Доступность ссылки

Война и Крым: портрет без глянца


Что в брежневском СССР, что в путинской России рассказ о Второй мировой войне занимал место древнего эпоса. Черно-белые тона, звероподобные враги, массовые подвиги, свои сверхчеловеческие герои – и, разумеется, одни лишь триумфы, иногда просто выдуманные.

Поражения же замалчивались или затушевывались нелепыми оправданиями. Еще в 2010 году Путин заявил, что советская Россия победила бы Германию в одиночку, без помощи других союзных республик. Из этого лакированного, глянцевого нарратива и растет современный российский милитаризм под лозунгом: «Можем повторить». С 2014 года в аннексированном Крыму в публичном пространстве возможна только российская версия войны – с упором на героизм одних и «массовый коллаборационизм» других.

А пока Кремль транслирует на весь мир военный парад – икону «парадного» образа войны, предлагаем вам посмотреть на другую ее сторону – с трагедиями, обыденностью и даже юмором.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

Юлия Друнина, 1943 год.

1. Немецкие войска пробивают советскую оборону на Перекопе. Октябрь 1941 года

Атаку немецкой армии на Крым нельзя назвать внезапной, и все равно к обороне полуостров был не готов. Советские войска уступали противнику и в числе, и в умении, а кроме того, были рассредоточены по всему полуострову. Как только Вермахт прорвался через Перекоп, судьба Крыма была предрешена.

Немецкие войска пробивают советскую оборону на Перекопе, октябрь 1941 года
Немецкие войска пробивают советскую оборону на Перекопе, октябрь 1941 года

2. Производство боеприпасов в севастопольской штольне. 11 ноября 1941 года

Севастополь остался последним советским оплотом в Крыму. Для защиты от бомбардировок спецкомбинат №1 по производству боеприпасов разместили в штольнях в Троицкой балке на глубине 60-ти метров – там работали две тысячи человек. Этим штольням «повезло» – их советские войска в конце июня 1942 года взорвали пустыми. Штольни в Инкермане уничтожили вместе с находившимися там людьми.

Производство боеприпасов в севастопольской штольне, ноябрь 1941 года
Производство боеприпасов в севастопольской штольне, ноябрь 1941 года

3. Ученики у входа в бомбоубежище под школой в Севастополе. 10 апреля 1942 года

Несмотря на осадное положение, обычная жизнь в городе продолжалась – и учебный процесс в том числе. Лишь при начале немецкого авианалета или артобстрела ученики с книжками перебирались ко входу в бомбоубежище, оборудованного в подвале школы.

Ученики у входа в бомбоубежище под школой в Севастополе, апрель 1942 года
Ученики у входа в бомбоубежище под школой в Севастополе, апрель 1942 года

4. Снайпер Людмила Павличенко на боевых позициях под Севастополем. 12 июня 1942 года

Украинка Людмила Павличенко – самая успешная в истории женщина-снайпер. Защищала Одессу и Севастополь, была эвакуирована и отправилась с делегацией молодежи в США и Канаду. Убеждая союзников открыть фронт в Европе, сказала: «Мне 25 лет, на фронте я успела уничтожить 309 фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?». От четверти до трети защитников Севастополя были украинцами.

Людмила Павличенко – женщина-снайпер
Людмила Павличенко – женщина-снайпер

5. Румынские войска наступают на Керченском полуострове. Май 1942 года

В декабре 1941 года Керченский полуостров был отбит советскими войсками, но в мае 1942 года немецко-румынские части вновь завоевали его. Гибель Крымского фронта в миниатюре напоминала разгром всей Красной армии летом 1941 года. На переднем плане – тела погибших красноармейцев (заретушировано). После поражения советских войск под Керчью Севастополь был обречен и пал полтора месяца спустя.

Румынские войска наступают на Керченском полуострове, май 1942 года
Румынские войска наступают на Керченском полуострове, май 1942 года

6. Советские солдаты, плененные на Керченском полуострове. Май 1942 года

В первые два года советско-немецкой войны Красная армия потеряла пленными больше, чем убитыми. То же самое было и в Крыму – там сотни тысяч бойцов оказались окруженными, как под Керчью, а то и брошенными на произвол судьбы своими командирами, как под Севастополем. Это самая позорная и наиболее тщательно замалчиваемая в России страница войны.

Советские солдаты, плененные на Керченском полуострове, май 1942 года
Советские солдаты, плененные на Керченском полуострове, май 1942 года

7. Крымскотатарские беженки с тележкой на Южном берегу Крыма. Лето 1942 года

Еще один малоизвестный аспект Второй мировой – беженцы и насильно перемещенные лица. Десятки миллионов человек сменили, в основном, не по своей воле, место жительства. Не стал исключением и Крым, где в ходе партизанских атак и контрпартизанских действий множество сел были разрушены, а их жители – переселены.

Крымскотатарские беженки на Южном берегу Крыма, лето 1942 года
Крымскотатарские беженки на Южном берегу Крыма, лето 1942 года

8. Фок-мачта крейсера «Червона Украина» в Южной бухте Севастополя. Июль 1942 года

Несмотря на то, что Германия не располагала боевыми кораблями на Черном море, советский флот понес огромные потери от мин (в том числе своих) и авиаударов Люфтваффе – один крейсер, 14 эсминцев, 32 подводные лодки и 250 мелких судов. При этом он показал себя с худшей стороны при обороне Крыма. Крейсер «Адмирал Нахимов», он же «Гетман Богдан Хмельницкий», он же «Червона Украина» был потоплен немецкими бомбами 12-13 ноября 1941 года.

Фок-мачта крейсера «Червона Украина» в Севастополе, июль 1942 года
Фок-мачта крейсера «Червона Украина» в Севастополе, июль 1942 года

9. Местные женщины стирают в Севастопольской бухте. Июль 1942 года

Война – войной, а жизнь продолжается. Уцелевшим севастопольцам все так же нужно готовить еду и стирать одежду, а поскольку почти весь город лежит в руинах – необходимо возвращаться к старым проверенным практикам.

Местные женщины стирают в Севастопольской бухте, июль 1942 года
Местные женщины стирают в Севастопольской бухте, июль 1942 года

10. Немецкие солдаты отдыхают на пляже на Южном берегу Крыма. Лето 1942 года

Победа в Крыму одержана, соратники продолжают успешное наступление на Сталинград – так почему бы не позагорать под южным солнцем и не понежиться в теплой воде на крымских берегах. После войны по немецким планам Крым должен был стать одним из самых процветающих курортов Рейха.

Немецкие солдаты отдыхают на пляже на Южном берегу Крыма, лето 1942 года
Немецкие солдаты отдыхают на пляже на Южном берегу Крыма, лето 1942 года

11. Реквизированная голова памятника Ленину на Южном берегу Крыма. Июль 1942 года

Декоммунизация по-немецки. Надпись на плакате гласит, что этот объект реквизирован 11-й армией и не может быть никому передан без особого разрешения командующего. Интересно, что названный в честь организатора Голодомора город Днепропетровск в годы оккупации не был переименован, хотя Симферополю и Севастополю уже подобрали новые названия – Готсбург и Теодорихсхафен.

Голова памятника Ленину, июль 1942 года
Голова памятника Ленину, июль 1942 года

12. Лев из Воронцовского дворца в Алупке – морской офицер. Июль 1942 года

Ничто человеческое не чуждо даже элите немецкой армии – морским офицерам. Кто-то, гуляя по Воронцовскому дворцу, надел на льва свою фуражку – и сфотографировал. Судя по количеству сделанных снимков, этот дворец пользовался у оккупантов особенной любовью.

Лев из Воронцовского дворца в Алупке, июль 1942 года
Лев из Воронцовского дворца в Алупке, июль 1942 года

13. Немецкий солдат дает прикурить советскому пленному где-то в Крыму. Июнь 1943 года

Фото не локализовано, и Бундесархив не уточняет, о каких именно пленных идет речь – ведь в 1943 году боевые действия на полуострове не велись. Может, этот боец попал в плен в прошлом году, а возможно и снимок тоже сделан раньше. Хотя в лагерях умерли миллионы советских бойцов, не все немцы вели себя с ними по-зверски.

Немецкий солдат дает прикурить советскому пленному, июнь 1943 года
Немецкий солдат дает прикурить советскому пленному, июнь 1943 года

14. Объявление «Запретная зона» на Приморском бульваре Севастополя

Но и идеализировать оккупацию не стоит. Объявление: «Запретная зона! Кто будет дальше идти – будет расстрелян», – было сфотографировано 13 мая 1944 года, но появилось, разумеется, гораздо раньше. Разделение городов на зоны для «истинных арийцев» и для бесправного плебса – обычная нацистская практика.

Объявление о начале «запретной зоны» на Приморском бульваре Севастополя, май 1944 года
Объявление о начале «запретной зоны» на Приморском бульваре Севастополя, май 1944 года

15. Форсирование Сиваша войсками 4-го Украинского фронта. 5 ноября 1943 года

Советско-российская пропаганда любит бравировать тем, что Крым был освобожден в апреле-мае 1944 года якобы за 35 дней, а немцам пришлось потратить на завоевание полтора года. На самом деле изгнание оккупантов с полуострова началось 1 ноября 1943 года – со взятия Перекопа на севере и Эльтигена на востоке – но затем советская армия была остановлена немецкими войсками. И лишь через полгода с захваченных тогда плацдармов наступление было возобновлено.

Форсирование Сиваша войсками 4-го Украинского фронта, ноябрь 1943 года
Форсирование Сиваша войсками 4-го Украинского фронта, ноябрь 1943 года

16. Советские солдаты снимают свастику с ворот завода Войкова в Керчи. 10 ноября 1943 года

Денацификация началась с очищения своей земли от символов оккупации еще до Нюрнбергского трибунала. И никто не посмел сказать бойцам 1133-го полка, что свастика – это уже история, что все привыкли, и что они могут заняться другим, полезным делом. Такое же будущее ждет памятники и всех остальных оккупантов.

Советские солдаты снимают свастику с ворот завода в Керчи, ноябрь 1943 года
Советские солдаты снимают свастику с ворот завода в Керчи, ноябрь 1943 года

17. Севастопольцы у тел близких, найденных после освобождения города. Май 1944 года

Именно такие снимки и отражают суть войны. Не блестящие коробочки танков в парадном строю. Не поверженные знамена врага. Не увешанные орденами ветераны. Даже не горящие в пылу битвы улицы городов. Нет, убитые горем матери и сестры над телами убитых сыновей и братьев – вот подлинное лицо войны, которое многие так и не захотели увидеть. На снимке – жертвы оккупации (заретушировано), найденные в Севастополе после 9 мая 1944 года.

Севастопольцы у тел близких, найденных после освобождения города, май 1944 года
Севастопольцы у тел близких, найденных после освобождения города, май 1944 года

18. Жители Севастополя на улицах разрушенного города. 3 июня 1944 года

Но и тех, кто выжил, ждали суровые времена. Крым был разрушен боевыми действиями и опустошен – нацистскими расстрелами, угонами на работу и советскими депортациями. Из 1 200 000 крымчан, встретивших войну, увидели ее окончание на родной земле примерно 400 000 – в три раза меньше.

Жители Севастополя на улицах разрушенного города, июнь 1944 года
Жители Севастополя на улицах разрушенного города, июнь 1944 года

19. Севастопольцы – освободители и освобожденные. После 9 мая 1944 года

Но закончить мы бы все равно хотели на радостной ноте. На фото в центре – молодой моряк-комсомолец Дмитрий Михайлович Вольнов, участник обороны Севастополя в 1941-1942 годах и освобождения города в 1944 году, встречается с матерью и братом, пережившими оккупацию.

На фото в центре – молодой моряк Дмитрий Вольнов, участник обороны Севастополя и освобождения города, встречается с матерью и братом, пережившими оккупацию
На фото в центре – молодой моряк Дмитрий Вольнов, участник обороны Севастополя и освобождения города, встречается с матерью и братом, пережившими оккупацию

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG