018 году в Крыму возбудили 46 политически-мотивированных дел. Около 80% политических уголовных дел в 2018-м вообще никак не связаны с обвинениями в терроризме или экстремизме.

Как правило, обвинения выдвигают по «бытовым» преступлениям – например, уничтожение имущества, неповиновение сотрудникам правоохранительных структур, мошенничество, незаконное пересечение государственной границы России, хранение и сбыт испорченной продукции и другие.

В 2018-м одним из самых известных по «бытовой» статье дел стал арест в Крыму крымскотатарского мецената и бизнесмена Ресуля Велиляева. Его дело в народе называют «делом о гнилых помидорах».

Ночью 26 апреля 2018 года его задержали в собственном доме и уже спустя сутки перевели в московскую тюрьму ФСБ «Лефортово». С тех пор он содержится там под арестом по обвинению в хранении и сбыте товаров и продукции, не отвечающих требованиям безопасности (ч.2 ст. 238 УК РФ). Декриминализация статьи 282 не будет иметь никакого влияния на его уголовное дело, как и дела остальных политических заключенных, обвиняемых по «бытовым» преступлениям.

«Аресты по террористическим и экстремистским статьям вызывают бурю негодования и недоумения среди народа (не только крымских татар, но и соседей других национальностей), который четко понимает, что это лишь ярлык, не имеющий ничего общего с реальностью. Поэтому, чтобы продолжать держать народ в страхе и оказывать давление, но при этом не вызывать такого недоумения, используют и бытовые статьи, которыми прикрывают политические цели», – объясняет правозащитница и адвокат Лиля Гемеджи.

Предлагая частичную декриминализацию статьи 282, российский президент, по словам его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, сказал, что «все должно укладываться в здравый смысл и не доходить до маразма». Но в отношении украинских политических заключенных такие цели, очевидно, не ставятся.

Евгения Андреюк, правозащитница, эксперт по международному праву

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG